Всеобщий синопсис или Система мнений


Previous Entry Share Next Entry
Интересно всё же «эти вещи» устроены
с митинга
krylov
Некоторые математические задачи не решаются, пока ты их не решишь от начала и до конца. Но бывает, что ты на каком-то этапе вдруг видишь решение. К нему ещё нужно прийти, исписав три листа формулами, но само решение ты уже видишь. «Икс равен пи квадрат пополам, решение единственное». Дальше нужно только ДОКАЗАТЬ это.

В литературных занятиях (а литература отличается от математики только тем, что условия задачи формулируются в процессе её же решения) тоже бывает такой момент. Это называется «сам понял, чем всё кончится». Не расплывчато, а именно что точно.

Интересно, как подобные моменты переживаются.

У Роулинг, например, он настал, когда она увидела последнее слово в последней книге – это было слово «шрам», «scar». Ей это не было очевидно с самого начала, хотя scarface (интересно, обратил ли у нас кто-нибудь внимание на довольно очевидный намёк на историю Тони Монтаны?) появляется сразу же, а сама зиг-руна – базовый символ романа.

Я не Роулинг, но с текстом «Буратины» у меня тоже произошло нечто подобное. На первой странице есть фраза, которую я вписал совершенно непонятно зачем. Теперь я знаю последнее слово в книге (собственно, весь «конец финала»). И вижу, что это не идентичные, но созвучные слова.

)(

  • 1
Лев Толстой работал по плану. Он просто не мог дождаться, когда положит Анну под поезд, уж очень ему эта тема была в тягость. Сименон говорил, что он садится писать тогда, когда он уже все видит и все рассчитал, остается только написать. А иногда, как говорил Марк Твен, книга тормозиться и не идет и ее надо на какой-то промежуток времени отставить. Иногда помогает, иногда нет - так и остается незаконченным.

Re: Каренина

Это фикция. Понятна только канва, не детали, тем более лексические.

Чтобы написать удачный кусок, надо его записать или проговаривать, иначе изменится.

  • 1
?

Log in