Константин Крылов (krylov) wrote,
Константин Крылов
krylov

This journal has been placed in memorial status. New entries cannot be posted to it.

Category:

Нечто вроде впечатлений: пикеты в защиту Иванниковой

Их было два: у Госдумы (26-го) и у здания суда (27-го).

Если кто не знает предысторию дела, то она такова. Мероприятия проводились в связи с делом Иванниковой. Проводились они Русским Общественным Движением (ещё недавно называвшегося "Русским Фондом"). Кроме нас, этим делом заинтересовались и приняли участие в мероприятии национал-патриоты, Движение против нелегальной иммиграции (ДПНИ) и "Родина". Ну что ж, "кто пришёл, тот пришёл". Мы ж не виноваты, что публика почище и покультурнее была занята - шла "кто на поле свое, а кто на торговлю свою" (с).

Практически вся работа по подготовке мероприятий - начиная с визитов в инстанции и кончая изготовлением плакатов и листовок - была проделана Натальей Холмогоровой nataly_hill и Сергеем Нестеровичем golosptic. Они же взяли на себя львиную долю обяснялова со всякими инстанциями. Что как бы не умаляет гражданского типа подвига прочих замечательных людей, которые нашли время поучаствовать в хорошем деле. Я, кстати, не иронизирую: аргУментами типа "трудно, что-ли, оторвать попу от кресла" орудуют обычно те, у кого попа к креслу приросла намертво. Так что ещё раз: всем спасибо, кто пришёл.

Митинг возле Госдумы начался весело и безалаберно: народ потихоньку подтягивался, кучковался и общался. Однако, когда развернулись плакаты и люди начали становиться в рядок, возникло какое-то нехорошее шу-шу. Сначала оно явило себя в облике невнятного охранника, проявившегося с той стороны железных оград, защищающих думский парадный подъезд от одержимых холопским недугом. Товарищ поинтересовался, есть ли у нас разрешение. Проверив бумажку, он разочарованно хмыкнул и растворился в нихиле. Потом подошёл молодой милиционер, опять же проверил бумажки на предмет надлежащего порядка, нарушений не обнаружил и нас оставил.

Тут шу-шу, наконец, решило вылезти самолично. Откуда-то возник человек нечеловеческой красоты, одетый в чёрные одежды. На породистой его морде висела пизда. О, эта пизда! Не чета была она всем тем пёздам и журавкам, которые можно увидеть на мордках затурканных официантов, забеганных продавщиц или даже федеральных чиновников средней руки. Это была пизда официальная, холёная, заботливо выращенная: она наполняла собой лицо целиком, от светлого олова очей до опущенных уголков рта, источающих некую бре- (или брю)згливую отрешённость. В общем, именно так должна выглядеть Власть, Которая Не Пущает и Прекращает.

То был сотрудник Федеральной службы охраны в каком-то полусреднем чине, и намеревался он нас именно не пустить и прекратить. Для начала он потребовал разрешения. Получив оные, он сгустил жураву на фейсе и она начала говорить: "Блю влю это чё вы такое влю блю. Это не разрешение блю влю фрю. Тут нужна печать фрю хрю это не печать у вас влю блю а так себе какое-то фрю блю. Вы ваще кта такие и чаво вя бя".

На вопросы Наташи и Сергея по поводу печати открылось следующее. Оказывается, то, что у нас было на документе - это не печать. Потому что Печать Которая Нужна должна быть не прямоугольной ("это у вас печать о приёме заявления фрю влю"), а то ли круглой, то ли треугольной, в общем не такой. И поставлена она должна быть лично префектом а не хрю блю. И мы, таким образом, суть самочинное сборище и должны расточиться, а не то фрю хлю. Сергей, нимало этим не впечатлённый, сообщил красивому человеку, что по закону порядок проведения пикетов - не разрешительный, а уведомительный, так что отсутствие запрещения на пикет равнозначно его разрешению. Тот отделался полудюжиной звуков, из которых следовало, что он ничего не знает и нас тут не должно быть бя вя бюль бюль. Милиционер попытался было дозвониться до префектуры, но времени было уже где-то пол-седьмого, так что.

Освободившаяся Наташа, закончив объясняться, взялась, наконец, наводить порядок - то есть выстраивать народ в ряд вдоль улицы, выдавать пачки листовок для раздачи и т.п. Толпа стала приобретать осмысленные черты.

К тому моменту ряды пикетчиков пополнились. Во-первых, подошли молодые симпатичные родинцы с алыми знамёнами. Сразу стало ярко и тесно. С другого бока под чёрно-жёлто-белыми флагом выстроились трое парней из национал-патриотов. Эти держались наособицу, всем своим видом показывая, что у них другая программа. Она была, собственно, заявлена у них на плакатах. Самый запоминающийся слоган был - "Нож, дубинка и кастет - наш ответ на их минет!" Вели они себя, впрочем, скромно и дисциплинированно - во всяком случае, упомянутых предметов в ход не пускали.

Наши ряды тоже росли - и количественно и качественно. Появился запыхавшийся Егор Холмогоров с супругой, тут же встал с плакатом "Нам запрещают защищаться". Наташа Холмогорова взяла плакат с надписью "Покорись насильнику - или иди в тюрьму?". Надо признать, что с таким плакатом она - вся в чёрном, в обтяжечку, - выглядела вполне - - - (впрочем, зная Наташу, - - -). Виктор Милитарёв тоже попробовал подержать тот же плакат, но потом разумно сменил его на "Мы ждём справедливости!" Грозно возвышался Паша Данилин, всем своим видом намекая на народный гнев (вот ему плакат про кастет подошёл бы очень). Вообще, народ выглядел весело и в то же время убедительно.

Активно раздавались листовки - особенно отличился в этом отношении обаятельный xlein. Интересно, что брали их в основном люди среднего возраста, а не молодые, и больше мужчины, чем женщины. Как я потом узнал, листовки взяли даже пара депутатов, оказавшихся волею судеб поблизости от места работы.

Вообще, интересно было посмотреть на реакцию публики. Мы выстроились с двух сторон узкой улицы - узкой, потому что думские ограждения оставляли мало пространства для маневра. Прохожие были вынуждены проходить сквозь пикет. Казалось бы, вполне естественно заинтересоваться происходящим - ну хотя бы плакаты почитать. Ан нет: люди прижимали головы и старались пробежаться побыстрее. Я попытался представить себя на месте этих прохожих и понял, что первая реакция у меня самого была бы такая же. То есть я-то, конечно, тормознул бы и поинтересовался - но это уже реакция выученная, а не естественная. А большинство чувствует дело так - "вот сейчас какие-то непонятные люди будут здесь кричать, что-то мне навязывать, а я по своим делам иду, никого не трогаю" и т.п. Русские вообще боятся любого крика и шума, потому что хорошо выучили: любой гевалт всегда затевается против них - или, как минимум, не в их пользу. Что отчасти объясняет "низкую гражданскую активность масс". Мы - ТИХИЙ народ, и любое гавкало нас забивает семерых одной глоткой. Увы, в современном мире всегда побеждает именно лужёная глотка.

Где-то к семи опять подошёл товарищ с с журавой на моське и снова заявил, что мы - самочинное сборище, после чего грозно потребовал документы зачинщиков. Зачинщики документы предоставили. На очередное хрю влю ему было предложено следующее: если мы что-то нарушаем, мы разойдёмся, но только после составления милицейского протокола, где суть нарушения должна быть чётко указана. Такой поворот товарищу не понравился, потому как этого-то он как раз сделать не мог. Всё, что он мог - смотреть на организаторов как сарсапарилла на побеждающий разум. Наташа посмотрела на него ласково и печально, товарищ поёжился и крабиком отбежал куда-то вбок.

Минут через двадцать мы начали расходиться. Завтра ожидался второй пикет - у здания суда.

) продолжение следует (
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 74 comments