Константин Крылов (krylov) wrote,
Константин Крылов
krylov

This journal has been placed in memorial status. New entries cannot be posted to it.

Category:

К вопросу о помидорах

Последнее помидорометание kenigtigerа вызвало у изряднопорядочной части ЖЖ приступ необузданного джентльменства.

Все почему-то сразу вспомнили, что женщина неприкосновенна, "и тронуть её не моги за её малый рост, малый рост" (с) народное. Джентльменство обуяло даже тех, кто в своё время отписался по делу Иванниковой в стиле "ишь какая цаца, ну пососала бы, подумаешь, делов". Впрочем, и вполне хорошие люди тоже поддались манипулированию словами "женщина" и "насилие", к радости людей не вполне хороших, а то и прямо плохих.

В таком случае следует напомнить кое-какие азы.

Для начала - вопли на тему "как этот жлоб посмел поднять руку на барышню" неосновательны. "Поднять руку на женщину" во все времена означало только одно: применить физическое насилие с использованием мужского преимущества в физической силе. Грубо говоря, ударить или избить. Причём, повторяю, запрет на подобные действия основан именно на предположении, что "мужик сильнее". И действует, следовательно, только в том случае, если этот фактор важен. В частности, и в области насилия как такового. Смотрите кинофильмы про Джеймса Бонда: на протяжении всей бондианы суперагент ни разу не избивал женщину (обратное случалось), но зато многих прекрасных дам пристрелил. И никто не бросил ему упрёка в недостатке галантности. Ибо "пистолет делает равными".

Так что же сделал Мурз? Он Латынину и пальцем её не тронул. Он кинул в неё несколько помидоров. Никакого преимущества в физической силе при этом не использовал. То же самое могла сделать женщина или ребёнок: помидорометание - не силовой вид спорта. А вот дальше, когда Латынина на него набросилась, он повёл себя именно как джентльмен - несмотря на побои, царапины и ругань, всё это снёс и не поднял руки на женщину. Хотя женщина вела себя, мягко говоря, скверно[1]. Так что не надо грязи, господа.

Покончив с этикетными проблемами, перейдём к вещам не менее серьёзным, а именно к защите свободы слова. Как высказались многие изряднопорядочные, не только честь женщины священна, но священен и журналист. Журналист - древнее и неприкосновенное животное, которое может "говорить и показывать" всё что угодно, а если кому не нравится - не слушай, но врать нести просвещенье тёмным массам не мешай. Ибо журналист - жрец Свободы Слова, без которой мы все - - -.

Что ж. Свобода слова и в самом деле отличная вещь. И журналист действительно имеет право на неприкосновенность. Но только в одном случае: когда журналист доносит до сведения новые факты. Повторяю: новые. Повторяю - факты. За новыми фактами журналист - настоящий журналист, разумеется - лезет в очень опасные места, рискует жизнью и здоровьем, и т.п. И это заслуживает уважения - даже в тех случаях, когда раскопанные журналистами факты кому-то очень не нравятся.

Однако. Всё это касается только новых фактов. Журналист же, берущийся рассуждать на темы этих фактов, в эту самую секунду журналистом быть перестаёт. И превращается... превращается... в кого же это он превращается? Как минимум, в человека, претендующего на профессионализм и компетентность в вопросе, о котором он рассуждает. Например, если он берётся рассуждать о политике - то он в этот момент произносит политическую речь, и, следовательно, является политиком. Маленьким, но настоящим.

Так вот. Латынина - прежде всего политик. Её текст - это политическая речь со вполне определённым идейным содержанием. Факты она использует не для того, чтобы образовать и развлечь читателя, а для иллюстрации собственных концепций. Это всё нормально, конечно: "все так делают". Но и спрос с неё, в таком случае, как с политика, а не как с журналиста, который "раскопал жаренку". Я уже не говорю, что она клевещет и злословит - все либералы используют лашон гара по полной. "Это уж завсегда". Важно одно: она напечатала политическую речь - и должна отвечать за неё именно как политик. А в политиков кидать помидорами можно. Это, извините, профессиональный риск.

Наконец, советы типа "а вот вы скажите чего-нибудь против неё, словами, а не помидорами" я не могу воспринять иначе как крайне циничные или крайне глупые. У политических оппонентов Латыниной нет доступа к СМИ - если, конечно, не считать несколько маленьких листков типа того же "Спецназа". Крайне цинично или крайне глупо всерьёз сравнивать форточку, в которую мы выкрикиваем свою правду, с широким царским путём, которым шествует Латынина и прочие либералы, не вылазящие из эфира и всегда имеющие в своём распоряжении газетные полосы любой ширины[2]. Ни о какой честной журналистской (читай - политической) дискуссии здесь говорить не приходится. В таких ситуациях, как учили нас советские диссиденты, надо использовать любые возможности для высказывания.

Что Мурз и сделал.

)(


[1 ] Особенно характерно вот это:

...Она опять бросилась следом. Сразу после вопроса “Не стыдно бить женщину?” последовал удар, и цепкие когти вновь вцепились в загривок. Бить женщин kenigtiger всегда считал вещью неприемлемой, поэтому, вместо того чтобы одним ударом отключит назойливую прессу, преспокойно шел дальше по Новому Арбату, получая тычок за тычком.

Наконец, подошла милиция. Госпожа Латынина тут же заявила, что заявление подавать не будет, но требует установить мою личность. Ей был предъявлен паспорт в развернутом виде, из которого она немедленно начала переписывать все данные, попутно заявляя милиционерам, что “Он меня избил! ”.
Что увидели милиционеры? Перед ними была барышня с глазами на выкате, лупившая молодого человека, спокойно шествовавшего по улице с кровоподтеком на лице и оторванной пуговицей пиджака в руке. Милиция посмотрела на это все, спросила “Заявление от кого-нибудь будет?“ сказала “А чего мы здесь тогда?” и ушла.


Тут забавно не то, что Латынина набросилась на обидчика и стала его лупить - это как раз вполне понятная реакция - а смешное детское враньё про "избил", понятное даже милиции. Это, кстати, характеризует Латынину и как журналиста.


[2] Кто-то даже рассуждал о том, что специализированных либеральных СМИ якобы "мало" - "всего-то одна несчастная Новая Газета и Эхо Москвы, остальное проправительственное". Это, извините, чушь собачья: либералы имеют неограниченный доступ к прессе и радиоэфиру - практически любой - и хорошо представлены на телевидении. Правда, ящик, когда-то принадлежавший им безраздельно, теперь не в их руках, чего они не могут простить кровавому режиму. Но, повторяю, у их политических оппонентов никакого доступа к СМИ нет вообще.

Кстати, о Латыниной конкретно. Она была экономическим обозревателем газет "Сегодня" (1994-1995 гг.) и "Известия" (1995-1997 гг.), журнала "Эксперт" (1997-98 гг.), ежемесячника "Совершенно секретно" (1999-2000 гг.) и "Еженедельного журнала" (2003-2004 гг.). В настоящее время она является сотрудником "Новой газеты" (с 2001 г.), колумнистом "Ежедневного журнала" (с 2005 г.), а также ведёт свою передачу "Код доступа" на радио "Эхо Москвы" (с 2003 г.). Юлия также была корреспондентом, а затем автором передачи "Рублевая зона" на канале НТВ, была соведущей программы "Другое время" на канале ОРТ, автором программы "Есть мнение" (2002-2003 гг.) на канале ТВС, автором рубрики "Своими словами" в передаче "Неделя" на канале Ren-TV (2003-2004 гг.). Этого что, МАЛО?
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 201 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →