Константин Крылов (krylov) wrote,
Константин Крылов
krylov

This journal has been placed in memorial status. New entries cannot be posted to it.

Category:

Мёртвая Смерть, или Фрейдятина

Снилась какая-то фрейдятина. То есть, в смысле, "про ЕТО".

Суть такая. Я должен подготовить трёх девушек-актрис к выступлению. Ставится некий эстетский спектакль: одно представление, для избранных, дикие деньги за билеты. Актрисы - девственницы. Между первым и вторым актом они должны стать женщинами - разумеется, "за кулисами", "чтобы никто не видел".

Далее они доигрывают пьесу "уже в новом своём качестве". Сюжет пьесы (которого я не помню) таков, что искушённый театрал должен почувствовать разницу.

Моя задача состояла именно в подготовке девичьих тел к спектаклю. Заключалась она в том, что нужно было провести чуть ли не неделю в постели (буквально - в огромной шестиспальной кровати) с этими самыми девушками, всячески их при этом гладя, лаская, и т.п. - но без секса, ибо см. выше. Запрещался, впрочем, не только секс как таковой, но и любые другие способы получения от девушек какого-либо удовольствия для себя. Нужно "распалить их до крайности", и только.

Я добросовестно работаю всю неделю. Просыпаюсь первый и начинаю гладить спящих девушек по всяким сиськам-попкам (забыл сказать, что униформа девушек - этакие прозрачные ночнушки, легко сдвигаемые "хоть на шею"). Потом, когда девушки уже проснулись, устраиваю "весёлую возню" - понятно зачем. Завтрак, обед и ужин - тоже в постели. Сходить с неё можно только в туалет, причём туалет стеклянный и просматривается, чтобы девушки там "не играли с собой". "А то мало ли".

Время от времени в комнату с постелью приходит фотограф - высокий молодой парень с туповатым лицом и здоровенным фотоаппаратом. Он делает снимки, которые отдаёт спонсорам. Зачем это нужно, я не понимаю. Девушки от его визитов откровенно смущаются. Я, признаться, тоже. Тем не менее, парень с фотоаппаратом приходит, причём норовит задержаться, посидеть у краешка кровати, завести какой-нибудь разговор и потрогать девушек. Этого вообще-то нельзя, потому что сбивает мою работу - и тут я его уже прогоняю. Но обычно он достаточно осторожен. Увы, после его визитов приходится по полчаса "восстанавливать атмосферу".

В ночь перед спектаклем я, умаявшись ласкать девичьи тела, тяжело засыпаю. Этого "сна во сне" я не помню - только помню, что "всю ночь проспал как убитый".

Спектакль должен состояться ранним утром на крыше небоскрёба. Мы ждём лифта, и тут мимо проходит этот самый фотограф. Он тут же пристраивается к нам - типа "поехали вместе". Мне это неприятно, но что тут поделаешь. Уже в лифте он начинает жаться к девочкам - чего я, собственно, от него и ожидал. Девочки реагируют странно - то есть как-то преувеличенно нервно и смущённо. Когда он выходит из лифта, он вдруг на секунду засовывает морду обратно и целует примадонну - ту самую девушку, которая должна играть главную роль (и на которую я потратил больше всего усилий). Девушка отвечает на поцелуй. Двери закрываются, и я с опозданием понимаю, что в последнюю ночь этот фотограф пришёл к нам, и, пока я спал, трахнул её. В любом случае спектакль сорван: искушённые театралы увидят, что перед ними не девственницы. И виноват в этом буду я один: не уследил. На всё это накладывается понятное сожаление - если уж так, надо было "самому воспользоваться"... Непонятно также, как это я мог заснуть столь крепко - опоили, что-ли? В любом случае, прихожу я к выводу, уже ничего не изменишь, и будь что будет.

Лифт подъезжает к последнему этажу. Мы выходим и сразу оказываемся в зале - не театральном, а, скорее, ресторанном: все сидят за столиками, дымятся чашечки с кофе, какая-то еда... Зрителей немного.

Когда мы выходим на сцену, раздаются аплодисментны - не громкие, скорее вежливые. Мы раскланиваемся, а зрители начинают вставать и уходить.

Тут до меня доходит, что на самом-то деле спектакль уже состоялся: наши невинные постельные забавы и были спектаклем, который они тут смотрели (каким-то образом).

Примадонна бросает на меня взгляд, полный ненависти и презрения - как будто я перед ней в чём-то виноват по гроб жизни. Дальше она с усилием натягивает на лицо нечто вроде "выражения злого торжества" и, виляя бёдрами, сходит со сцены.

)(
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 27 comments