Константин Крылов (krylov) wrote,
Константин Крылов
krylov

This journal has been placed in memorial status. New entries cannot be posted to it.

Category:

К эстетике идеологического конфликта

Навеяло Монологом Юрия Аммосова.

Собственно, о чём спич. Печально известный "Скунс" Аммосов, раздосадованный тем, что с ним не стали драться (я, кажется, понимаю, почему не стали, но не буду об этом), с восторгом пишет об одной милой девушке, которая после некоего эпизода порвала с ним отношения. Факт сей неприятен и его надо как-то символически оправдывать/отрабатывать. Аммосов выбрал риторическую стратегию типа "я отпускаю тебя, дитя, в свободный полёт". Не буду рассуждать на тему того, насколько это у него получилось: интересна сама идея, точнее - подложенный под неё образный ряд.

А именно. Скунс, по сути, утверждает, что способность посраться (в идеале - подраться) из-за убеждений есть нечто достойное восхищения. Подлецы тишком пьют вместе водку, а храбрецы идут в подворотню и лупят друг друга по сусалам. Или, как минимум, не подают друг другу руки и сверлят взглядами. "Вот так-то и надо".

Для особо невнимательных: я сейчас говорю именно об идейных, а не о личных конфликтах, тем или иным образом накладывающихся на идеологические. Это отдельная тема. Мы разбираем тот химически чистый случай, когда два человека считают друг друга "в принципе неплохими" и даже друг другу симпатизируют, но вот один, скажем, лимоновец, а другой - гайдаровец. И со слезами на глазах они отворачиваются друг от друга, случайно встретившись на вечеринке, ибо гусь свинье не товарищ и т.п.

В принципе, я такую точку зрения очень хорошо понимаю. Ибо сам попадал в такие ситуации и вёл себя соответственно.

Вопрос тут в одном: в масштабе. То есть: каков должен быть размер идейных расхождений, чтобы рвать отношения и переходить к открытой вражде?

Проще всего тут, конечно, сослаться на личные вкусы. Для кого-то "ничто не препятствие" - ну вот считает Петя, что "проклятую Рашку" нужно закидать атомными бомбами, но человек-то он хороший, чего ж с ним ссориться. Для кого-то, напротив, любое мелкое расхождение - повод для ссоры: да, Серёжа хороший человек, но не верит он в то, что Иван Грозный святой, а считает его "просто праведником". Ну всё, больше Серёжа для меня не существует... Есть и такая порода людей, для которых условный Серёжа ("не совсем свой") менее приемлем, чем Петя ("совсем чужой").

Более того, по моим наблюдениям, именно такие составляют большинство: "Серёжа" на поверку всё время оказывается куда противнее "Пети".

В прицнипе, это в человеческой природе - мелкие отклонения от образца (за образец человек принимает обычно собственные воззрения) раздражают сильнее крупных, теория uncanny valley работает и для идеологических конфликтов. Читая об истории церковных ересей или о грызне в стане каких-нибудь социал-демократов, не стоит удивляться: за йоту или за единый аз ненавидеть проще, чем за полную идейную, культурную и всяческую иную противоположность[1]. Иногда кажется, что Христос, заповедовав любить именно ближних, имел в виду именно это...

Повторяю, это вполне нормальная, биологическая реакция. Её можно объяснить даже дарвинистски: два вида в одной экологической нише конкурируют за ресурс. "Похожий, но не такой же" - это конкурент, и его надо зачистить. "Тут всё понятно".

Есть и другая, более тонкая и более "человеческая" причина для того же самого. Убеждения, особенно политические, сводятся к предпочтению тех или иных политических и экономических механизмов. Механизм же на то и механизм, что он работает либо при точном соблюдении всех инструкций по сборке и пользованию, либо никак. Лучше уж другой механизм, чем механизм "почти такой же", "только без двух винтиков и шестерёнки". Так, например, поклонник железных дорог и поклонник конной тяги могут понять друг друга и рационально спорить. Железнодорожник будет напирать на скорость и прогресс, а конелюб - на экологию и малые размеры страны. Но в целом их дискуссия будет рациональна. Если же некий умник предложит проект поездов на конной тяге, его попрут обе стороны. Более того, каждый из оппонентов предпочтёт победу своего противника, чем вот такую реализацию своей идеи. Ибо "заведомо работать не будет", а идею дискредитирует надолго.

Однако, uncanny valley - это особая проблема, возникающая всё-таки не всегда. Через неё можно перекинуть всякие мостики, более того - их нужно перекидывать. (Как это делается, мы поговорим отдельно). За пределами же uncanny valley тянется более-менее пологая линия - от "симпатизантов и союзников" до "мерзких врагов". И тут опять встаёт "аммосовская проблема": с какого момента нужно кидаться на ближнего или хотя бы не подавать ему руки?

Здесь всё зависит от того, насколько серьёзно вы относитесь к себе и к другим людям, и вообще насколько вы достойный человек, в том числе и в идейном плане.

Есть две позиции, не заслуживающие уважения. Назовём придерживающихся их людей "трусливыми дураками" и "спесивыми дураками". Трус - это человек, пытающийся дружить со всеми даже ценой предательства своих убеждений. Спесивец - это человек, позволяющий себе заводить врагов по мельчайшим поводам, в том числе идеологическим. Интересно, что трусость и спесь могут уживаться в одном человеке.

В отличие от них, достойные люди имеют достаточно настоящих врагов, чтобы заводить себе новых по мелочам - но при этом никого не боятся. Они умеют ненавидеть, но не нисходят до злобы. Они способны нарушать любые правила - но не во имя мелочных капризов. Они не боятся потерять лицо или выглядеть смешно - но заранее знают, какую цену за это заплатят и за что платится эта цена. И т.д.

Разумеется, мне лично до этого идеала далеко. Тем не менее, я стараюсь не делать некоторых типичных ошибок. Как минимум, я не стану общаться с человеком, чьи убеждения абсолютно несовместимы с моими. При этом я не стану ссориться из-за идейных разногласий (подчёркиваю ещё раз: я не рассматриваю здесь "личный аспект" вообще!), если сохраняется возможность сотрудничества во имя и на благо тех целей, которые я считаю важными.

То есть граница "нерукоподаваемости" отодвинута у меня очень далеко, но при этом является практически непроницаемой. "Расстрельный список", типа.

Аммосов же со своими жестами неприятен прежде всего тем, что он явно "ищет ссоры" - судя по всему, ища в этой ссоре некоего подтверждения собственной правоты. Будучи последователем экзотической и крайне человеконенавистнической системы взглядов (что отлично совмещается со своего рода прекраснодушием), он в этом нуждается.

"Грустно всё это".


[1] Чтобы не ходить далеко за примерами, стоит вспомнить несколько недавних ЖЖ-компаний "против Крылова" - отметились там не только и не столько либералы, сколько патриоты других толков. Некоторые даже не могли внятно объяснить, чем именно я им не нравлюсь - но вот не повезло мне с моими высказываниями попасть в их uncanny valley в голове, "и понеслась"

При этом я "и сам хорош". Последний раз, когда я дрался по идейным соображениям (в прошлом году), дрался я с "вполне себе почтенным патриотом", а не с каким-нибудь прогнившим до корешка либералом. Вспоминать мне об этом мне крайне неприятно - но - - -.

)(
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 40 comments