Константин Крылов (krylov) wrote,
Константин Крылов
krylov

This journal has been placed in memorial status. New entries cannot be posted to it.

Categories:

лингвистическая фантастика | лефранчаиз

Увы, подобный жанр невозможен по причине заведомой немассовости.

Но как "логическая возможность" - - -.

На всякий случай: сюжет альтернативно-исторического лингвофантастического романа.

Шестидесятые годы прошлого века. Некая африканская французская колония - какая-нибудь там Верхняя Лямблия - обретает долгожданную независимость. Французы держались за неё довольно крепко: в Лямблии имеются немаленькие запасы меди, марганца и урана. Кроме того, высокогорность обусловила почти европейский климат. Поэтому вместо мирной передачи власти туземному правительству в стране имела место короткая, но кровавая национально-освободительная война, омрачённая немалым числом жестокостей с обеих сторон. В результате чего на момент получения независимости местный народишко изрядно озлобился.

Итак, первое заседания правительства Национальной Революционной Народной Демократической Свободной Республики Лямблия. Над Домом Правительства (бывшим элитным борделем) развевается криво нарисованный флаг. Внутри сидят бывшие выпускники Сорбонны (понятно же, кто возглавлял национальную революцию) и думают, как им обустроить Россиюжить дальше.

На повестке дня - языковый вопрос.

С одной стороны, говорить на языке проклятых колонизаторов - западло. Пора отказываться от французского наречия и вводить, как у всех приличных людей, нормальный государственный язык на местной основе. Проблема состоит в том, что в маленькой Лямблии проживает около ста двадцати племён, и все небольшие и гордые. Самым большим и влиятельным являлось племя оруэлло, однако оно запятнало себя сотрудничеством с проклятыми белыми дьяволами и чуть-чуть прорежено и немножечко ущемлено в правах. Во всяком случае, в армии и в среде высшего руководства ни одного оруэлло нет. Все остальные племена говорят на своих языках, очень красивых и мелодичных, но абсолютно разных. К тому же для них нужно создавать письменность и литературу, а на это нет ни времени, ни денег, ни желания. Да и ваще.

Координатор Руководящего Совета Лямблии, товарищ Хиттро Жоппэ (племя чилянго) чешет жиденькую бородку и уныло говорит (на французском: это единственный язык, на котором способны общаться члены правительства):

- Может быть, возьмём эсперанто? Будем первой страной в мире, которая приняла международный язык в качестве государственного...

Председатель Революционного Совета товарищ Жан-Мари Эволюэ (племя мамзерпоцэ, отец - неизвестный солдат Иностранного легиона), раскуривая вересковую трубку:

- Русские обидятся. А они снабжают нас оружием, ссориться с ними пока рано. К тому же как заставить весь народ - или хотя бы нашу элиту - учить эсперанто? Это нереально, товарищи.

Министр по делам науки, культуры и внутренних дел Шутки Жутки (племя ханавсему, единственный, кто не учился во Франции, зато хороший практик революционной борьбы) теребит остаток левого уха:

- Моя думать так. Оставить французский. Но сократить до двести слов. Не нужно лишний слова для свободный народ Лямблия.

- Нужно думать о национальном престиже, - вздыхает камрад Эволюэ. - Хотя идея товарища Жутки изящна. Помнится, у Оруэлла...

- Убивать оруэлло, - предсказуемо реагирует товарищ Жутки. - Резать живот. Хорошо.

- Так всё-таки - что же делать с государственным языком? - перебивает министр экономики Нгмаблебеле (Ашот) Кочаян (племя армянэ, издревле живущее в Лямблии и промышляющее мелким гешефтом). - Учтите, товарищи, вся техническая документация, все учебники, да и вообще все книги, которые есть в Лямблии, написаны на французском.

- Проклятый французо, - с сильнейшим акцентом произносит товарищ Шутки Жутки. - Я убил и ел печень пять учитель французский. Они не могли меня учить. Особенно сказывание слова. Написан один слово, читаен другой совсем слово. Убивать французо.

Тут к товарищу Хиттро Жоппэ приходит Идея.

- Товарищ Жутки совершенно прав! - восклицает он.

Все с интересом смотрят на вождя: тот известен своей изворотливостью, благодаря которой он и держится на посту Координатора.

- Разговаривать на языке проклятых оккупантов нельзя, - говорит он. - Но и менять язык тоже нельзя. Значит, нужно изменить произношение слов. Гнусные колонизаторы произносят слова не так, как написано в их собственных книжках. Мы же - прямой, честный народ. Мы будем произносить слова так, как написано в книгах. Это будет совсем другой язык. Язык честных людей.

Воцаряется молчание.

- Мне нравится это, - наконец, говорит товарищ Шутки Жутки. - Я не любить двойной язык. На бумага одно, на язык другое. Я резать такой язык. Хитро Жоппе говорить правда. Он вождь.

- Не хотите ли вы сказать, - морщится Эволюэ, - что "la chatte" в вашем новом языке будет звучать как "лацхатте"? Увольте...

- Тебя увольнять, - соглашается Шутки Жутки, молниеносным движением извлекает пистолет и стреляет в лицо товарищу Эволюэ.

На стене кабинета, уже украшенной несколькими плохо замытыми кровавыми пятнами, появляется новое.

- Предложение принято, - констатирует Координатор Руководящего Совета Лямблии товарищ Хиттро Жоппэ. - То есть цонвиент.

*

Дальше - развитие нового языка лефранчаиза, появление национальной литературы на нём, его распространение в канадском Квебеке (вместе с соответствующими настроениями) и много чего ещё. Тут возможны интересные повороты (например, прозаические тексты на лефранчайзе почти аналогичны "нормальным французским", но "интонационный ряд" сильно другой; поэзия на лефранчаизе французами не воспринимается и наоборот), но это уже всё тонкости.

)(
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 45 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →