Константин Крылов (krylov) wrote,
Константин Крылов
krylov

This journal has been placed in memorial status. New entries cannot be posted to it.

Categories:

Рукопись, найденная под кроватью, часть 3

КАФЕ

Слово «кафе», без упоминания названия, в устах майора означало одно скромненькое местечко, содержавшееся на троих ДЗГБПУ, Моссадом и управлением разведки сирийских ВВС. «Баварцы» в обиходе называли его «юга Ирландии».

В заведении было пусто. Абу прошёл за столик подальше от входа.

Кафе занимало маленькое помещение бывшей обувной мастерской. Когда Абу приехал в не скажем какую страну, это ещё была обувная мастерская. Сейчас помещение было перепланировано, так чтобы имитировать простенькую кофейню где-нибудь в Дамаске или Бейруте. Всё пространство было зонировано на некие подобия кабинетов изящно-грубоватыми деревянными рамами. Одна из таких рам полностью перекрывала всю длину стойки, делая её совершенно нефункциональной. Как будто на случай того, что какой-нибудь особо упорный клиент захочет перелезть через столик и всё-таки обратиться на стойку, на деревянной раме были разложены различные бытовые предметы из Сирии. Кроме образчиков арабского быта на деревянных рамах, обстановку уюта подкрепляло отсутствие кондиционера и подозрительно низкие цены.

Владельцы — бывшие студенты из Ливана и Сирии в любое время суток могли быть обнаружены за стойкой. Смысл их постоянного пребывания там был не вполне ясен. Обе системы аппаратуры аудиовидеозаписи установленные МВД и ДЗГБПУ работали совершенно автономно. Услышать, что-либо интересное из произносившегося в зале не представлялось возможным — арабская эстрада разливавшаяся из динамиков напрочь блокировала такую возможность.

Одно время Абу слегка нервировало такое странное поведение хозяев. За несколько нехитрых комбинаций он выудил из своего ангела правдоподобное объяснение. Оказывается у себя на родине оба нынешних совладельца кафе состояли в коммунистической партии. Это закономерно выработало у них стойкую потребность постоянно рассматривать людей и при обнаружении подозрительных или проходивших по ориентировкам лиц немедленно звонить в тайную полицию. Такая коммунистическая идейность на полную мощность использовалась ДЗГБПУ. Оперативно-техническое подразделение обслуживающее ДЗГБПУ существенно экономило средства на работе компьютерной программы по распознаванию голосов. Совладельцы кафе, как правило, звонили о появлении разрабатываемых субъектов на пять-десять секунд раньше чем компьютер успевал распознать голоса. Кроме того, компьютер иногда ошибался, а они никогда. В итоге на этой точке программа распознавания голосов была отключена. Единственную проблему ДЗГБПУ при работе с кабатчиками-коммунистами составило обучить их не хвататься за телефонную трубку сразу же, как увидят фигуранта. Постепенно их приучили по очереди выходить из помещения и звонить по сотовому. Это несколько увеличило время их реакции, однако всё равно они стабильно опережали компьютер.

В кафе не знали, что Абу араб, поэтому официантка приветствовала его по-русски. Он с привычным интересом рассмотрел официантку — жену одного из хозяев. Светловолосая — почти блондинка, она красиво смотрелась даже в ширпотребовской египетской имитации арабской национальной одежды. Убедившись, что он точно помнит все особенности её неплохой фигуры и даже видит их сквозь платье, Абу быстро потерял к ней всякий интерес. Не то, что бы она ему не нравилась или тривиально надоела. Он в очередной раз почувствовал то, что ангелы называли «голос крови». Некая внутренняя сила препятствовала совершать действия, которые могли бы быть истолкованы как работа против соплеменников. Преодоление этой силы усилием воли обычно приводило к неожиданным и острым приёмам в работе, но сильно сказывалось на физическом здоровье. Поэтому ангелы очень любили ситуации её появления и всячески старались их нагнетать. Абу же наоборот считал ниже человеческого достоинства использовать свои силы для спасения физического здоровья. Обойтись же без применения своих сил он в таких случаях не мог, потому что никакой врач не взялся бы лечить одновременный или поочерёдный отказ нескольких внутренних органов, случавшийся после преодоления «голоса крови».

Самый сложный момент в посещении кафе для Абу был в том, чтобы не наестся до отвала. Обычно он обходил подначки ангелов тем, что кормил кого-нибудь другого или заранее тратил деньги. В этот раз у него не было времени на такие фокусы, и ему приходилось в лобовую сойтись с коронными ангельскими подначками во время работы. А тут ещё так некстати обозначился «голос крови». Абу прикинул насколько возрастут его силы в результате этих неожиданных упражнений. «Такая ответственность мне ни к чему» — практически открыто подумал Абу. «Пора расти, брать на себя больше ответственности» — неожиданно быстро пришёл ответ — обычно при явных проявлениях слабости, таких как этот скулёж, ангелы затаивались и сразу искали случая прищемить без предупреждения. Абу согласно кивнул, но при этом незаметно пропустил тихую мыслишку — «больше ответственности это больше темноты и боли потом, ничего, как-нибудь притормозим».

Едва он успел заказать кофе и фреш из апельсина, как появился заказчик. Молодой парень в неожиданном для этого времени суток дорогом костюме с подчёркнуто замедленными движениями и столь же подчёркнутой решительностью во взгляде прошёл за его столик прямо от двери. Маленький угольно-чёрный ангелочек, рога которого по длине превосходили длину его тела, сидел на левом плече, а не шёл чуть позади, как это принято у людей. «Внешне косит под своего дядю, а ведёт себя как торпеда», - тут же последовал упреждающий комментарий от ангела.

Абу не стал любопытствовать, кто такой дядя молодого человека, а целиком нацелился на ситуацию. Первое, что он сделал, это потребовал от ангела позвать всех кто есть под рукой и до вечера взять под контроль двадцатипятиметровый периметр вокруг себя. Ещё два года назад он в сходных случаях выставлял двухсотметровый периметр за два часа до начала мероприятий, но теперь он считал это юношеским максимализмом.

Молодой человек несколько скованно удерживал в левой руке одновременно небольшой дипломат и толстую пластмассовую папку. Правая рука смотрелась какой-то лишней, молодой человек похоже не вполне был уверен, что он знает куда её деть. Абу ясно видел, что у заказчика не было с собой пистолета и он скептически смотрел на бессмысленное следование сугубо практическому обычаю держать руку свободной на случай нападения. У Абу даже возникли некоторые опасения за судьбу чемодана. Фальшивая манера держаться в сочетании с отсутствием пистолета давала чёткое представление о том, что в случае нападения не то, что такого опасного человека как Абу, но даже любого относительно опытного хулигана, парня ждёт незавидная участь.

«Как же он дошёл, лошара?» — на мысленный вопрос Абу, немедленнно прозвучал мысленный ответ — «Машину, битую девятку, оставил за углом, у дверей пасётся ментовская бригада наружки, там один наш, один «баварец», «баварец» сейчас зайдёт» — услышал он переговоры ангелов между собой. «Кто водила?» — у Абу сразу возникла настороженность — обычно ангелы, если в качестве ответа на вопрос давали услышать их разговор, открывали всю информацию. «Третий — лох, наш сейчас, в стороне от своих, звонит в ДЗГБПУ, там волнуются, парня долго подымали, вдруг проколется, разговор ваш сам Генерал ждёт в наушниках».

Одномоментно с тем как парень в дорогом костюме приземлился за столик, в кафе зашёл маленький неприметный человечек в потёртом бомбере и прицельно, не оглядываясь по сторонам направился к стойке. Парень-заказчик постарался последовательностью движений, каждое из которых в отдельности претендовало на то, чтобы быть изящным, положить папку на стол, а дипломат разместить на свободном стуле справа от Абу. Это удалось на грани фола. Фола в прямом значении слова — папка чуть не полетела на пол.

«Вы от Ахмета Боташева?» — произнёс первую фразу пароля Абу, в это время потёртый человечек задал у стойки какой-то вопрос, который даже с места Абу (где ничего не было слышно, а виделись только мимические движения) был очевидно неправдоподобным. «Ахмет сказал, что Вы поможете» — заказчик точно воспроизвёл слова отзыва, потёртый человечек направился к выходу из кафе. «Что за манифестации-демонстрации?» — Абу запросил ангелов. «Наш — старший в бригаде, приказал «баварцу» уточнить столик для их компьютера, парня заодно поддержали, и перед лохом дурацкий имидж соблюли» — Абу слышал весёлые нотки злорадства в голосе ангела.

«Покажите справку» — Абу закончил с паролем. Молодой человек, подчёркнуто не торопясь, раскрыл папку. В папке было много файлов с фотографиями и один с крупно напечатанным почтовым адресом, на его обороте виднелись столбики с заголовками в виде названий дней недели. Некоторые названия дней повторялись, но содержание столбиков под ними — адреса и часы были различны. Даже эти подробности — типовые графики передвижений не интересовали Абу. Он знал всё с куда большей точностью и видел куда более подробные справки. Для камуфляжа этого знания Абу внимательно просмотрел все фотографии и лист с адресами. На каждый лист он потратил ровно по тридцать секунд.

«Работы не больше чем на месяц — в случае своевременности…» — Абу завесил конец фразы. «Мы готовы» — молодой человек, с едва заметным облегчением, взглядом указал на дипломат. «Ещё минутку» — Абу назвал условную фразу, означавшую, что он согласен и начинает пересчитывать деньги. Абу под столом раскрыл дипломат и взглядом прошёлся по корешкам пачек с купюрами. «Ровно двадцать» — уверенно прозвучал голос ангела-куратора. Оплата не была самым важным в работе Абу, но для поддержания имиджа, а также для того, чтобы какие-нибудь доброжелатели не подсунули ему таким манером мину замедленного действия, он всегда раскрывал и проверял содержание передаваемых ему ёмкостей с деньгами. Как только Абу поставил дипломат под стол, молодой человек кивнув ему, всё также подчёркнуто не торопясь, двинулся к выходу. С одной папкой, без чемодана он двигался заметно уверенней. Абу спокойно пил кофе, запивал соком, а шрам на руке всё более наливался болью. «Сегодня, сразу» — решил Абу и нежно положив на стол две купюры направился ко входу в кафе. Только сейчас он заметил, что не снял и даже не расстегнул кожанку. «Вот заразы, чё же не подсказали?» — Абу обратился к ангелу — «Издержки профессии — должен сам за собой следить, забудешь мелочь — влетишь по крупному» ангел-куратор с трудом сдерживал радость по поводу удачной подначки. Однако Абу, совершенно не показывая своих мыслей, подумал — «ну, вот, нашлась искомая слабость — подождут с большей ответственностью».

Обнадёженный таким разворотом событий, Абу направился прямиком в банк, предоставлявший ему сейфовые услуги со времени его приезда в Россию. Благо банк находился через площадь от кафе.

) Часть 1 | Часть 2 | Часть 3 | Часть 4 | Часть 5| Часть 6 (
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments