Константин Крылов (krylov) wrote,
Константин Крылов
krylov

This journal has been placed in memorial status. New entries cannot be posted to it.

Categories:

О судьбе Средиземья

После событий, описанных у Толкиена во "Властелине Колец", началась новая эпоха.

Прежде всего это была эпоха без магии. Волшебные Кольца потеряли силу. Природное волшебство лесов и чащоб кое-где сохранилась, но толку от неё было, откровенно говоря, мало. Зато начала развиваться техника - в основном усилиями бывших сарумановвских орков, а также и части хоббитов, успевших отметиться в социалистических экспериментах Сарумана и подвергнутых за это уклющению и курощанию.

Технологии, понятное дело, процвели в примордорских областях. Со временем там возникла кое-какая промышленность и технологии. Однако, промышленная экономика зависела от поставок сырья. На сырье сидели жадные гномы, к тому времени восстановившие Морию и сделавшую её сырьевой и энергетической державой. Жадные гномы взвинчивали цены на руды и уголь, а сами ходили в златотканных и мифриловых одеяниях, держали рабов из людей и орков и вообще надмевались как могли. Раньше на них управу нашли бы эльфы, которых гномы по старой памяти побаивались, но увы: Дивный Народ отъехал на историческую родину в полном составе. Воевать же силами орков и людей с хорошо вооружёнными, очень хорошо укреплёнными и контролирующими поставки всех стратегических минералов гномами было бессмысленно. Несколько раз Мории пытались объявить продовольственную блокаду, но у предусмотрительных гномов были огромные запасы продовольствия (одной тушёнки на складах хватило бы лет на сто), а гномьи боевые отряды быстро объясняли незадачливым наземным обитателям, кто в Средиземье хозяин.

Но орки, хоббиты и люди, как следует подумав, всё-таки нашли выход. Непростой, правда, и нелёгкий, но кто сказал, что будет легко?

Готовились к этому долго, в страшном секрете, поэтому подготовка затянулась на столетия. Но в один далеко не прекрасный день ко всем известным отверстиям, ведущим в глубь морийских пещер, были подведены трубы и шланги. Гномы не успели удивиться, как из труб хлынули всякие освежающие вещества - начиная с банальных иприта и хлора и кончая сложными смесями найропаралитического действия, которые орочьи мудрецы варили сто лет, испытывая образцы на похищаемых гномах. Газы эти были тяжелее воздуха, так что они преотличнейше стекали вниз, заполняя собой все щели и проходы. Топоры и мифриловые кольчуги плохо помогали против юрких молекул: большая часть гномов погибло на месте. Вслед за газовыми облаками шли отряды орков, обряженных в резину и в противогазах. Они добивали отсиживающихся в кавернах и водяных сифонах, протравливали из баллонов закрытые галереи, гасили очаги сопротивления. Ликвидация гномов как класса обошлась почти без потерь.

Проблемы начались позже. В пещерах надо было возобновлять производство: на поверхности нужен был металл, уголь, руда и всё такое прочее. Туда отправили орков - больше никто в Мории не выживал. Несчастные, вынужденные работать в насквозь протравленном и с трудом очищаемом от осевших ядов подземном логовище, мёрли как мухи. У выживших рождались уроды настолько жуткие, что Высший Совет Орков, Хоббитов и Людей принял специальный декрет, запрещающий этим несчастным подниматься на поверхность при свете дня. Во избежание.

Со временем всё, конечно, стало устаканиваться. Пещеры кое-как очистили. Самые жуткие уроды не дали потомства, а те, кто оказался поздоровее, перемешались друг с другом и дали начало новой расе. Из назвали "морийские орки" или "морорки". Старый запрет на выход из подземелий днём отменили, но к тому времени морорки стали полностью подземной расой, не переносящей дневного света.

Теперь ситуация изменилась. Морорки зависели от поставок продовольствия сверху. Это позволило людям и хоббитам сделать то же самое, что когда-то сделали с ними: стать монополистами. Теперь стали богатеть помещики и торговцы, менявшие зерно и мясо на моророчью работу. Морорки, увы, не могли, как гномы, выйти и дать пизды зажравшимся латифундистам: Солнце слепило им очи, что роковым образом отражалось на боеспособности. Приходилось сжимать зубы и терпеть.

Со временем все производства перенесли под землю. Это, кстати, очень оздоровило экологию Средиземья: вся дрянь оставалась в пещерах, зато земля стала зелёной и цветущей.

Увы, именно это обстоятельство и привлекло внимание эльфов, скучавших в Валиноре под надоедливым присмотром Валаров. Некоторые из них, уже имевшие опыт весёлой жизни в Средиземье, выразили желание вернуться туда, в старые добрые зелёные леса – где окончательно перевелись опасные волшебники. Предварительно очистив их от людей и хоббитов, которые к тому моменту окончательно разучились воевать, зажрались и зажили жизнью цивилизованных существ – то есть занимались мелкими склоками, постмодернизмом и педерастией.

Валары поворчали и отпустили эльфов назад. Их, откровенно говоря, тоже задолбало нянчится с Дивным Народом.

Удар вернувшихся эльфов был сокрушителен. Жители поверхности были вырезаны подчистую. Историческая справедливость восторжествовала, геноцид гномов был, наконец, отмщён.

В пещеры Мории эльфы соваться не стали, думая, что морорки и сами откинут копыта без поставок продовольствия.

Внизу и в самом деле сложилась тяжёлая ситуация - но не смертельная. Убедившись, что новые завоеватели не собираются обменивать хлеб на мечи, кольчуги и кованые мобильные телефоны, морорки распечатали старые гномьи склады, а элита начала изобретать стратегию выживания. Получалось, что шансов завести своё сельское хозяйство в пещерах или наверху невозможно, это не удалось даже гномам. Обмениваться продовольствием эльфы категорически отказались: Дивный Народ намеревался очистить Средиземье от низших рас, а морорки уж точно к ней относились. Воровать эльфийские продукты было сложно: эльфы возделывали свои пажити подальше от пещер Мории, в расстояниях больше ночного перехода – а на свету морорки были беспомощны. Но самое неприятное было то, что эльфы были вегетарианцами и не ели мяса, пробавляясь эльфийским хлебом. Мороркам же нужно было именно мясо: в пещерах прожить без источника белка было практически невозможно. Увы, всё мясное скотоводство ушло в небытие вместе с людьми и хоббитами…

Наконец, какому-то пришла в голову мысль кушать самих эльфов. Такая мера, по идее, должна была произвести на бессмертных снобов сильное впечатление и заставить быть посговорчивее.

Провокация удалась, но только отчасти. Первая же скушанный эльф (чьи косточки со следами зубов аккуратно выброшены из норы прямо под нос горной страже) привёл в пещеры карательную экспедицию: Дивный Народ был полон решимости отомстить за такое святотатство любой ценой. Отомстили: сотня эльфов положила сотню морорков и полегла сама. Оставшиеся в живых морорки скушали тела эльфов и выкинули косточки на поверхность. Ещё одна карательная экспедиция принесла примерно те же результаты. Правда, двоим эльфам удалось выбраться живыми. То, что они рассказали, вызвало у эльфов такой приступ ярости, что они собрали тысячный отряд. Бойня в пещерах была продолжительной и кровавой. Зато завершилась она хорошей пирушкой.

Эльфы, подумав, решили отступить от пещер – рассчитывая на то, что когда-нибудь морорки всё-таки повымрут с голодухи. Морорки, видя, что добыча уходит (а они уже воспринимали эльфов как добычу), снова вспомнили про старую добрую химию. Эльфов встречали отравленные колодцы и ядовитые реки. После химической атаки, когда по Андуину Великому две недели плыла дохлая рыба, эльфы сдались и пошли на переговоры.

О чём руководство эльфов договорилось с моророчьим начальством, история умалчивает. Известно только, что эльфы снова переселились поближе к пещерам – которые к тому времени обросли сетью коммуникаций – и зажили относительно тихо и мирно. Время от времени кто-то пропадал – в основном представители низших слоёв эльфийского общества и дети. Всё это считалось «несчастными случаями». Зато верхушка Дивного Народа жила в полной безопасности и даже щеголяла в прекрасных одеждах из синтетики моророчьей работы, украшала себя золотом и бриллиантами явно морийского происхождения и вообще всячески жуировала жизнью.

Ясен перец, без присмотра Валаров эльфийская верхушка быстро разложилась и зажила жизнью цивилизованных существ – то есть занялась мелкими склоками, постмодернизмом и педерастией. Остальные эльфы (которых, кстати, пропадало всё больше) по мере сил тянулись за начальством. Что делалось в пещерах, никто не знает – но, судя по всему, и там особого прогресса тоже не намечалось.

Прошли годы, потом века. Потом тысячелетия. Оба народа – наземный и подземный – окончательно выродились. Упростился даже язык. Эльфы перестали выговаривать букву «ф» и стали называться «элои». Морорки забыли, почему они так называются, и стали именоваться «морлоками». Отношения между ними остались прежними: морлоки ели эльфов и платили их начальству шмотками и вещичками.

Дальнейшее см. здесь.

)(
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 53 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →