Константин Крылов (krylov) wrote,
Константин Крылов
krylov

This journal has been placed in memorial status. New entries cannot be posted to it.

Category:

Об одном возможном пути развития русского языка

Бич начинающего литератора (а также любого человека, что-то пишущего, хоть бы и отчёты о продажах) — рассогласование падежей, то бишь досадные обор(м)оты типа «собралось светского общества», «родимые пятна капитализму», «открылась конференция по человеческого капитала» и т.п. Такие ошибки время от времени делают всякий (вы заметили? — продолжаем…), да-с, так вот, всякому приходилось наебнуться на какой-нибудь обстоятельной, усеянной занозистыми деепричастиями, фразе. Сноровка, набитая рука и неослабное внимание помогают, но не всегда: приходится «проверять за собой», что даже и обидно. Начинаешь поневоле недолюбливать синтетическую природу русского языка и тайно англо- или болгарофильствовать.

Меж тем, неплохо было бы исследовать причины этого самого рассогласования.

Основная и самая банальная — это элементарная невнимательность. Думал написать фразу по-одному, зазевался, потом закончил по-другому. Типа: «они шли к…» — хотел дальше написать «…к селу Ыымяярэ, небольшому эстливскому поселению вблизи Мяяыырэ», но тут — зевок, срочный звонок, какое-то минутное отвлечение, возвращаемся к тексту, смотрим небрежно, в голове вертится хвостик «что-то я там писал… они шли…вроде как до Ыымяярэ они пёрлись…» — перечитывать как бы лень, автоматом дописываем: «…небольшого села возле Мяяыырэ». Получилось: «шли к небольшого села». «Ошибочка вышла», а несклоняемые Ыымяярэ — Мяяыырэ, оттягивая внимание на себя, сделали её предательски незаметной.

Случай несколько более интересный и менее тривиальный. Человек думает на нерусском языке, а пишет на русском. Если это английский, ничего страшного. А вот если это, скажем, немецкий, где падежи имеются — тады разница в управлении может вылезти в русском тексте. Отсюда, например, происходят «одессизмы»: всякие смешные фразы типа «сделал ему чегой-то особенного» или «он мечтает об выпить стопку водки». Штука в том, что натуральные носители «одесского диалекта» думали на идиш, а пытались говорить на русском. Столкновение двух языков, когда немецкие (идишистские) конструкции буквально воспроизводились средствами русского языка, и порождало этих забавных уродцев

Но есть и третья причина, связанная не с плохим, а с очень хорошим владением языком. А именно — эллипсы.

Чтобы было понятно, о чём речь. Допустим, некто хочет написать фразу типа «Чернышевский думал на тему того, до какой всё-таки степени тяжело живётся простому человеку». Но фраза тяжёлая и неповоротливая, и писать её такую — не хочется. «Хочется лёгкости». Слегка трясанём фразочку, лишние слова и буквы вывалятся, выйдет что-то вроде: «Чернышевский думал: тяжко ведь простому человеку». Заметим: «живётся» тоже вывалилось. А смысл, кстати, обогатился: вместо «живётся» ум подставляет весь спектр — «живётся», «приходится», «можется» и т.д. «Эллипс». «Стяжение».

Русский язык сильно избыточен. Желание повыкидывать «вроде бы нужные» части речи — иной раз и глаголы — время от времени охватывает. Особенно это касается переходных глаголов движения. Язык это чувствует и такую возможность даёт. Никто же не говорит: «Баба падает с возу, кобыле становится легче». Нет: «баба — с возу, кобыле — легче». Тире (или даже просто пробел, тут уж «кто как пишет») здесь обозначает даже не глагол, а целое гнездо глаголов: ведь непонятно, как именно баба покинула воз — то ли случайно упала, то ли её скинули, то ли сама слезла. Подразумеваются «все варианты разом» — каким бы образом баба не покинула оный воз, результат один: кобыле будет легче.

Так вот. Я заметил, что всякие рассогласования чаще всего возникают там, где приходится «излишне конкретизировать». Хочется умолчать глагол, оставив только существительные, а язык здесь упирается, требует найти «излишне точное выражение». Тут начинаются колебания, выбор (ненужный) слишком точного слова — а там и падежи разъезжаются.

Возьмём тот же пример с Ыымяярэ — Мяяыырэ. Как человек думает? В голове у него что-то вроде «Они — —> к Ыымяярэ (такое село у Мяяыырэ)». Это самое « — —>« он мучительно заменяет каким-то глаголом. «Подошли к?» «Добрались до?» Причём в голове всё путается, потому что все варианты одинаково неточны и при этом равноценны. А падежи надо ставить разные — вот и путаница.

Я не исключаю, что дальнейшая эволюция языка пойдёт по пути легализации эллипсов. Та же «баба с возу» звучит «простонародно», культурный человек «должен глагол указать». Но ничего, привыкли. Возможно, через какое-то время войдут в речь, а там и легализуются конструкции типа «мы — — гулять» (в детской речи — сплошь и рядом: «Мама! Мы гулять!»), «они — — до села» и т.п.

В заключение — пример. Перепишу соответствующим образом случайный абзац из ленты новостей.

Оригинал:

Сборная Бразилии так и не показала того, на что она, как считалось, была способна. Южноамериканцы не стали бороться за территориальное преимущество и позволили французам владеть мячом большую часть времени. В первом тайме европейцы атаковали чаще, но опасных моментов не создали.


После удаления лишних глаголов:

Сборная Бразилии так и не — — , на что она, как считалось, — —. Южноамериканцы за территориальное преимущество не стали — — и позволили французам владеть мячом большую часть времени. В первом тайме европейцы атаковали чаще, но опасных моментов не — — .


Заметим: смысл не ушёл, а даже «стал яснее». Сборная так и не — «смогла показать», «продемонстрировала», «явила»: тут все эти слова подразумеваются в целом. Она, как считалось, «была способна», «претендовала», «что хотела показать». Не стали — «боротья», «сражаться», «драться», «биться», «корячиться». Глагол «позволили» можно и оставить, хотя можно и убрать. Зато про опасные моменты всё ясно уже после слова «моментов», дальше можно не — — .

Я, конечно, не уверен, что эволюция языка пойдёт именно — - , но считаю вполне возможным.

Интересно, как оно будет звучать в живой речи. Сейчас эллипсы в русском обозначаются паузой или просто никак не обозначаются (то же самое «мы — гулять!»). Но в дальнейшем на эту роль может претендовать неопределённый звук «м-м-м», который хорош тем, что его можно интонировать — например, издавая утвердительное или отрицательное мемеканье.

Тогда вышеприведённый текст — — так:

Сборная Бразилии таки (хм — [отрицательное]), на что она, как считалось, (у-у! [утвердительное ироническое]) Южноамериканцы за территориальное преимущество (хмэк! [отрицательное с сожалением]) и (ымм! [утвердительное с сожалением]) французам владеть мячом большую часть времени. В первом тайме европейцы атаковали чаще, но опасных моментов (хмя! [отрицательное презрительное]).


Гм. Пожалуй, мне это всё-таки не — — .

)(
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 109 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →