Константин Крылов (krylov) wrote,
Константин Крылов
krylov

This journal has been placed in memorial status. New entries cannot be posted to it.

Categories:

Об органицистских метафорах

Пожалуй, ни одна метафора не принесла столько вреда, сколько представление общества в виде организма, «единого тела».

Причиной возникновения этой метафоры было элементарное незнание некоторых биологических закономерностей. Дело в том, что сильно интегрированные и сильно дифференцированные системы организма идут «через уровень». Клетка предельно интегрирована: все её части работают как единый механизм, лишних деталей нет, недостающих тоже. «Уровень качественный». Но ткани органов состоят из одинаковых клеток, связанных друг с другом достаточно слабо. Лишняя или недостающая клетка погоды не делает. «Уровень количественный». Организм интегрирован не хуже клетки: всё работает как одна машина, опять же «лишнего и недостающего нет».

Что с обществом? Оно состоит из классов, как из тканей. Само же оно интегрировано не хуже, чем организм, к тому же оно проще. А вот внутри классов и страт – как внутри тканей. «Клеточки рядышком», «количественный уровень».

Поэтому так называемый «тоталитаризм» связан не с попыткой ПОСТРОИТЬ высокоинтегрированное общество (оно и без того интегрировано), а с попыткой ЛИКВИДИРОВАТЬ уровень классов и социальных прослоек и заменить всё это какой-нибудь «социальной машиной». К которой привязывать индивидов «напрямую»[1].

Но вообще-то «социальная машина» всегда выглядит совершенно определённым образом.

А именно. Вот есть табун лошадей. Это сложная система, динамичная и развивающаяся.

А вот «машина» из лошадей. Каждая на своём месте, их вполне определённое количество, функции жёстко прописаны. Что это? САНИ. Лошадок ЗАПРЯГЛИ. А в санях едет какой-нибудь укрытый мехами дядька.

Теперь вопрос: а кто едет в колеснице, запряжённой людьми – например, в какой-нибудь «ымперии» типа «эсэсэера»? Какой-нибудь генсек? Нет, он всего лишь коренник. Мы принимаем его за «лидера» только потому, что в нормальном табуне первый бегущий является лидером. А тут – МАШИНА. Тут «все вкалывают», а власти не имеет никто. Власть – у фигуры в мехах. Которая не впереди, а ПОЗАДИ всех. И хрипящим от натуги лошадям её даже не видно – только жгучие удары бича заставляют их нестись всё быстрее.

Бича, который им тоже не виден. Они-то его принимают за «объективные обстоятельства», а руку, в которой бич, считают «невидимой».

Впрочем, за санями бегут лошади, которых не взяли в упряжку (а потому и не кормят). "Лишние лошади". "Лузеры". Которые совсем уж ничего не понимают. Правда, им видна спина ездока: лузеры вообще иногда видят больше, чем винеры. Но толку-то: они искренне принимают положение коренника за завидное. А себя, возможно, мнят табуном, "свободными тарпанами". Просто вот так не везёт нашему табуну, что мы всё время бежим-спасаемся от непонятно кого, а не гуляем. И тоска, тоска - по "гулянию", по зелёным лугам. "Почему же мы бежим по истоптанному".

А вот потому-то. "Сидит сзади в мехах и бьёт".


[1] Кстати, один из первых проектантов такого общества, Платон – которого Поппер за это самое объявил «отцом тоталитаризма» - был, как ни смешно, ближе всего к биологическим прообразам. Хотя бы потому, что, последовательно применив логику высокоинтегрированной системы к обществу, он вывел, например, что даже количество людей в такой системе должно быть совершенно определённым, «без лишних и недостающих». «Священное число».

)(
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 74 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →