Константин Крылов (krylov) wrote,
Константин Крылов
krylov

This journal has been placed in memorial status. New entries cannot be posted to it.

Categories:
«Un petit malheur». Буквально — «маленькая беда». Более точный перевод — «неприятность», «досадный случай». Что-то среднее между «пролила кофе на платье» и «сдохла любимая канарейка».

Разумеется, «petit» – это с точки зрения посторонних. Кофе на платье может - в зависимости от ситуации - оказаться смешным эпизодом или поводом для суицида. Поводом, конечно, не причиной, «а всё-таки бывает».

Отдельной графой идёт дохлая канарейка. Конечно, вздыхают о канарейках только старые девы. Но старая дева, вообще-то, тоже человек. В иных случаях и получше других, лучше устроенных по жизни. Ну да, канарейка эта облезлая для неё свет в окошке. А кому-то озаряет душу «тонкий шрам на любимой попе» (с) - или там достоевский "изгиб под коленочкой". Не уверен, что попа и коленочка так уж величественнее. И глумиться над старой девой и пустой клеткой не стоит. Un petit malheur, а всё же malheur.

* * *


Вчера мы отдали своего кота.

Больше у нас кота нет. И никогда не будет. Ни кота, ни щенка, никакой живности — даже каких-нибудь попугайчиков, будь они неладны.

Недавно Наде подарили котёнка. Породистого ориентала по имени Теодор. Если по документам – Theodor Nikifor Amaltea Callisto.

Он был чёрный. Весь чёрный, даже нос у него был чёрный и подушечки на лапках. Зеленоглазый. Ушастый. Игривый. Умный. Общительный. Не по-кошачьи даже общительный, а как щенок. Говорят, такая порода.

Дети в нём души не чаяли. Надя его очень любила. Да и я, честно говоря, уж на что «черепаха внутри», но к Теодору очень привык.

Через две недели у Нади на руках выступили красные пятна. А у детей обнаружилась кожная сыпь.

Аллергия. У всех, кроме меня.

Какое-то время мы себя обманывали — «это от чего-то другого». Надя и дети перестали есть шоколад, потом вообще всякие сладости. «Это, наверное, всё от сладостей».

Потом всё-таки сходили к аллергологу. Увы. «Сейчас это распространённое явление — аллергия на кошачью слюну». «Раньше такого не было, а теперь много».

Все очень любили кота и отчаянно не хотели с ним расставаться.

Попробовали попить лекарства — вдруг да поможет. Лекарства не помогли. Аллергия.

Эта приятная болезнь, как известно, развивается. Аллергическая астма – очень скверная вещь. У наших детей не будет аллергической астмы.

Мы поговорили с кошачьей заводчицей. Та посоветовала отдавать кота поскорее: кошки этой породы очень привязываются к людям и могут не перенести смены хозяев.

С утра дети рыдали в голос. И Надя — железная, абсолютно не сентиментальная, — тоже.

Да и я вот почему-то всё это пишу. И думаю о том, что вот вернусь из редакции домой, а Теодор не выбежит меня встречать. Он всегда встречал меня у дверей, когда бы я не пришёл.

)(
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 91 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →