Константин Крылов (krylov) wrote,
Константин Крылов
krylov

This journal has been placed in memorial status. New entries cannot be posted to it.

Categories:

Центонный лытдыбр, или О поэзии | "не всё безоблачно в судьбе" (с)

«Наш язык – это система цитат» (с) Борхес. Сейчас это звучит как банальность, «потому что — как же иначе?» (с) Городецкий. Ибо ныне, в эпоху всеобщего праздноглаголания, не существует сколько-нибудь значимой идеи, которую уже кто-то не выразил «лаконичным и совершенным образом». Достаточно вспомнить подходящую цитату.

Но то же самое – и даже в большей мере – касается и «живой жизни». Число житейских сиутаций велико, но ограничено. И каждая из них наверняка описана – «лаконичным и совершенным образом». Например, чьими-нибудь стихами. Что бы с тобой не случилось – хоть влюбись, хоть нажрись, хоть на гвоздь наступи, — наверняка это можно найти у Гомера, Мильтона и Пастернака. А то и в каком-нибудь шлягере.

Идея вроде бы тривиальная. Но я задумался над её техническим воплощением. Берётся один день жизни, реальный – и описывается стихами. Желательно — известными.

Как это может выглядеть.

Ну вот допустим, некий человек – нет, не человек даже, а москвич, хуле™, — с бодуна попёрся в офис, там чегой-то ковырялся, но пришёл в себя, в перерыв плотно пообедал в ресторане (допустим, рыбном), потом снова работал, но несколько более осмысленно, вечером пошёл к подруге, с которой он набухался, ну и остался ночевать, «как же иначе».

Расписываем это классическими стихами.

Вставание. Похмелье, допустим, не самое тяжёлое, но неприятное. Это межеумочное состояние идеально описано у Мандельштама:

9:30 – 10:00

Скудный луч холодной мерою
Сеет свет в сыром лесу.
Я печаль, как птицу серую,
В сердце медленно несу.
Что мне делать с птицей раненой?
Твердь умолкла, умерла.
С колокольни отуманенной
Кто-то снял колокола.
И стоит осиротелая
И немая вышина,
Как пустая башня белая,
Где туман и тишина...
Утро, нежностью бездонное,
Полуявь и полусон –
Забытье неутоленное –
Дум туманный перезвон...


Тем не менее наш герой "преодолел себя" и дополз до офиса без происшествий. Где его ждёт… допустим, работа с клиентами. Небедными, понятное дело, людьми. К которым наш герой испытывает сложную смесь чувств.

Пожалуй, это доверим объяснить Цветаевой:

10:00 – 15:30

И засим, упредив заране,
Что меж мной и тобою - мили!
Что себя причисляю к рвани,
Что честно мое место в мире:
Под колесами всех излишеств:
Стол уродов, калек, горбатых...
И засим с колокольной крыши
Объявляю: люблю богатых!
За их корень, гнилой и шаткий,
С колыбели растящий рану,
За растерянную повадку
Из кармана и вновь к карману.
За тишайшую просьбу уст их,
Исполняемую, как окрик.
И за то, что их в рай не впустят,
И за то, что в глаза не смотрят.
За их тайны - всегда с нарочным!
За их страсти - всегда с рассыльным!
За навязанные им ночи,
(И целуют и пьют насильно!)
И за то, что в учетах, в скуках,
В позолотах, в зевотах, в ватах,
Вот меня, наглеца, не купят -
Подтверждаю: люблю богатых!
А еще, несмотря на бритость,
Сытость, питость (моргну - и трачу!)
За какую-то - вдруг - побитость,
За какой-то их взгляд собачий.


Ну что ж. Наш герой всё-таки тоже не нищеброд Вот он идёт покушать. К «Филимоновой и Янкелю», где рыба (ну, допустим, рядом он где-то работает).

Что ставим? Ставим Державина:

15:30 – 16:10

…сыр белый, раки красны,
Что смоль, янтарь-икра, и с голубым пером
Там щука пестрая — прекрасны!

Начало стиха откидываем, так как там поминается ветчина и пирог, в рыбной жорне не положенные. (Хотя там в меню есть какое-то мясо «за тыщу», но это явно ради издевательства).

Дальше – снова офис, снова работа с клиентами. Не ладится, да и клиент пошёл мелкий и наглый. Сидеть пришлось допоздна, «надо, Федя, надо».

Настроение и действия героя нам озвучит Мирослав Немиров:

16:10 – 20:15

Идите вы на хуй, ёбаные козлы, идите вы на хуй!
Идите вы на хуй, ёбаные козлы, ёбаная пидарасня!
Идите на хуй, идите, блядь, суки, в пизду,
Идите блядь, в сраку, мудилы ебучие, на хуй идите, оставьте меня!
Идите на хуй, ёбаные козлы, идите вы на хуй,
Свою заберите всю ёбаную хуйню!
Уж нету терпения, я заявляю вам с полным размахом,
Да на хуй всю эту блядь вашу блядь мудозвотню!
Идите вы на хуй, вы блядь заебали совсем,
Вы блядь, пидарасы, уже заебали вконец!
Идите вы на хуй, мудилы, так я объявляю вам всем,
Идите вы на хуй, а то уж блядь полный пиздец!
Идите вы на хуй, короче, ёбаные суки козлы, идите вы на хуй в пизду!
Уж нету терпения гадское блядское это всё видеть курлы блядь мурлы
Идите вы на хуй, спиною вперёд блядь и кланяясь: "Слушаюсь, сэр, и иду",
Идите вы на хуй, и быстро при этом, и хуй вам на рыло, козлы!


И, наконец, вечер, подруга, бухло и прочие такие темы. Хафиз, конечно же, Хафиз:

20:15 – 03:14

Хмельная, опьяненная, луной озарена,
В шелках полурасстёгнутых и с чашею вина
Лихой задор в глазах ее, тоска в изгибе губ,
Хохочущая, шумная, пришла ко мне она.
Пришла и села, милая, у ложа моего:
"Ты спишь, о мой возлюбленный? Взгляни-ка: я пьяна!"
Да будет век отвергнутым самой любовью тот,
Кто этот кубок пенистый не осушит до дна.
Поди же прочь, о трезвенник, вина не отбирай!
Ведь Господом иная нам отрада не дана.
Всё то, что в кубки легкие судьбою налито,
Мы выпили до капельки, до призрачного сна!
Нектар ли то божественный? Простой ли ручеек,
В котором безысходная тоска разведена?
Об этом ты не спрашивай, о мудрый мой Хафиз:
Вино да косы женские - вот мира глубина.


Сон, сваливший героя, поэзить не будет. Разве что пустить далёким фоном "спят усталые игрушки".

Ну, чот скажем? А ничё так получилось. Галантерейно.

* * *

Теперь можно попробовать и на живом теле. Например, на своём.

Вот, например, некий июльский день – увы, давно прошедший. На него оказалось достаточно всего трёх стихотворений.

Толкование, разумеется, опускаем. "Для себя писано".

11:00 – 21:30. Публий Овидий Назон

Жарко было в тот день, а время уж близилось к полдню.
Поразморило меня, и на постель я прилег.
Ставня одна лишь закрыта была, другая — открыта,
Так что была полутень в комнате, словно в лесу, -
Мягкий, мерцающий свет, как в час перед самым закатом
Иль когда ночь отошла, но не возник еще день.
Кстати такой полумрак для девушек скромного нрава,
В нем их опасливый стыд нужный находит приют.
Тут Коринна вошла в распоясанной легкой рубашке,
По белоснежным плечам пряди спадали волос.
В спальню входила такой, по преданию, Семирамида
Или Лаида, любовь знавшая многих мужей...
Легкую ткань я сорвал, хоть, тонкая, мало мешала, -
Скромница из-за нее все же боролась со мной.
Только сражалась, как те, кто своей не желает победы,
Вскоре, себе изменив, другу сдалась без труда.
И показалась она перед взором моим обнаженной...
Мне в безупречной красе тело явилось ее.
Что я за плечи ласкал! К каким я рукам прикасался!
Как были груди полны — только б их страстно сжимать!
Как был гладок живот под ее совершенною грудью!
Стан так пышен и прям, юное крепко бедро!
Стоит ли перечислять?.. Все было восторга достойно.
Тело нагое ее я к своему прижимал...
Прочее знает любой... Уснули усталые вместе...
О, проходили бы так чаще полудни мои!


21:30 – 24:00. Анна Ахматова

Да, я любила их, те сборища ночные,-
На маленьком столе стаканы ледяные,
Над черным кофеем пахучий, зимний пар,
Камина красного тяжелый, зимний жар,
Веселость едкую литературной шутки...


(тут опустим последнюю строчку: чего не было, того не было)

24:00 – 03:40. Сергей Калугин

Из-за дальних гор, из-за древних гор
Да серебряной плетью река
Рассекала степи скулу.
Белый дрок в костер, бересклет в костер,
Над обрывом стою -
Боги! Боги! Как берег крут!
Мертвой свастикой в небе орел повис,
Под крылом кричат ледяные ветра,
Я не вижу, но знаю — он смотрит вниз
На холодный цветок моего костра.
Мир припал на брюхо как волк в кустах,
Мир почувствовал то, что я знаю с весны -
Что приблизилось время Огня в Небесах,
Что приблизился час восхождения
Черной Луны.
Я когда-то был молод — так же, как ты,
Я ходил Путем Солнца — так же, как ты,
Я был Светом и Сутью — так же, как ты,
Я был Частью Потока — так же, как ты!
Но с тех пор, как…


(а вот тут - решительно оборвать)

Вот как-то так оно всё и было. Ага-ага.

…А ведь мой завтрашний (нет, уже сегодняшний) день мог бы стать похожим на тот давешний. Но – скорее всего, не будет. Ибо vita brevis, fortuna non penis, а мир во зле лежит.

)(
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 24 comments