Константин Крылов (krylov) wrote,
Константин Крылов
krylov

This journal has been placed in memorial status. New entries cannot be posted to it.

Categories:

Мёртвая Смерть

Сначала мне приснилась река, по стрежню перегороженная длинной продольной скалой. В скале был единственный проход, но его контролировали пингвины, почему-то принявшие иудаизм, причём в довольно радикальной его версии, - то есть птички признавали только Тору. В результате каждый, кто проходил сквозь отверстие на тот берег, должен был ответить на вопросы пигнвинов.

Ко мне лично вышел огромный белый пингвин с тухлой селёдкой, привязанной к спине, и задал такой вопрос: "Селёдка кошерная, и её есть можно. Селёдка тухлая, и её есть нельзя". В чём был вопрос, я не очень понял (похоже, его интересовало, можно или нельзя есть селёдку), но что-то ответил. Пингвин меня пропустил, но как-то нехорошо покосился и в спину крякнул по-утиному. Я так понял, что это цитата "понятно из кого", и даже во сне удивился, "а это-то зачем здесь".

Пройдя через скалу, я попал в старый парк, заросший каштанами. Там на меня лаяли собаки, но не нападали.

ДОВЕСОК. Оказывается, пингвины были караимы. Ну да, "как я мог забыть". Правда, неясно мне, с чего бы это моё подсознание взъелось на караимов.

)(
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments