Константин Крылов (krylov) wrote,
Константин Крылов
krylov

This journal has been placed in memorial status. New entries cannot be posted to it.

Categories:

педагогическое

Позавчера дочки составили (то есть, как показало расследование, младшая подала идею, а старшая написала) список игрушек, которые, по их мнению, мама выкинула без достаточно убедительной причины, и потребовали обосновать выкидывание и компенсировать моральный и материальный ущерб.

Тогда вопрос удалось замотать, но вчера они снова к нему вернулись. Хорошо, хоть список они потеряли – точнее, я его прибрал – а составлять новый им всё-таки в лом. Но обосновать выкидывание они всё-таки потребовали.

Пришлось вести с детьми дискуссию о понятии собственности.

Позиции сторон были примерно такими. Дочки настаивали, что игрушки являются ихними «совсем полностью», а значит, они не могут быть отняты у них без согласия владелиц. Мамин аргумент «эти игрушки были рваные и грязные» (чистая правда) и «вы в них уже давно не играете, они лежат и пылятся» (что тоже чистая правда) не воспринимался в принципе: «это наши игрушечки».

Тогда я стал объяснять, что игрушки, конечно, ихние, а вот квартира принадлежит нашей семье в целом, причём мы с мамой имеем приоритет в решении внутриквартирных вопросов, поскольку несём расходы по её содержанию.

Этот аргумент вроде бы не вызвал явных возражений. Дочки хорошо понимают, что такое «расходы».

Тогда, заключил я, грязные игрушки могут быть выброшены, поскольку они грязные, а мы категорически против грязи в квартире, грязь же есть источник заразы и всего скверного. Ибо право собственности на грязные игрушки приводит к порче и умалению ценности другой собственности, принадлежащей всей нашей семье. Или, если рассуждать более социалистически, право собственности вступило в противоречие с общественным благом.

Старшая дочка немножко подождала, пока я всё это скажу, и перебила рассуждения следующим требованием: «ну если мама выкинула наши грязные игрушечки, купи нам новые чистые игрушечки, я напишу тебе, чего купить».

Пришлось прибегнуть к бюрократическим играм, то есть отослать к маме, потому что «папа в ваших игрушках не разбирается».

Отослав их, таким образом, от себя, я задумался – а как я сам действовал, будучи мелким, в похожих ситуациях? Вспомнив некоторые эпизоды, понял, что «где-то так же» - может, слова другие говорил бы. Но само ощущение «моё – это моё» у меня было очень острым. Как и понимание того, что в некоторых редких случаях моё право на собственность может быть относительно легитимно нарушено – например, когда я приношу домой что-то опасное, типа взрывчатых веществ. И то – «просто такие вещи надо прятать», ибо вред и опасность угрожает в основном родительским нервам, а не дому и семье. «Маме не всё надо говорить, маму надо поберечь». Так или иначе, «моё это моё».

Из чего следует вывод. «Своё право», с корнем в праве собственности – врождённая регулятивная идея. А вот понятие «общественного блага» как совокупность причин нарушения этого права – необходимая, но всё же надстройка.

)(
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 45 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →