Константин Крылов (krylov) wrote,
Константин Крылов
krylov

This journal has been placed in memorial status. New entries cannot be posted to it.

Category:

ВЫВЕРТ С ПОДВЫВЕРТОМ. Мини-пьеса

Действующие лица:


  1. Большой Государственный Начальник. Полноватый седой мужчина, по убеждениям — мягкий либерал. К сожалению, знает жизнь.

  2. Первый помощник Большого Начальника. Тощий молодой парень, по убеждениям — прогрессивный демократ. К сожалению, знает, где работает.

  3. Второй помощник Большого Начальника. Ещё более тощий и ещё более молодой парень, по убеждениям — контркультурный анархист, креативная личность. К сожалению, нуждается в средствах.

  4. Главный Оппозиционер и Враг Режима. Полноватый кудрявый мужчина, по убеждениям — последовательный сторонник европейских ценностей. К сожалению, знает, в какой стране живёт.

  5. Простые обыватели (муж и жена). Знают жизнь, знают, где работают и где живут, нуждаются в средствах.


Сцена 1.

Буфет Государственного Учреждения. Первый и Второй Помощники Начальника сидят за столиком и кушают.


Первый Помощник (с надеждой): — Что-то наш в последнее время принимает вполне разумные решения. Может, с годами помудрел?

Второй Помощник (жуя, крутит головой): — Ты чё? Забыл, где работаешь? Это же начальник. Начальники все сволочи и ублюдки. Если ничего не делает — значит, какую-нибудь пакость задумал.

Первый Помощник (с надеждой в голосе): — Да знаю я, где работаю. Но ведь они все мерзости уже сделали. Народ разорили, образованность уничтожили, над святынями надругались, детей растлили, взрослых споили… Даже международную репутацию стране испоганили хуже некуда. Может, им уже нечего портить?

Второй Помощник (убеждённо): — Всегда есть где ещё нагадить. Вот, например, мне вчера в голову пришло, этакий выверт с подвывертом… (наклоняется через столик и что-то тихо говорит).

Первый Помощник (в страхе): — Ну нет, ты чего, они на такое не пойдут. Да зачем им это? Выгоды же никакой.

Второй Помощник (мрачно): — Пойдут-пойдут. И что значит зачем? Да просто чтоб нагадить! Они же ублюдки конченные, они такое любят. Душеньку свою начальническую потешить. Ну, будем надеяться, что им это в голову не придёт. Для этого всё-таки нужна креативность, а у них её нет. Чтобы такой подвыверт придумать. Это только мы можем. Хотя... в них столько гадства, что оно им и ум заменяет. Они им живут и мыслят, суки позорные. Не удивлюсь, если завтра мне скажут - вот иди и сделай как раз это самое, что я тебе говорил. С подвывертом.

Первый Помощник (задумчиво): — Да, они гады… Им только дай… Наш, конечно, притворяется либералом, а в душе тоже гад и гадство любит, особенно с подвывертом…

(в сторону) А ведь начальнику это наверняка понравится, он же сволочь... Что делать, с волками жить — по волчьи выть. Не я, так другой. Пожалуй, доложусь.

Сцена 2.

Кабинет Начальника. Тот сидит за столом чёрного дерева и сосредоточенно расчёсывает гондурас. Появляется Первый помощник.


Первый Помощник (угодливо): — Вот предложеньице… (протягивает папочку).

Начальник (просматривая): — Ничего себе! Это ж пакость какая! (спохватывается, подозрительно глядя на Первого Помощника) То есть, конечно, нормальное предложение. А зачем это делать?

Первый Помощник (в сторону): — Ишь, сволота, проверяет. Хочет, значит, чтобы я ему ещё и обоснованьице подкинул. (угодливо, Начальнику): — Для общего упромысливания и гнобления петюкающих элементов, в порядке следования Плану Президента!

Начальник (в сторону): — Ишь, про План заговорил. Придумал гнусность и теперь хочет моими руками… А сам ли придумал? Интересно, на кого этот выблядок на самом деле работает, ежели с таким блядством ко мне сунуться не побоялся… (помощнику): — Ты меня Планом-то не пугай. Ты обоснуй. Чего мы хотим добиться этим блядским вывертом с подвывертом?

Первый Помощник (скребя затылок): — Ну вот, скажем, население. С ним ведь по-хорошему нельзя?

Начальник (убеждённо): — Нельзя. Это я тебе точно говорю. Я жизнь знаю: тут по-хорошему не понимают. Страна у нас такая.

Первый Помощник (дожимая): — Так если по-хорошему нельзя, значит, надо по-плохому. Вот я и предлагаю...

Начальник (вздыхая ): — Ладно, ты иди. Я того... подумаю.

Сцена 3.

Начальник в кабинете, не прекращая сосредоточенно расчёсывать гондурас, звонит по платиновому мобильнику.


Начальник (в трубку): — Привет, Сергеич! У меня к тебе разговор. Тут мой помощник, гнида редкая, знаешь что присоветовал? (накрывает трубку ладонью, тихо что-то рассказывает). — Что говоришь? Да, жуткая мерзотина. Думаешь, прощупывают? Вот и я думаю: прощупывают. Удочку закинули. Знают, бляди, что я по жизни либерал и повадки их крысиные ненавижу. Даже когда ничего такого не делают, они там (возводит глаза к потолку) всё равно косо смотрят. Ты же понимаешь, они там все монстры, палачи, им только дай, а я не такой, они меня за своего не держат. Им только дай повод… А я давно ничего мерзкого не предлагал. Вот я и хочу посоветоваться. Что, говоришь? Дать зелёный свет этой затее? Ох, а иначе никак нельзя? Спустить на тормозах как-нибудь, а? Дрянь же первостатейная... Думаешь, без вариантов? Ох, чёрт... Ну ладно, ты прав, наверное, ты жизнь знаешь, и я жизнь знаю. Вообще, конечно, можно было и похуже выдумать. Перетопчется народ, это ты прав. Ладно, подпишу. Глядишь, они от меня на какое-то время отстанут. Как думаешь, Сергеич, ну хоть после этого они от меня отстанут? Да, пожалуй, ты прав. В такой стране живём. Чёрт, какая всё-таки мерзость… Ну пока, Сергеич. Спасибо за совет.

Идёт к сейфу, наливает себе стакан коньяка и пьёт залпом. Потом протирает коньяком расчесанный гондурас.

(ни к кому не обращаясь): — Ладно, пусть будет. Но без подвыверта. Уж такого эти суки от меня не дождутся.

Сцена 4.

Буфет Государственного Учреждения. Первый и Второй Помощники Начальника сидят за столиком и кушают.


Второй помощник (злобно): — Помнишь, я тебе рассказывал про одну штуку? Ну, такую мерзенькую идейку?

Первый помощник: — Да, что-то такое припоминаю.

Второй помощник (ещё более злобно): — Так вот. Наш меня сегодня вызывал и потребовал именно этого. Как я и думал. Хватило же гадства у мрази. Правда, у него попроще вышло, без подвыверта. Пришлось про подвыверт отдельно объяснять, как его задудолить.

Первый помощник: — Зачем объяснять-то? Гадость ведь страшная. Может, без подвыверта было бы лучше?

Второй помощник (снисходительно): — Это он меня проверял. У них ведь как? Если ты не додумаешься до ихней наимерзейшей подлости, то, значит, ты либо дурак, либо в тебе осталось ещё что-то человеческое. А это не прощается. Они же изверги, сам знаешь.

Первый помощник (вздыхая): — Точно. В такой стране живём. Все гады, все, гадина на гадине сидит.

Второй помощник (печально): — То-то и оно. А у меня мама больная. Деньги нужны. Да и потом, куда я с такой должности… (убеждая себя) Вход рубль, выход два.

Первый помощник (вздыхая ещё тяжелее): — Это ты точно сказал. От них всего ожидать можно. Так ты бумаги подготовил?

Второй помощник (морщась, как от зубной боли): — Да, уже всё на подпись пошло. Сволочи.

Первый помощник (в сторону) — Нет, всё-таки страшная мерзость, особенно подвыверт. Так всё-таки нельзя. Надо этому как-то воспрепятствовать. Я же не конченый ублюдок, как все эти. Солью, пожалуй, информашку.

Сцена 5.

Кабинет Главного Оппозиционера. Тот сидит за столом красного дерева и нежно поглаживает гондурас. Появляется Первый помощник, озираясь.


Первый Помощник (тихо): — Я, как гражданин… сочувствуя, так сказать, идеям… вот. Прямо из канцелярии кровавого сатрапа. (кладёт на стол несколько листков).

Главный Оппозиционер (просматривает, бледнеет): — Господи, какой ужас… И с вывертом, и с подвывертом… Но зачем им это? Это же ничего не даёт ни в политике, ни в экономике...

Первый Помощник (разводит руками): — Поиздеваться, наверное. Гады потому что.

Главный Оппозиционер (хлопает себя по лбу): — А, ну конечно, я всё понял. Это они для рейтинга.

Первый Помощник (в непонятках): — Какого рейтинга? Ведь это же мерзость…

Главный Оппозиционер (с вольтеровской иронией): — Вы забыли, в какой стране живёте. В проклятой стране. Это огромное стойло, населённое быдлом. Быдло любит лохань с помоями, плётку и раскалённое клеймо. Чем хуже, тем лучше. Это они тонко придумали — сделать такую гадость. Хотят потрафить самому скотскому быдлу, а всех остальных, в которых есть ещё капля достоинства — на бойню. Вот увидите, когда это обнародуют, будет всенародное ликование…

Первый Помощник (растерянно): — Но вы же оппозиция! Может быть, можно что-то сделать… Вывести людей на улицу… Депутатский запрос составить... Статью какую-нибудь напечатать… Ну я не знаю, делают же что-то в таких случаях…

Главный Оппозиционер (назидательно): — Ещё раз говорю: вы забыли, где живёте! Вокруг вас — помойка духа и скотомогильник чести! Эту проклятую страну населяет быдло! Слышите — быыыыдло! Это скотозвери, умеющие только мычать и целовать плётку! Любая мерзость тут просто обречена на успех, и чем она мерзее, тем охотнее быдло её подхватывает! Тут так всё устроено! (в волнении сильно царапает гондурас, растирает царапину, успокаивается, иронически) — В общем, спасибо за хорошие новости. Ничего другого я от этой власти и не ждал. Вот увидите, они ещё и не такое сотворят.

Первый Помощник: — То есть вы ничего делать не будете?

Главный Оппозиционер (смотря на него как на идиота): — Быдло нас и без того ненавидит и считает своими главными врагами. У нас всего два процента рейтинга. Возражать против популярных мер с нашей стороны глупо. Население хочет плётку...

Первый Помощник: — Но почему? Населению и так нехорошо, а станет совсем херово!

Главный Оппозиционер (с бесконечным презрением): — Быдло так устроено, что хочет себе только плохого. Хотя… (с надеждой)… если это решение будет принято, оно, может быть, всё-таки взвоет? Чем хуже — тем лучше… Ах, если бы к тому подвыверту добавить ещё вот такой нюанс… (наклоняется к Первому Помощнику, шепчет).

Первый Помощник (в ужасе зажимает уши).

Главный Оппозиционер (с сожалением): — Но такого они всё-таки не сделают. Они ублюдки и мерзавцы, но совсем не дураки. Они не будут рисковать социальным взрывом. Нет, они не сделают этого, а жаль… это могло бы что-то изменить.

Первый Помощник (в сторону): — Наверное, он прав, он ведь в борьбе с режимом собаку съел. Надо подать идею Начальнику.

Сцена 6.

Начальник в кабинете, не прекращая сосредоточенно расчёсывать гондурас, говорит в пустоту:


- Ну и паскуда же мой помощник... Чего придумал, какой нюанс... И за что он так народ-то ненавидит... Это, наверное, потому что сам из народа. Выбился в люди, вот и ненавидит свою среду... Но я-то, я-то... Мне-то каково?!

(думает)


- Хорошо. Допустим, я подпишу. И даже вот в таком виде. Оформим указом. А если люди на улицу выйдут? А, чёрт с ним. Я уже и хочу, чтобы вышли. Чтобы хоть показали нам, что они чего-то могут. Я бы тогда наших гадов наверху построил: вот, дескать, социальные волнения, нужно успокаивать... А если опять схавают? (решительно) Ну, значит, тогда они всё это и заслужили, с вывертом, подвывертом и прочими делами. Каждый народ достоин своего правительства.

Ставит подпись на документе и прикладывает к нему гондурас.


Сцена 7.

Обыватели сидят на кухне за столом из ДСП, на холодильнике бормочет зомбоящик. Муж сосредоточенно расковыривает гондурас, вполуха слушая, что говорят.


Обыватель (кипятится): - Представляешь, чего эти суки опять удумали? Вот тут новый указ передают... (прислушивается) Ничего себе! Скоты, ну до чего же скоты... чё хотят, то и творят, на народ им наплевать...

Жена Обывателя: - Да не слушай. Нервы побереги.

Обыватель (в бессильной ненависти): - И с вывертом, и с подвывертом… (прислушивается) - Тую маму! И ещё с таким, понимаешь,нюансом!! Да как им этакая гнусь в голову-то приходит?! Как они вообще думают, твари эти?!!

Жена (обречённо): - Такая страна. Знаем, где живём. Гады они. Им бы только нас мучить.

Обыватель (решаясь): - Знаешь... если будет какая-нибудь движуха против этого, я пойду.

Жена (умоляюще): - Не ходи! С ума сошёл! Им только этого и надо! Ты хоть понимаешь, зачем они это придумали?

Обыватель: - Ну и зачем?

Жена (крутит пальцем у виска): - Ты чё, совсем дурак? Чтобы нас, идиотов, спровоцировать! Чтобы были волнения, тут-то они всех и похватают, кто вылез! И потом в ментовке… знаешь, что они там с людьми делают? Хочешь калекой доживать? Или чтоб опустили? Или...

Обыватель (проседая): - Да, ты права, наверное... Такая страна... Водка у нас осталась?

Жена: - Опять пить? Ты же обещал, что не будешь…

Обыватель: - Ты чё, совсем дура? Когда такие дела? Ты представляешь, что теперь с нами со всеми будет, если они это сделают?

Жена (маша рукой): - Да уж сделают, раз указ приняли... Ладно, пей. Теперь всё равно… Ну вот ты скажи, за что нам это наказание? Эти ублюдки наверху и внизу? За что они нас так?

Обыватель (печально): - Мы, наверное, сами заслужили. Сами виноваты. Такой народ, такая страна. Дерьмо мы все, если честно. (достаёт из холодильника водку) И гондурас вот опять болит.

Жена: - К дождю, наверное.

Обыватель (убеждённо): - Дерьмо мы все. Всегда у нас так было, и всегда так будет. Ладно, чего уж там...

Жена: - Да ладно. Не бери в голову. Жить-то надо.

Обыватель: - Но откуда, откуда у нас столько дерьма? Вроде поговоришь с человеком, он нормальный. Другой тоже нормальный. Думаю, и начальники эти, если с ними вот так посидеть - тоже нормальные мужики окажутся. А все вместе - говно. Почему?

Жена: - Ладно тебе, скажешь тоже, нормальные. Говно одно. Пей лучше. Ох, горе ты наше горе...

Обыватель: - Это точно. Ну, за что пьём?

Жена: - Сдохнуть чтоб поскорей. Шутю.

Обыватель: - Оборжаться как остроумно.

Жена: - О, смотри, Петросяна показывают. Будем смотреть?

Обыватель: -- Тоже говнище, и не смешно совсем. Так ведь другого-то ничего нет. И не будет. Никогда ничего другого не будет. (Убеждённо) Такая страна. Сверху гниды, внизу быдло.

Жена: - Хватит уж. Сделай погромче, что-ли.

Обыватель: - Ща, погодь. Выпью. Ну, за нас...

Морщась, пьёт водку и занюхивает гондурасом.


ЗАНАВЕС


) горло болит (
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 48 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →