Константин Крылов (krylov) wrote,
Константин Крылов
krylov

This journal has been placed in memorial status. New entries cannot be posted to it.

Category:
  • Mood:

Нет, всё-таки не закон сохранения

К предыдущему.

Бывает и со мной, что я не додумываю мысль до конца. А поскольку темы, которые я обсуждаю, бывают стрёмными, народ начинает дёргаться. Ну что ж, mea culpa, буду аккуратнее.

Конкретно, я написал:

Всякий, кто начинает восхищаться чужой культурой - ОБЯЗАТЕЛЬНО начинает ненавидеть свою. Всякий, кто любит чужой народ - ОБЯЗАТЕЛЬНО ненавидит свой. Всякий, кто усматривает какие-то нравственные, эстетические и прочие ценности среди африканских племён или австралийских аборигенов - ОБЯЗАТЕЛЬНО гнушается своими соплеменниками и презирает соотечественников.


Так вот, это я, что называется, недодумал – а потому лажанулся. В чём и признаюсь, «и строк постыдных не смываю». И потому что написанное пером не вырубишь из кеша гугля, и потому, что не вижу ничего ужасного в том, чтобы признать свою неправоту. Я себе друг, но истина дороже.

Итак. Вышеприведённая формулировка, при всей её наглядной убедительности (кто ж не слышал истеричных русофобов, изнывающих от любви к английскому газону?), всё-таки неверна.

Конкретно, неверны в ней слова «восхищаться», «любить», «усматривать ценности».

Любовь – довольно хорошая штука. Хороша она, помимо всего прочего, ещё и тем, что, любя одно, можно любить и другое. Да, можно любить и апельсины и мандарины, и маму и папу, и блондинок и брюнеток, и людей и канареек. Можно также любить другие страны, культуры, и даже, представьте, народы. И это не мешает любить свою культуру, свой народ и свои ценности. И закон сохранения тут не работает. ЕСЛИ ЭТО ИМЕННО ЛЮБОВЬ.

Однако есть другое чувство, очень на неё смахивающее внешне. Вспомните какую-нибудь злобную тётку, которая ненавидит всех людей вокруг, а любовь изливает на свою болонку – или там канарейку (причём, что характерно, чем противнее эта болонка или канарейка окружающим, тем больше любовь). Или французского левого интеллектуала, восхищающегося какой-нибудь «антиколониальной борьбой кхмерского народа». Или того же русофоба, дрочащего на английский газон (которого он, вполне возможно, и не видел). Или ещё что-нибудюь в том же духе.

Так вот, это не любовь. Это СУБЛИМИРОВАННАЯ НЕНАВИСТЬ, выражающаяся в форме истерического восхищения.

Иногда природа этого чувства прорывается откровенно: любить начинают именно то, что вызывает у предмета ненависти особенную досаду и неприязнь. Та же самая противная, тявкающая, кусающая за ноги гостей болонка особенно любима хозяйкой именно за то, что она всем досаждает. «Нассала в ботинок почтальону… УМНИЧКА ты моя». Или, скажем, тот же левый интеллектуал, который «ненавидит буржуазию» (за то, что она его не принимает и не пускает к столу) и поэтому демонстративно начинает любить каких-нибудь красных кхмеров, которые «этих буржуев мотыгами». Или ещё что-то в этом духе.

В других случаях «любят» то, чего, по мнению «любящего», у ненавистного объекта нет и и быть не может. Тот же английский газон – поскольку в России он невозможен (как в глубине души уверены русофобы), постольку мы будем любить именно его. «Ведь его триста лет подстригали» (читай – «ещё триста лет ничего подобного тут С ГАРАНТИЕЙ не появится, вот и славненько»). И так далее.

Но можно и без всего этого. «Любить» таким способом можно только за одно то, что оно не своё.

Важно тут то, что это не сознательная стратегия, а именно ЧУВСТВО. Которое бывает искренними и глубоким. Но всё-таки это именно что сублимированная ненависть, а никакая не любовь-морковь.

Откуда такое берётся? В общем-то, всё банально. Человек, с одной стороны, испытывает дикую ненависть к чему-то («даже кюшать не могу»), но при этом чувствует, что ненависть эта глупа, подла, отвратительна или даже самоубийственна (потому что своё ненавидеть – самоубийственно). Клинч между рвущимся наружу «ненавииииижу» и идущим внутрь «а чё это вдруг, с чего бы это?» разрешается в форме срочного нахождения внешнего объекта, на который изливается невротическая любовь. Как пишет kalinka_lj, «если, скажем, женщина ненавидит мужа, обязательно какой-нибудь чужой мужик ей покажется вместилищем всех мыслимых и немыслимых достоинств». Мужик, добавим, может быть совершенно левым, ничем не замечательным. Но это пофиг: дикая влюблённость в данном случае – это ведь просто сублимированное «ненавиииижу, пастыыыылый» по отношению к мужу.

Вопрос о том, откуда берётся это самое «ненавииииижу», мы пока оставим за кадром, хотя он самый интересный.

ДОВЕСОК. Да, и по поводу любви к маме и папе. В норме, конечно, любят и папу и маму. Однако истерический всплеск любви к одному из родителей чаще всего ознаачает конфликт с другим. "Мама, мамочка, защити меня от папочки" - или "Отец, хоть ты меня понимаешь". Родители, правда, это знают и на такое обычно не ведутся - разве что очень глупые. Но - случается, да.

)(
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 111 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →