Константин Крылов (krylov) wrote,
Константин Крылов
krylov

This journal has been placed in memorial status. New entries cannot be posted to it.

Categories:

Борьба с переименованием Большой Коммунистической в улицу Солженицына как торжество идей Солженицына

Читаю тут:

Жители Москвы выступили против улицы Солженицына

7 декабря в Москве состоялся сход местных жителей, протестующих против переименования Большой Коммунистической улицы в улицу Александра Солженицына. Об этом Ленте.Ру сообщил представитель "Левого фронта" и лидер АКМ Сергей Удальцов. По его словам, в сходе приняли участие около 100 человек, включая активистов "Левого фронта" и КПРФ.
Участники акции сорвали с одного из домов табличку с надписью "Улица Солженицына", а также представили иск к властям Москвы, который будет подан в Мосгорсуд 8 декабря. Авторы документа утверждают, что переименование Большой Коммунистической улицы в улицу Солженицына было осуществлено властями незаконно. В частности, была нарушена норма законодательства, согласно которой улицы можно называть лишь именами людей, умерших не менее 10 лет назад. Кроме того, для переименования отсутствует историческая значимость, поскольку Солженицын никогда не жил и никак не связан с этой улицей.
Москвичи, проживающие на улице Солженицына, жалуются, что в связи с переименованием им придется поменять большое количество личных документов. До решения Мосгорсуда по иску они договорились не начинать смену документов.


Интересно и поучительно в этом вот что. Жители Большой Коммунистической ведут себя как отъявленные антисоветчики и антикоммунисты.

Посудите сами. Классический советский человек очень хорошо знает несколько вещей. Первая и главная: его личные удобства – это херня по сравнению с мировой революцией, государственной необходимостью и волей начальства. Даже если эта воля идиотская, и идиотизм виден – всё равно. Сделали тебе плохо и неудобно – иди и корячься, твои проблемы. Единственная дозволительная форма протеста – индивидуальная (это важно) жалоба-слезница в вышестоящие инстанции. Никакие самовольные действия недопустимы в принципе, коллективные – тем более: это уже бунт, а бунт наказывается жестоко. И, наконец, «закон – бумажка», писаная исключительно для подданных, начальство же стоит над законом, на то оно и начальство.

Правда, в советское время к этому духу примешивался ещё некоторый остаточный идеализм. По мере его выветривания советчина гнуснела, но крепла. В конце концов она окрепла до того, что даже когда СССР умирал, никто не пошёл самовольно, без указания свыше, защищать социалистическое отечество, хотя многие плакали и скрежетали зубами. Это был своего рода подвиг покорности, «жертва чистая».

Сейчас советский дух не умер, а, наоборот, усовершенствовался до россиянского. Совершенный россиянин, как известно, сидит дома, смотрит специально подобранные начальством телепередачи и тихо употребляет одобряемые начальством напитки, смиренно ожидая очередной напасти. Ко всяким оппозиционерам и вообще недовольничающим россиянин относится с глубочайшим презрением – «дураки, сами себе делают хуже, да ещё и простых людей подставляют, как бы нам за компанию не влетело».

Всё это составляет самую суть советского воспитания. Кто ведёт себя не так – тот не советский человек и не россиянин.

Как действуют обитатели Большой Коммунистической?

Им переименование отчасти неудобно (страшно и гадко идти-кланяться-коноёбиться со сменой всех документов, паспортов и справок, всех этих адских бумажек, без которых не жить), отчасти неприятно (ну не все любят Солженицына). Некоторые, возможно, даже принимают во внимание тот факт, что переименование незаконно – «как будто у нас что-то по законам делается, гы-гы». И главное – они возмущены, что их не спросили.

Далее. Они отлично понимают, что перечат воле начальства, которому было угодно улицу переименовать. Они собрались на сход – зная, что само слово «сход» у властей вызывает неприятные ощущения под ложечкой. И занялись демонстративным самоуправством: сняли табличку. Да ещё и коллективное письмо написали. И документы отказались менять по первому требованию – что уже напоминает саботаж. При этом, что особо цинично, они действуют вполне цивидизованными методами, даже самоуправство с табличкой было аккуратным и вежливым. Не говоря уже об апелляциях к законодательству.

Понятное дело, что замутили воду левые, как без них – тем более, что идею им подогнали. Понятно, что правые – реагирующие не на суть, а на форму – наверное, возмущаются происходящим и считают жителей Коммунистической улица совками краснопузыми.

Но на самом деле ситуация совершенно обратная. Это маленькое локальное проявление гражданского самосознания, попытка самоуправления и т.п.

То есть всё то, за что Солженицын боролся и к чему призывал последние пятнадцать лет.

И если его душа в курсе происходящего, то, думаю, она испытывает смешанные чувства – как тот самый человек, чья тёща летит в пропасть на его машине. Но тёщу (то есть советчину) Исаич не любил всё-таки больше. Так что, думаю, он не в большой претензии.

Вообще говоря, вопросы переименования улиц должны решаться на местном референдуме. По Москве так вообще можно было бы бы объявить конкурс «на улицу, достойную переименования». Чтоб активисты собирали подписи и всё такое. Ну и по итогам решили бы, кому достанется честь – а это, в общем, честь. Сталесплавопрокатному переулку или Пятнадцатой Ударноудойной.

Что касается коммунистических названий, то от них, конечно, хорошо бы избавиться. Просто потому, что в стране, где строительство коммунизма не стоит на повестке дня, это выглядит нелепо – что должны бы признать и сами левые. Так что всем улицам, площадям и переулкам следует вернуть их законные исторические названия, а у где их не было – назвать именами псковских десатников, героев Отечественной и прочими достойными именами.

И, конечно, всё это должно быть загодя подготовлено на местном уровне. Чтобы за пару лет до переименования местные жители знали и соглашались – да, вот здесь, вместо улицы имени видного деятеля африканского коммунистического движения товарища Жоппо Залупорэ будет улица Николая Петрова, старшего лейтенанта, героя Сталинграда. Или, скажем, Петра Николаева, каппелевца, героя Ледового Похода. Или другого хорошего русского человека. Паспорта да справки нам перепишут по электронной базе и на дом принесут, и ещё поблагодарят за сознательность. А по поводу переименования устроят небольшой праздник, поднимут флаги и поздравят от имени города.

Если станем властью – будем действовать именно так.

)(
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 197 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →