Константин Крылов (krylov) wrote,
Константин Крылов
krylov

This journal has been placed in memorial status. New entries cannot be posted to it.

Category:

Счастье как конечный ресурс

Умный и правильный постинг dm_krylov. "Такого не пишут" - поскольку те, кто так на самом деле думают, никогда не озвучивают это вслух, а у остальных в голову встроено то, что такие мысли блокируют. Так что это редкая ситуация - проговаривание вслух ЭТИХ тем.

Ну, собственно, текст Дмитрия. Воспроизвожу целиком, ибо.

счастье как ограниченный ресурс

Давно хотел записать этот пост. Сделаю это сейчас.

Деньги, золото, нефть и прочее подобное ценно не только в силу определенных конвенций, принятых или навязанных обществу, а также объективных свойств хозяйства, как в случае нефти, но и в силу того, что их количество ограничено. Конвенции устроены так, что система понятий, описывающая деньги, например, включает в себя их ограниченность. Например, говоря "денег никогда не бывает слишком много", люди имеют в виду, что потребность в них на практике всегда отстает от ресурсов. Чем больше последних, тем сильнее желание достичь абсолюта, т.е., в случае денег, завладеть ими всеми. По крайней мере, таковы наши представления, еще точнее - их среднее арифметическое по достаточно большой выборке.

Теперь представим, что счастье в самом непосредственном понимании во-первых универсально, что означает, что счастье изголодавшегося человека, поедающего любимое блюдо, или родителей, увидевших ребенка после лета в лагере, или женщины, обнимающей мужчину своей мечты, или убогой православной старушки, допущенной к патриарху - это всегда одно и то же, универсальное и как бы доступное к нарезанию, наливанию в нужных дозах, преданию ему желаемой формы и применению по назначению, счастье, в этом случае делающее именно то, о чем говорит его название: давать людям ощущение себя, т.е. счастья. От этого буквально один шаг до другой, еще более важной, но гораздо менее очевидной мысли. Если представить себе, что счастье в общем-то всегда и во всех своих формах одно и тоже нетрудно, ведь для этого достаточно обратить внимание на состояние человека, ищущего счастья, обретающего его и счастливого, т.е. как бы насытившегося им в данной точке своей кармической траектории до степени, при которой можно ослабить поиски и дать уже достигнутому растечься в сознании и теле, то представить себе, что счастье, привычное и понятное всем, является, так же как деньги, золото, нефть и прочее подобное конечным ресурсом довольно сложно. Главным образом эта сложность вытекает из суеверия, с которым люди думают и говорят о счастьи, как бы боясь его спугнуть или упустить, и в этом безусловно есть свое оправдание и смысл. Мы же, тем не менее, затронем саму природу счастья, рассуждая о нем как бы со стороны и незаинтересовано, что можно считать своебразной игрой ума, который всегда, как мы знаем, играет контрапунктом партию чувствам, в т.ч. и тем, которыми мы познаем счастье.

Итак, счастье ограниченный ресурс! Теперь, как бы вложив все деньги в евро и глядя как вырос курс, соберем проценты, ведь из этого предположения следуют сразу же, как плоды, любопытнейшие вывводы. Во-первых, чем больше людей, тем меньше счастья достается каждому. Этот вывод, порождает новый вопрос: как счастье делится между людьми? Каковы законы его трансформаций, обмена и перетекания от одного человека к другому? Мы сразу же попадаем в темный лес, так как не привыкли думать о счастье в такой логике. Забегая вперед, сразу же отсечем бесплодные варианты ответа. Достаточно задуматься о том, кого мы чаще всего видим счастливыми и кого нет, чтобы понять, что, допустим, американец в среднем счастливее русского, грузин счастливее ирландца и так далее. Стало быть, можно утверждать, что счастьем, по крайней мере в первом приближении, наделяются не отдельные люди, а народы. Вот это транш армянам, это украинцам, это цыганская доля, а это... ну да, русским по остаточному принципу.

Двинемся дальше. Пусть счастье распределяется между народами, мы примем это в качестве достаточно точного для наших целей приближения, и теперь нам захочется понять, по каким именно законами оно распределяется между народами.

Может быть, тут как и с другими конечными ресурсами? Деньгами, например, нефтью, золотом? Нет ли чего-то общего, какого-то свойства любого ограниченного ресурса? Если оно есть действительно, то его легко назвать: это яблоко раздора, за него всегда идет конкуренция. Ограниченный или другими словами конечный ресурс возможно и нужен для того, чтобы вокруг нет вертелись события, иначе бы все народы превратились в финоподобную спящую массу, которую ждало бы стремительное и необратимое вырождение.

Логично было бы предположить, что и за счастье как таковое между народами идет борьба. Право на него завоевывают, теряют и вновь отнимают у соперника в борьбе. Ради него используют все средства, помня что победителей не судят именно потому, что их ждет счастье, а горе побежденным это та ставка, без которой нельзя сесть играть, об этом знают все, и только самые ничтожные народы забывают об этом и, проиграв, пытаются сделать так, чтобы эта чаша их миновала.

Вот, собственно, и рецепт счастья. Осталось отряхнуть его и выписать в чистом виде.

Счастлив только тот человек, который принадлежит народу, имеющему решимость сделать другие народы несчастными ради своего счастья.

Это, кстати, совсем не то же самое, что человек, который готов сделать других несчастными ради своего личного счастья. Это механизм тоже работает до определенной степени, но он не обеспечиват той глубины и надежности, которая получается с рождением в счастливый народ. Это счастье сложнее и ароматнее, его хватает на всю жизнь и оно нигде не меркнет.

Все это, естественно, только догадки и предположения, не противоречащие, однако, никаким здравым наблюдениям. Если бы была возможность проверить их опытом, они, скорее всего, получили бы подтверждение.


Начнём с того, что это абсолютно верная картина.

Причём тут нужно подчеркнуть: пайка счастья, которую завоёвывает народ, настолько больше того, что человек может получить на себя, что «и сравнивать сложно».

Поэтом принадлежность к народу, которому полагается большая пайка — вещь более ценная, чем индивидуальный успех. Который, конечно, тоже важен. Но базовый уровень счастья создаётся именно племенной принадлежностью, а твои личные удачи-неудачи — это так, «процентов десять».

Например, счастье американца, счастье быть американцем — это такая скала, возвышающаяся над «уровнем моря». Сверху над ней надстроены домики разной высоты, вплоть до небоскрёбов, где обитают великие мира сего. Но даже распоследний американский обыватель выше — именно по уровню счастья — обитателей России, которая вся — в провале. Конечно, у нас тут тоже выстроены небоскрёбы личного счастья, причём они повыше американских — этакие готические шпили. Чтобы хотя бы избранные дотянулись до того среднего уровня, на котором находятся избранные народы. Разумеется, за счёт того, что все остальные погружаются в ещё большую яму. И то: сравните самоощущеие любого российского богатея и "просто хорошего американца". Второму - лучше. Хотя бы потому, что он ничего не боится, никого не презирает, любит свою страну и свой народ и т.п. В отличие от.

А теперь о том, почему счастье можно получить только ценой чужого несчастья.

Сразу оговорюсь. Нижеследующее представляет собой, разумеется, чушь и бред, да ещё и с «дешёвой мистикой». Человек с минимальным вкусом, конечно, «такое не читает». Или, как выражается один популярный автор, «извини, камрад, ты эту траву или куришь, или нет». Поэтому некурящие могут выйти из помещения.

Для оставшихся продолжу.

Представьте себе, что некая сила (нет, не так — Сила) выделяет по некоей ведомости — назовём ей Книгой Жизни — пайки всем народам. Пайки силы-счастья-удачи-харизмы-таланта, точнее — того, в чём сила, счастье и удача слиты воедино.

Некоторые называют это словом «энергия». Это неточно — поскольку речь идёт о чём-то более простом и изначальном. Это и сила, и богатство, и харизма, и все дары божьи вместе. Сверхресурс, summum bonum. То, ради чего мы живём — и то, без чего не можем жить. Хлеб насущный и дуновение вдохновения. Средство средств и цель целей.

На русском это называется «доля». Древняя индоевропейская традиция называет это словом «дакшина». Я буду пользоваться этим словом — мне так удобнее.

Итак, в Книге Жизни записаны народы и рядом цифирки — кому сколько положено дакшины. Народ, имя которого записано в Книге Жизни, является народом в полном смысле этого слова. Нет — значит, это «конструкт симулякра». Иногда, впрочем, «конструкт симулякра» может стать народом — заплатив определённую цену. Но это отдельная тема.

Ясен пень, Книга ведётся не нами. Мы не можем залезть в эту ведомость и переписать цифирки. Но мы можем — тут внимание! — получить на себя то, что раскидано по нескольким графам.

Так, если народ уничтожает другой народ — или, скажем, унасекомливает его до достаточно ничтожного состояния — то он (при выполнении определённых условий) может претендовать не только свою пайку, но и на пайку того народа, который был им уничтожен.

Разумеется, уничтожать народ надо грамотно. Простой тупой геноцид ничего не даёт. Речь идёт о гекатомбе, жертвоприношении. Только жертвоприношение позволяет получить на себя по чужой графе.

Конечно, размер и счастье жертвы имеет значение. Тот, кто сам лопается от дакшины, является и самой желанной жертвой. Уничтожать богатых и счастливых полезнее, чем бедных и несчастных.

Все великие народы и культуры имели перед своим величайшим расцветом обязательно делали одну вещь: уничтожали другие народы, как правило, великие — или, как минимум, многообещающие.

Так, Рим не стал бы Римом, не скушав при рождении цивилизацию-близнеца — то есть этрусков. Потом, усилившись, он взял сверхдобычу — сметя с земли Карфаген. Только после уничтожения Карфагена Рим стал великим Римом — потому что с неба хлынули потоки дакшины, предназначенные для великой цивилизации.

Точно так же, Америка не стала бы Америкой, не уничтожив индейцев. Это была не «историческая случайность», а абсолютная необходимость — съесть целую цивилизацию, величиной с континент, причём молодую и очень на многое претендующую. Те, кто этого не сделали — испанцы, например, не смогли правильно уничтожить ацтеков и майя, не вырезали их, а смешались с ними — дополнительной пайки дакшины не получили.

Ну и так везде. «Читай учебник».

Тут, правда, есть свои тонкости. Убить другой народ нужно именно что «правильным способом». Техники жертвоприношения предполагают определённую процедуру. Вот, к примеру, первое условие: от жертвы необходимо добиться СОГЛАСИЯ на то, чтобы она стала жертвой. Думаю, понятно почему: тем самым жертва как бы ставит подпись в Книге Жизни, что передаёт управление своей пайкой дакшины другому. Это, кстати, касается любого жертвоприношения. Даже когда овцу на алтаре режут, стараются сделать так, чтобы она "кивнула", или хотя бы не сопротивлялась. Согласие человека на то, чтобы его зарезали, тоже получить можно. Простейший способ — имитация честного поединка с внутренним посылом «убить или умереть». Или уболтать на предмет того, что "жертва твоя великая нужна всему Космосу". Ничего, убалтываются. Культуру тоже можно обработать так, чтобы она сама согласилась «уступить место на земле» — как сейчас это проделали с русскими. Вся современная русская культура учит русских одному — «в могилку, в могилку, а пожитки и животишки другим».

Это, конечно, самые начала. Есть и ещё всякие разные тонкости, о которых тут говорить неуместно. И даже если всё сделано правильно, не факт, что народоубийца обязательно процветёт. Потому что увеличенную пайку можно проебать. Это даже очень легко — проебать пайку. Просто словить кайф и на него подсесть. Столетие можно походить гоголем — а потом обломаться, потому что «всё проели и ничего не инвестировали».

Теперь, думаю, понятно, почему русские ТАК несчастны. У нас всё счастье (а также и всё остальное) ОТЪЕЛИ ДРУГИЕ - как раз счастливые. Они ЗАЕЛИ НАШУ ДОЛЮ. Мы лежим на алтаре, и из нас точат кровь по капле - чтобы побольше выдоить. Долгая, мучительная смерть даёт больше дакшины, расширяет паёк - так как всякому мучительно умирающему даются свыше некие дополнительные силы (как последний шанс выжить). Выигрыш не то чтобы большой, но приятный: поскольку ничего ценнее дакшины в мире не существует (точнее, она является ЕДИНСТВЕННОЙ ценностью, в ней содержится всё: и сладость, и сила - это и рыба и удочка), то любое увеличение пайки бесконечно ценно.

И, разумеется, мысль о том, что можно не быть жертвой, а самому кого-то съесть - для русских абсолютно запретна. "Низя низя низя низя осисяй". Это забито мёртво - такая стрела с крючком. При попытке её вытащить крючок разрывает ткани - поэтому люди боятся даже трогать эту стрелу. Я их не осуждаю - в самом деле, очень больно. А то, что со стрелой в боку долго не живут - "ну что ж поделать".

Но и у человека более-менее свободного (такие всё-таки есть) нарисованная картинка вызывает не самые приятные чувства. «Всё как-то тупо и мрачно». На это можно заметить, что жизнь вообще тупая и мрачная штука, причём не только «здесь, на земле», но и выше, как справедливо заметил Сальери - кстати, советую рассмотреть известный сюжет в свете вышеизложенного.

Если же копнуть глубже, то можно понять, что описанная выше «система» осмысленна и имеет определённую цель. Эта цель тесно связана с целью воплощения людей и творения как такового. Углубляться в эту тему мы не будем. В мире вообще очень много такого, что кажется нам несправедливым и отвратительным. Более того, оно таковым и является на самом деле. Это не повод «поклоняться злу» и т.п. Скорее наоборот. Что не отменяет знания правил игры и действий согласно этим правилам.

) часть вторая (
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 116 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →