Константин Крылов (krylov) wrote,
Константин Крылов
krylov

This journal has been placed in memorial status. New entries cannot be posted to it.

Categories:

По мотивам

Открытое письмо верного сурковского личарды Чадаева к своему патрону, в выступлении коего он внезапно усмотрел роковые изъяны, меня не столько информировало о чём-то (я к кремлёвским тайнам не допущен никаким боком, и не знаю, во что там играют), сколько, как бы это сказать, навеяло.

Что навеяло – читайте под катом. Предупреждаю, это пьеса, многабукаф, все совпадения случайны, и так далее и тому подобное. Извините, если кого обидел.

ГОЛЫЙ КОРОЛЬ-2

Мини-пьеса в одном действии

Королевский дворец, приёмный покой. Роскошная обстановка в стиле рококо. Высокое, во всю стену, окно, за которым идёт снег и рота красноармейцев.

По стенке стоит ряд ПРИДВОРНЫХ с чрезвычайно унылыми физиономиями.


ПЕРВЫЙ ПРИДВОРНЫЙ (шёпотом): - Не могу я на это смотреть. Он каждый раз всё хуже выглядит.

ВТОРОЙ ПРИДВОРНЫЙ (так же тихо): - А придётся, Семён Семёнович. Хочешь быть в системе?

ПЕРВЫЙ ПРИДВОРНЫЙ: – Не понимаю, зачем ему это надо.

ВТОРОЙ ПРИДВОРНЫЙ: - Суверенитет демонстрирует. Поелику у нас суверенная монархия, то, значит, наш суверен должен всем показывать, что никто ему не указ. Вот он себя и показывает в натуральном виде.

ПЕРВЫЙ ПРИДВОРНЫЙ (зло): – Вашингтонским ребятам показал бы.

ВТОРОЙ ПРИДВОРНЫЙ: - Он чё, дурак? Он тоже хочет быть в системе.

ПЕРВЫЙ ПРИДВОРНЫЙ: - Ну хотя бы берлинским. Или парижским.

ВТОРОЙ ПРИДВОРНЫЙ: - В Берлине тоже система, плюс счета, в Париже этот, как его… Куршевель.

ПЕРВЫЙ ПРИДВОРНЫЙ: - Ну хоть Каймановым островам показал бы! Хотя нет, там счета. Ну я не знаю, киевским…

ВТОРОЙ ПРИДВОРНЫЙ (мрачно): - Недавно попробовали. Помнишь, что вышло?

ПЕРВЫЙ ПРИДВОРНЫЙ: - То есть мы отдуваемся за всех.

ВТОРОЙ ПРИДВОРНЫЙ: - Ну типа того. За этим нас и держат. Должен же наш Король быть независим от кого-то. Вот он от нас и не зависит. Наглядно.

ПЕРВЫЙ ПРИДВОРНЫЙ: - Ну да, ну да. Как же всё это надоело.

ВТОРОЙ ПРИДВОРНЫЙ: - А нас не спрашивают, Семён Семёнович. Хочешь быть в системе?

Король в окружении придворных выходит из опочивальни, поддерживаемый под руку Постельничим.

Король, как обычно, гол. Он в неплохой форме, но на пузе у него бородавки, а на заднице – алые прыщи. Зато Постельничий одет чрезвычайно элегантно - во что-то бельгийское, мышино-серого цвета.


КОРОЛЬ: — Придворные! Ну, как я одет?

ПРИДВОРНЫЕ (изображая энтузиазм): — Пышно и красочно! Роскошно и благородно!

КОРОЛЬ (тихо, Постельничему): — Ну сколько можно. Ни одного честного человека в этом зверинце. Не понимаю, чего они боятся. Ну сказал бы кто-нибудь, что я голый. Я бы ничего не сделал. Чего они боятся?

ПОСТЕЛЬНИЧИЙ: — Они хотят быть в системе. Быть допущенными к принятию решений.

КОРОЛЬ: – Решения тут вообще-то принимаю я.

ПОСТЕЛЬНИЧИЙ: – Разумеется. Зато они своими глазами видят, как Вы принимаете решения. Сидят на заседаниях с Вашим участием, некоторые даже с Вами за руку здороваются. Лицезреть воочию политическую кухню – это ли не счастье? За такое можно и полюбоваться бородавками Вашего Величества.

КОРОЛЬ: - Ну при чём тут бородавки. Я же не за этим разделся. Просто я толстый и мне было жарко. Летом было под тридцать, помнишь? Я просто подыхал от жары. Это был вопрос жизни и смерти, чёрт возьми! Но теперь-то зима. Я всё время мёрзну. У меня от холода прыщи на заднице вылезли, видишь?

ПОСТЕЛЬНИЧИЙ: – Не хотелось бы смотреть.

КОРОЛЬ: - Может, хоть в одеяло завернуться?

ПОСТЕЛЬНИЧИЙ: – Исключено, это ложный сигнал. Все подумают, что на вас надавили, а вы – суверенный монарх.

КОРОЛЬ: - И на кого подумают?

ПОСТЕЛЬНИЧИЙ (пожимает плечами): – Сами знаете, Ваше Величество.

КОРОЛЬ (тоскливо). – Ну да, тут неопределённости быть не должно… Но хоть какой-нибудь повод. Ну нашёлся бы наивный мальчик, крикнул бы, что я голый!

ПОСТЕЛЬНИЧИЙ: – Ну крикнул бы. И что?

КОРОЛЬ (приплясывая и ёжась): - Я назначил бы комиссию по расследованию деятельности королевских портных. Обвинил бы их в коррупции и краже золотого шитья. И получил бы повод натянуть на себя хоть что-нибудь. Хоть кальсоны. У меня почки и простатит.

От группы придворных отделяется ПАЖ – молодой человек со смазливой физиономией.


ПАЖ (громко, на весь зал): - А король-то голый!

ПРИДВОРНЫЕ в ужасе переглядываются, но молчат.


КОРОЛЬ (радостно): - Вот! Вот! Хоть один честный нашёлся! Честный и благородный! Ты его знаешь?

ПОСТЕЛЬНИЧИЙ (с недоумением): - Да, это мой… (быстро) В хорошем смысле мой.

КОРОЛЬ (присматривается). - А я где-то видел этого паренька. Он вроде бы какие-то стихи читал. На этой, как её… годовщине коронации.

ПОСТЕЛЬНИЧИЙ (гордо): - Читал-читал. Хвалебную оду Вашему Величеству, собственного сочинения, кстати. Образы, конечно, мои. А рифмовал сам.

КОРОЛЬ: - Вот как. Талантливый?

ПОСТЕЛЬНИЧИЙ: - Скорее уж, способный.

КОРОЛЬ: - Гм. В хорошем смысле?

ПОСТЕЛЬНИЧИЙ: - До сих пор я его знал с лучшей стороны…

ПАЖ (ещё громче): - Это постельничий украл королевское платье!

ПОСТЕЛЬНИЧИЙ (в изумлении и ярости, Пажу): - Что-о-о-о? Забыл, как оно без вазелина?

ПАЖ делает вид, что не слышит.


КОРОЛЬ (смотря на Пажа с интересом): - А что, крикнул ведь… Вариант...

ПОСТЕЛЬНИЧИЙ (скороговоркой): - Ваше Величество, поймите – это же не просто мальчик, это паж, тут такое дело, у него специфическая репутация, он по поручению… (шепчет Королю что-то на ухо).

КОРОЛЬ (пожимая голыми плечами): - Ну и что. Подумаешь, удивил. Как будто тебе не приходилось. Хотя, конечно, могут и не понять. Государственная необходимость, конечно, но всё-таки… Замнём для ясности.

Величественным жестом распускает придворных. Те торопливо уходят, шушукаясь промеж собой.
Последним уходит Паж, бросая косые взгляды за спину и явно ожидая продолжения.


ПОСТЕЛЬНИЧИЙ (делая зверскую мину): - Негодяй. Мерзавец. Подлец. Он мне всем обязан.

КОРОЛЬ (откровенно развлекаясь): - А мне парнишка понравился. Есть в нём что-то такое… этакое.

ПОСТЕЛЬНИЧИЙ: - Не понимаю, на что он рассчитывает.  Кто, чёрт возьми, за этим стоит?

КОРОЛЬ (задумчиво): - Может, и никто. А насчёт этих твоих намёков… Знаешь, я где-то слышал: если долго обращаться с человеком как с задницей, можно однажды получить в лицо… (непроизвольно пукает) – Вот это самое и можно получить.

ПОСТЕЛЬНИЧИЙ (зло): - Подумаешь, какая цаца. Его, между прочим, никто в пажеский корпус не тащил. Сам напросился, по чужим жопам лез, муди отдавливал. Это ещё тот фрукт.

КОРОЛЬ (философски): - Все мы те ещё не овощи… (ёжится от холода). Надо будет сегодня позвонить в хозчасть, насчёт кальсон. С начёсом.

ПОСТЕЛЬНИЧИЙ (собрав остатки решимости): - Исключено! Суверенитет утверждается голизной королевской жо… королевского корпуса, это основа концепции…

КОРОЛЬ (решительно): - Концепция суверенитета не подразумевала такую дикую холодрыгу. Или (прищуривается) она на это и была рассчитана? Чтобы я отморозил себе всё государственно-ценное, а потом, чего доброго, помер?

ПОСТЕЛЬНИЧИЙ: - Что Вы, Ваше Величество, как возможно?! Это неблагоприятная погодная конъюнктура… В конце концов, это же Вы тогда сами разделись, а я просто обосновал.

КОРОЛЬ (придираясь): - Просто обосновал? Вот именно что просто. Простота твоя хуже воровства. Теперь давай, сочиняй что-нибудь новое. Под кальсоны. И (мечтательно) про тёплые носки. И шарфик… Не знаю, правда, справишься ли. Кстати, ты говорил, что твоё паренёк стихи сочиняет? Может, он не только стихи могёт?

ПОСТЕЛЬНИЧИЙ (втянув голову в плечи): - Всё, всё обоснуем! Учредим Вашему Величеству комиссию! Общественную дискуссию продвинем! (увлекаясь) Палату откроем!

КОРОЛЬ: - Что-о? Ещё одну палату? На какие шиши? У нас денег нет на уголь, чтобы дворец топить, а ты - палату?! Да ты сдурел!

ПОСТЕЛЬНИЧИЙ (соображает, что хватил лишку) Истинным... то есть хочу сказать... Ваше Ве... сейчас же после обеда...

КОРОЛЬ (проявляя осведомлённость): - Это, кажется, из Булгакова? Заигрался ты, брат, в постмодернизм… И палаты твои – тоже, кстати, постмодернизмом отдают. И пажей ты развёл вокруг себя многовато. Только не надо мне ля-ля про государственную необходимость.

ПОСТЕЛЬНИЧИЙ (покорно): - Как скажете.

КОРОЛЬ (ставя точку): - Вот именно. Как скажу. Ладно, проехали. У меня ещё есть дела. Пойду принимать решения. А ты иди их обосновывай.

Уходит решительным шагом, шлёпая босыми ногами по паркету. Постельничий вздыхает и уходит в другую сторону.

Пустой зал. За окном идёт снег и рота красноармецев.

ЗАНАВЕС


)(
Tags: притчи
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 20 comments