Константин Крылов (krylov) wrote,
Константин Крылов
krylov

This journal has been placed in memorial status. New entries cannot be posted to it.

Category:

О делении на ноль | мужику - барство, Дуньку - в Европу

Максим Соколов эксплуатирует синдром россиянина:

Арифметическое уточнение
При обсуждении вопроса о глупостях и гадостях, делаемых властями, хорошо бы помнить, что объем производимых утеснений и злоупотреблений зависит, наряду с прочим, еще и от физической возможности утеснять, давить etc. Поэтому полезным показателем являектя дробь, где в числителе объем негодных деяний, а в знаменателе объем возможностей для совершения таковых деяний. Если вычислить аналогичную дробь для оппозиции, не знаю, у кого результат будет более отвратным. Чтение политического ЖЖ очень сильно склоняет к утверждению в мудрости "Не приведи Бог свинье рога, а мужику барство".


Из этого замечательного тезиса сразу же следует, что достаточно лишить оппозицию каких бы то ни было возможностей действовать, и правота власти возрастёт до бесконечной величины. Потому как деление на ноль.

Понятно, что Соколов - человек умный и это понимает. Но он понимает и то, что на значительную часть россиян такой аргумент действует.

Позволю себе цитатку из себя же:

Что такое россиянин? Это существо, которое сидит дома и боится. Боится оно власти, силы, в особенности начальства во всех формах и разновидностях — у него дрожат ножки при появлении мента с демократизатором, чёрных машин с мигалками, гопников в кепарях (они тоже для него начальство, потму что могут ударить), даже включённого телевизора, когда там показывают какую-нибудь ясновельможную гниду.

Разумеется, тварюшка не считает себя сцыкливой, ну разве что совсем чуточку. Она считает свой страх — мудростью, опытом, пониманием. Она жизнь знает, ага.

Впрочем, страх перед силой — понятен. Не бояться ничего — это не смело, а глупо. Важно не это — важно то, что эта насекомина со своим страхом делает.

А делает она с ним вот что — переваривает в животике и выкакивает наружу в виде истовой, собачье ненависти к врагам сильных. К тем людям, которые силы не боятся — или боятся меньше прочих. Ко всяким недовольным, несогласным, не дай Бог ещё и с какими-нибудь убеждениями.

Насекомая убеждена: такие люди опасны. Конечно, не для крутых и сильных, а для неё, насекоминки. Потому что когда сила будут карать непокорных ей, грохочущий поток пиздюлей может как-нибудь задеть и её, хотя бы краешком. Или, того хуже, заподозрить насекомое в каком-нибудь сочувствии к жертве. И таракашка бежит засвидетельствовать перед всем и каждым свою лояльность силе, говняя и понося её жертв. Объясняя всем и каждому, что жертва сама виновата, нарывалась, провоцировала, и что «так ей и надо, засранке».


Это всё банально. Но тут есть ещё одна деталюшечка – про «мужику барство».

Нацию – в числе всего прочего - можно рассматривать как сообщество, в котором права аристократии принадлежат всем. Это «всеобщая аристократия» - что звучит как оксюморон, пока он не разрешается в концепцию «всеобщих прав». «Право» - аристократическое по происхождению понятие, их распространение на «всех вообще» равносильно этому самому «всеобщему барству» [1]

Разумеется, не все права барина можно передать всем вообще – например, на владение крестьянами. Но некоторые «барские» права и привилегии вполне универсализуемы.

Проявляется это во многих отношениях. Например, концепция «прав человека» - это прямая калька с привилегий аристократии. C аристократом нельзя обращаться как с простолюдином – его нельзя убить без суда, подвергать унизительным наказаниям, его должен судить суд равных. Если всё это дать народу, получится современное государство. Кстати, пресловутый суд присяжных – это, собственно, и есть «суд равных», только во «всеобщем исполнении».

Даже вежливое обращение к аристократу становится всеобщим – слова типа «сэр», «месье», «пан» говорят сами за себя. "Все стали уважаемыми господами".

В России всё шло к тому же. Но сорвалось, точнее - сорвали. Причём на очень простой идее - "без господ обойдёмся". Не строить общество, в котором все господа (к тому же "некоторые равнее прочих"), а общество, в котором господ нет.

Не стоит хулить всех, кто на это купился. Возможно, эта идея на тот момент казалась привлекательной.

В самом деле, строительство «общества господ» - дело долгое и муторное. Частные, по своей природе, права передаются обществу в целом не сразу, порциями, под это дело приходится создавать институты, ну и так далее. Это строительство, причём долгое и нудное. Вспомним, например, историю всеобщего избирательного права на Западе – последние ограничения на право избирать и быть избранным были убраны только в середине двадцатого века. И то процесс не прошёл до конца – сейчас остановились перед цензом осёдлости и двойного гражданства: непонятно, снимать эти ограничения или нет, и если снимать, то как, чтобы ничего не попортить.

То же и со всеми прочими правами: обеспечить их для всех – это надо очень сильно корячиться.

А тут всё просто, и строить ничего не нужно. Дать всем право избирательное активное и пассивное – общественность требует. Дали (кстати, ещё при царе-батюшке, под давлением общественности). Получили, ага.

Большевики довели идею до логического предела. Вплоть до отказа от самого слова "господин" - даже как вежливого обращения. "Господ у нас нет, а есть товарищи".

Звучит-то оно классно. Проблемка в том, что права есть только у господ, у негоспод прав не бывает. У них бывает доминирование (в основном чисто биологическое, обезьянье, «альфа-самец» и «омеги», все дела), бывают «возможности» (то есть возможность что-нибудь украсть или стащить), бывают, наконец, обычаи и традиции, к которым можно воззвать. Прав – нет.

В результате – независимо от намерений – получилось общество, в котором свободных нет. То есть все бесправны, – включая правителей. Не имеющих прав, а только "возможности" [2].

А на месте русской нации была построена антинация – «советский народ».

Так вот. «Каждому мужику - барство» (а также джентльменство и панство) – это именно то, к чему и следует стремиться. Английские, немецкие, а теперь даже эстонские мужики себе барство выписали. И нам, пожалуйста, тоже.

Да, кстати - и Дуньку пустите, наконец, в Европу, твари, за свою жопу дрожащие. Она на это ПРАВО ИМЕЕТ.

[1] Здесь должна стоять ссылка на концепцию Павла Святенкова, который разрабатывает этот подход к нации в течении последних лет. Он сейчас пишет на эту тему обобщающую статью, которая, даст Бог, скоро выйдет в печать.

[2] Разумеется, без господ на самом деле нельзя, и если создано общество, где их нет, это означает лишь то, что их не видно. «Неизвестные отцы» советского строя тоже, разумеется, существовали – они и сейчас нами, собственно, правят, никуда не делись, голубчики. О свойствах подобной власти я много говорить не буду – сами видите, ага. Но мы не об этом.


)(
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 67 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →