Константин Крылов (krylov) wrote,
Константин Крылов
krylov

This journal has been placed in memorial status. New entries cannot be posted to it.

Category:

"Малая земля": Курилы как Косово

langobard интересно рассуждает:

Заметки по поводу одной встречи
Пообщался с политологическим чехом (точнее, словаком, но проживающем в Чехии). Интересно из первых уст послушать рассказы про «консенсусную политическую культуру». Чехословак интересно рассказывал про то, что вот были у них определенные, совершенно конкретные вещи, которые повязали, объединили там всех – правых и левых, рыжих и лысых. Вещи довольно простые – любые средствами вписаться в Европу и максимально дистанцироваться от всего русского-советского. Причем, в политическом мышлении все это было не в «постскриптуме», а как бы в преамбуле.
Политические расхождения шли «после» общего согласия по поводу этих целей, а не перед ними.
Впервые задумался, а у нас могло что-то такое быть: что было бы необсуждаемым общим местом для всех, от Зюганова до Немцова, от «ельцинского» до «путинского», от Лимонова до черт знает кого? Этакая политико-ценностная основа гражданского мира при любых политических противоречиях? Консенсус ценностей, на площадке которого уже была бы борьба политических сил?
Нечто такое за отрицание чего тебя из политической жизни посылают на хуй все участвующие в ней субъекты, сколь бы они меж собой не отличались? Нечто такое, что в случае отрицания ставит крест на твоей политической карьере?
Никакой либерализм, кстати, не стал в путинскую эпоху "персоной нон грата" – с ним вполне можно рассчитывать на нормальную карьеру. Никиту Белых с правнучкой великого детского писателя вспомним. Только уж совсем фриком быть не надо и никакой либерализм карьере не помешает.
Что же могло у нас быть таким абсолютным «за» и абсолютным «нет»?
Понятно, что таковым не могло быть преодоление и окончательный отказ от советского прошлого – миллионы оказывались за бортом. Понятно, что таковой не могла быть «воображаемая демократия»? И ренессанс СССР таковым быть не мог – опять миллионы за бортом.
А что это могло бы быть? Абстрактная «справедливость» и не менее абстрактное «государственничество» - не подошли бы для этой роли. Нужна конкретика – что-нибудь вроде «забрать проливы у турок». Или как в Югославии – все понимают, что Косова не вернуть, но любой политик, кто это признает, ставит крест на своей политической карьере.
Кстати сказать, может и ошибусь, но что-то такое «общее» витало в виде идеи «недопущения гражданской войны». Мне кажется, это почти все разделяли – от Зюга до Чубайса. Более ничего не припомню, да и в этом четкости, подобной той, что в консенсусности восточноевропеоидов – все равно не было.
Вообще, если серьезно, в бывшей империи это видимо просто невозможно. Ценностный консенсус как основа гражданского единства (национализма, если угодно) это видимо привилегия бывших колоний. Им надо спасаться от узурпаторов, высасывать из пальца национальную историю, конструировать национальную культуру – короче, есть задачи, вокруг которых могут все слиться в экстазе.
Империям это не дано. Растерянность, раздрай – вот их удел.
То, что консенсуса не случилось в Украине, видать лучшее доказательство того, что никакой она не была колонией.
Но вопрос все равно интересный - можно ли было придумать какую-то объединяющую всех "конкретику"? В самом деле, надо было Константинополь отбирать. Ну или там выход в сапогах к Индийскому океану. Смайл.


Я вот тоже задумался.

Сначала о консенсусе. Речь, конечно, не идёт о консенусе абсолютном, когда все, вплоть до последнего психа, согласны с каким-то утверждением. Такого не бывает нигде и никогда. Речь идёт скорее о ноэль-ноймановской «спирали молчания» - есть мнения, высказывание которых как бы неприлично. Кто-то, разумеется, их всё равно высказывает, но именно чтобы шокировать и оскорбить чувства. Причём все это именно так и понимают – как опасный выпендрёж, игру на грани фола.

И таки да, это довольно часто оказываются «вопросы географические».

У многих народов есть какя-нибудь «малая земля», за которую цепляются с особой силой. Которую отчаянно пытаются либо защитить от посягательств, либо – если посягатели уже добились успеха – вернуть себе.

Косово Лангобард уже приводил в пример. А вот, к примеру, кому должен принадлежать Арарат? Любой армянин ответит на этот вопрос совершенно однозначно – ну, может, за исключением нескольких оригинальничающих интеллигентов (которые и среди этого славного народа, думаю, встречаются). Или, с другой стороны, что думают азербайджанцы о Карабахе? «Понятно что».

Так вот, Россия – не исключение. На самом деле есть один конкретный вопрос, по поводу которого консенсус сложился. И он как раз-таки территориальный.

Я имею в виду курильскую проблему.

Прошу заметить, территориальной целостностью России на самом деле никто особо не дорожит – даже в плане риторики. Разваливши СССР, по обрубку не плачут. В девяностые было столько планов доразрезания этой туши на части. Да и сейчас: любой политик, который пообещает отделить трижды проклятый Кавказ и выселить туда понаехавших чёрных, если его вдруг да пустят в телевизор, будет просто обречён на победу, настолько все хотят отделаться от оборзевшей вконец черноты. Или, скажем, Калининград – отдавать его немцам вроде не хочется, но если спросить среднего обывателя, что он думает насчёт продажи этого самого Калининграда Германии за большую бочку варенья и огромную корзину печенья, то он, по крайней мере, зачешет репу. И скажет что-нибудь типа «а, всё равно мне ничего не достанется». Но не – «руки прочь от нашей земли», нет. То есть это вопрос обсуждаемый. И всё остальное – тоже обсуждаемые вопросы, хотя и в разной мере.

Но. Почему-то именно японские требования переживались и переживаются всеми как нечто крайне несправедливое. А сама Курильская гряда стала неким символическим рубежом.

Почему именно Курилы стали нашей Малой Землёй – вопрос интересный. Похоже, тут работает целый набор представлений, некоторые из которых восходят ещё к добезцарёвому времени, к «русско-японской войне», а некоторые – сугубо современные. Но тем не менее, Курилы сейчас – это «наше Косово и Арарат». Всё расхищено, предано, продано – но тут стояли и стоять будем, чтобы сохранить остатки самоуважения или чего-то вроде того.

В этом смысле характерно поведение Ельцина. Который отдал русских земель немерено, но вот тут – заколдобился. Потому как почуял, что «этого, пожалуй, не надо». И несмотря ни на какие международные похлопывания по попе (до чего он был охоч), этот вопрос прикрыл. Путин, который тоже много чего сдал, на этом рубеже тоже застыл – несмотря, опять же, на все возможные преференции. «Нет, слишком».

Разумеется, были публичные фигуры, которые вполне открыто призывали «отдать, наконец, Итуруп и Шикотан». Янов какой-нибудь, Новодворская тож, ещё что-то этакое. Но они и сами, в общем-то, понимали – именно потому, что они это говорят, у них нет никаких шансов в публичной политике, да и не только. И работали-то они, если честно, клоунами (да-да, вы правильно поняли, у кого). Типа – «если вы против нынешнего Кремля, придут ЭТИ и отдадут Курилы, вы этого хотите?» На что все нормальные люди, разумеется, хором отвечали – «нет, что вы, не хотим».

Правда, тут есть нюанс. В девяностые и даже в начале двухтысячных существовала политика, худо-бедно. Поэтому общество оказывало хоть какое-то влияние на власть. Сейчас поляна зачищена полностью, политики нет, власть АБСОЛЮТНО независима ни от чего, самовластвует как хочет, и никто ей не указ НИ В ЧЁМ. Кремлю теперь ОКОНЧАТЕЛЬНО всё равно, что там человечки про себя думают. А терпение народа беспредельно – это они уже знают точно.

Поэтому именно теперь острова могут и отдать – за бочоночек вареньица и корзиночку печеньица. "Пока можно".

Сейчас как раз разговорчики на эту тему активизировались. Думаю, небезосновательно.

)(
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 77 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →