Константин Крылов (krylov) wrote,
Константин Крылов
krylov

This journal has been placed in memorial status. New entries cannot be posted to it.

Category:

О достойных людях. Многабукоф, уж извините

Есть такое распространённое в патриотических и национальных кругах мнение – «у русских нет своей элиты, вот их все и гнобят».

В общем, чисто интуитивно хочется с этим согласиться. Если, однако, начать копаться в этом вопросе, начинается какая-то тёмная вода.

Касается она прежде всего… не говорю «понятия элиты», до понятий нам как до Луны, а банального, чисто практического о ней представления. Возьмём для начала самое простое. Элита – это вроде как «те, кто сверху». Элита «правит и доминирует». Ну так что, у нас нет русского начальства? Нет, конечно, я сам знаю, сколько неруси сейчас во всех узловых точках системы, фактически – всё схвачено и контролируется. Но сам ТИП «русского начальника» вполне себе существует. Более того, его нам постоянно и разными способами показывают – смотрите, вот она, русская власть. Однако выглядит эта русская власть так, что нам же русским с неё блевать хочется.

Что интересно, чувства взаимные – ей на нас смотреть тоже неприятно, и предпочитает русский начальник всегда иметь дело хоть с алеутами, только не с русскими. О чём я уже писал, но сейчас разговор про другое.

Так вот. Почему, собственно, начальство у нас не то что не элита, а как бы даже что-то прямо противоположное? Причём это «сразу ясно», достаточно поглядеть на хари и торцы предполагаемых элитариев?

Тут придётся немножко покопаться в самом понятии «доминирования». Элита ведь доминирует не как-нибудь, а каким-то способом.

Если коротко, элита доминирует потому, что состоит из ЛУЧШИХ. Слово «лучшие» здесь следует понимать субъективно-идеалистически. Речь идёт о производимом ВПЕЧАТЛЕНИИ. То есть – если человек, глядя на другого человека, понимает, что перед ним «человек другого уровня», значит, тот и есть элита, ага.

Прошу внимания. Речь не идёт о «примативности» и «альфасамцовстве», на которых помешаны наши доморощённые теоретики социальных наук. Это совершенно отдельное явление, в чём-то противоположное обязьяньим играм. Если совсем просто, у среднего человека перед «альфа-самцом» (например, ментовским начальником) возникает желание пригнуться и бежать, может даже спиной вперёд и кланяясь. А перед «лучшим» хочется не пригнуться, а вытянуться, и одновременно - сесть у ног. Поэтому предложение подойти поближе со стороны альфа-самца – это недвусмысленная угроза («подь сюды бля»), а со стороны «достойного» - милость и дар. И дело тут не только в хамстве или ощущении опасности: вблизи достойного человека иногда бывает куда более стрёмно, нежели в окружении пахана. А в том, что альфа-самец унижает тех, над кем хочет возвыситься, достойный же может – если захочет - помочь подняться, хотя бы на ступеньку-другую. Впрочем, унизить он тоже может, но это наказание, причём нечастое. Обычно же общение с достойным прибавляет достоинства – что, собственно, и подкупает.

Опыт общения с «достойными» у нас у всех, наверное, есть. У кого-то был такой дед, у кого-то - любимый учитель, у кого-то, может, даже начальник или командир, хотя сейчас это уже редкость… Кстати сказать, «достоинство» вполне совместимо с некоторыми формами примативности – и, возможно, само является некоей превращённой (или сублимированной) его формой… Но это в сторону.

Теперь – интересное. Достойных людей среди русских, в общем-то, хватает. Но они не являются институтом. Лично – да, а в социальном плане – нет.

Это тоже вроде бы проговорено. Можно кое-что поднять из старых дискуссий. Например, неоднократно отмечалось отсутствие такого института, как «авторитетный человек». Чьи публично высказываемые мнения для русского – именно для русского! – общества настолько важны, что все с ними сообразуются. Я не сказал – «тупо следуют», но именно что сообразуются. То есть нельзя не знать, что Уважаемый Господин Такой-То высказался по такому-то поводу так-то и так-то, а личное мнение, отличное от мнения УГ, не то чтобы нельзя иметь, но такое оригинальничанье не даёт человеку плюсов, а только минусы. Так вот, таких людей у нас нет. Одно время было ощущение, что это место мог занять Солженицын, но тут чьи-то ловкие руки передавили пищик с такой силой, что старик только задушенно попискивал. Хотя ив полузадушенном состоянии книжку известную про «двести лет вместе» он всё-таки написал, распечатав тему – за что ему ещё не раз скажут спасибо… Но и это в сторону.

Или такая замечательная тема, как «русское хамство». Не в том дело, что русские как-то особенно скверно себя ведут. Но почему-то именно в русском обществе хамство – любое – НЕ НАХОДИТ УКОРОТА. Хама зачастую невозможно заткнуть или поставить на место иначе как с помощью угроз или физического насилия. При этом хам, получив по сусалам, чаще всего ещё и обижается: «а чё такого-то». Окружающим тоже становится как-то стыдно – они понимают, что хамство надо бы унимать как-то иначе, но НЕЧЕМ.

И так далее. Примеров наберётся много.

Из этого, конечно, можно тут же вывести, что русское общество состоит из людей низких и гадких. Нет. Достойных у нас вполне достаточно – видим же мы их. Но вот общего поля «достоинства» они почему-то не создают. То есть у нас отсутствует СТРАТА БЛАГОРОДНЫХ. Объединённых этим самым благородством как коллективным достоянием.

Чтобы было понятно, о чём идёт речь. Есть, например, такое свойство, как личная храбрость. На самом деле это целый букет разных свойств, иногда противоположных – например, «храбрость» может проявлять и тупица, который просто не чувствует опасности, и адреналиновый наркоман, который от этого чувства кайфует. Но так или иначе, бывают ведь «храбрые люди».

А есть – АРМИЯ. Огромная машина, состоящая из людей, среди которых далеко не все храбрецы. В армии есть и трусы, и тупицы, и мерзавцы, их хватает более чем. Но машина эта создана «под храбрость». Она сама её вырабатывает – не как чувство, а как норму поведения. «В штыковую, ура». Да, может, там, за спиной – заградотряд, это тоже способ заставить людей идти под пули. Важно, что все они под эти самые пули идут.

Теперь представьте себе общество, в котором есть храбрецы – но нет армии. И ежели на него нападут, самые храбрые бесполезно погибнут, а остальные разбегутся. Даже если нападающие – тупы и трусливы. Лично тупы и лично трусливы. А как целое – идут и трамбуют.

Так вот. В некоторых обществах существуют социальные машины, заставляющие определённое количество людей вести себя БЛАГОРОДНО. Там тоже не обходится без своих заградотрядов, ага. Но тем не менее – там благородные организованы, мобилизованы, и составляют нечто вроде армии. Правда, занимается эта армия в основном парадами, но эти парады сами по себе важны. Потому что, посмотрев на то, как «блаааародные гаааспада» маршируют по социальному пространству, хочется вытянуться и «в ногу, в ногу».

Интересно, что во всех европейских обществах эти парадные машины устроены примерно одинаковым образом. Мы знакомы в основном с англосаксонским вариантом, но, судя по всему, «благородные» везде примерно одинаковы, с точностью до всяких тонких настроек.

Заметим, искусственное «достоинство» может в некоторых сильно отличаться от природного – как регулярная организованная смелость не во всём похожа на естественную. «Тут нужно смотреть».

Ну что ж, посмотрим.

Возьмём за образец «классического джентльмена». Мы, конечно, настоящих джентльменов не видели и не увидим, но кое-какие черты этого диковинного существа нам всё же ведомы – хотя бы потому, что мы про них книжки читали, и довольно много. Так что «какое-то представление есть».

Прежде всего, джентльменов отличает крайняя чувствительность в вопросах социальных перегородок – и столь же демонстративное игнорирование таковых. Джентльмен всегда чувствует свой статус и статус другого джентльмена – но чтобы «дать это почувствовать другому»… это немыслимо, пока оба соблюдают правила игры.

В России люди чувствуют себя равными, причём на очень низком уровне. С другой стороны, любой россиянский начальник обожает «специально унижать» подчинённых, чиновник измывается над просителем, богач дует бока над бедняком, и даже последняя шлюха, насосавшая себе на дорогую тряпочку, будет пытаться как-нибудь да насикать на причёску тем, у кого этой тряпочки нет. При этом подчинённый, бедняк и все прочие, находящиеся в нижнем положении, отнюдь не видят в тех, кто выше, свой моральный или хотя бы эстетический идеал. Они их ненавидят и презирают. Да, и презирают тоже – потому что у обезьяны, забравшейся высоко, лучше видно обосраную жопу. А жопа обязательно обосрана – потому что они и лезут-то наверх, чтобы срать... То есть в общении двух благородных оба настроены на то, чтобы правильно позиционировать другого, а не себя, то есть не давать понять, кто перед ними – разве что намёками. Это как две большие красивые кошки аккуратно водят носиками, ловя ароматы. Неблагородные же, напротив, «самоутверждаются» - тут каждый выставляет жопу и начинаются соревнования, кто громче и воньче пёрнет.

Далее. Благородных отличают «хорошие манеры» - гладкая речь, выдержка, невозмутимость, скрашенная лёгким юмором, и так далее. В частности, практически исключена обсценная лексика – ей владеют, но используют в очень особых ситуациях (не чаще, чем умение владеть оружием).

У нас официальным языком элиты является МАТ. Право материться на подчинённых – признак высокого статуса, мат в разговоре с равным по статусу – признак особого доверия. Над страной витает «бля». Особенно это распространено среди всяких «силовиков», что очень характерно, ибо в нормальных государствах именно офицерский корпус обычно щеголяет манерами и выдержкой, и это поддерживается специально. Наш же офицер… ну сами знаете, что это такое.

Кстати, нормальные русские вообще-то плохо переносят оскорбления, особенно «по матушке». Потому что это очень сильно опускает того, кто такое слышит, причём не только в свой адрес, но и вообще. Раньше мат был распространён только среди низших сословий, причём и среди них считалось, что непрерывно черноротствуют только худые людишки… Теперь же всеми силами – вот буквально всеми руками – слова «русский» и «мат» слепляются. «Русский мат», «русская водка», «русский фашизм» - тут прилагательное мажется клеем и со всей силы прижимается к существительному, чтоб намертво присохло.

Кстати о водке. Умение правильно обращаться с алкогольными напитками – тоже традиционный признак хорошо воспитанного человека. Нынешняя «как бы русская» манера пить – это утрированная до невозможности модель потребления алкоголя самыми низшими классами общества. Именно утрированная, потому что даже пропойца не позволяет себе того, что позволяет россиянский «елитарий». За подробностями можно к какой-нибудь Трегубовой, она это описывала вполне достоверно.

Или такая тема, как элегантность. Нет, право на «хорошие костюмы» у элитки есть. Но возьмём такую вещь как ФОРМА. О, это песТня. Например, форма военная, которая должна быть элегантна просто по дефиниции. Если кто-нибудь возьмёт на себя труд поинтересоваться историей современной российской военной формы, он увидит простую вещь – над людьми сознательно ИЗДЕВАЮТСЯ. Причём издеваются разнообразно и с выдумкой, отдельно над солдатиками, отдельно над офицериками. Например, ельцинские фуражки-аэродромы с чудовищными выгнутыми тульями, как будто срисованные с советских карикатур на какую-нибудь латиноамериканскую хунту – да будьте уверены, они с этих карикатур и срисованы, в самом прямом смысле. Нынешние эксперименты пошли ещё дальше – смотри юдашкинское голубое гусарство. Если кто не понял сразу – были такие плакатики с нарумяненными солдатиками. То есть «опустили по полной».

Или «выдержка и невозмутимость». Наши начальники и вообще «большие люди», как правило, дико истеричны. Срываться на визг в любой ситуации, особенно на «низших» - это как бы нормально и похвально. «Ты бля кто чего да я ща охрану тебя ща отпиздят!!!» - нормальная тирада «элитария», которого слегка задели, и ему показалось, что задевший много ниже его по уровню (в чём он часто ошибается, что приводит - - -).

Продолжать было бы можно очень долго, но подобьём бабки. Наше начальство НЕЛЬЗЯ УВАЖАТЬ. То есть не только за его дела нельзя, это мы вообще не обсуждаем. Его нельзя уважать даже ВНЕШНЕ, то есть за «подобающий вид».

И более. У него ТАКОЙ вид – НАМЕРЕННО. То есть это так сделано и введено в качестве стандарта, причём «как бы для русских».

К инородческому начальству требования другие. Например, кавказцы у нас «гордые» (а также «элегантные»), евреи – «интеллектуальные и культурные», это всячески демонстрируется и внушается в качестве стандарта.

Азиаты, наверное, будут «выдержанные и воспитанные» - когда для них будут подбирать подходящие демонстративные добродетели.

) спать бы пора, а я тут того-с (
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 180 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →