Константин Крылов (krylov) wrote,
Константин Крылов
krylov

This journal has been placed in memorial status. New entries cannot be posted to it.

Category:

О симуляции

Истина есть то, что соответствует действительности. Гегель, кряхтя, становится на голову и говорит, что действительность – то, что соответствует истине. В общем, оба воззрения убедительны, в зависимости от положения головы.

Не соответствующее действительности - «ложно», «ошибочно». Не соответствующее истине – «ничтожно», «жалко», «не имеет значения». Это сор, из которого растёт «случайное» - то есть нечто, имеющее шанс (но только шанс) стать истинным и реальным задним числом.

Интересен в этом смысле статус истинного, но не действительного.

Это «должное», «идеальное» в обычном смысле слова: то, чего в реальности нет, но что важнее реальности. Онтологический статус должного – «то, чего нет, но что соответствует истине». В идеальном случае должное должно осуществиться само, просто потому, что оно соответствует истине и тем заявляет своё право на бытие. История – это судебный процесс, где должное с блеском защищает своё право быть.

Истинное проявляется в действительности в форме поучительных событий, «примеров». «Пример» - нечто случайное, но как бы иллюстрирующее «должное» и тем поучительное. «Пример» вроде бы реален, но истинность его завышена (как завышена истинность сбывшейся приметы или случайного торжества справедливости). Нулевой ступенью реальности обладает рассказ, «байка»: описываемые события нереальны, но обладают определённой истинностью, ровно в меру своей поучительности.

Нулевой степенью «поучительности», в свою очередь, является «интересное». «Интерес» - ощущение, возникающее при обучении чему-то полезному. Правда, обучение сложно и трудно, от него устаёшь. Интересная книжка или хорошо построенный рассказ ничему особенно сложному самом деле не учит (поэтому читатель «не устаёт»), но вызывает ощущение того, что ты узнал нечто важное. Удовольствие сильнее усталости – прибыль выше издержек – за счёт этого экономического, так сказать, эффекта существует литература.

Добиться этого можно двумя способами. Во-первых, книжка может содержать нечто легкоусвояемое – как брикетик мороженого. Нажористость такой литературы велика, правда, нет клетчатки и микроэлементов. С другой стороны, легче всего усваивается пустота. Книжка может вообще не содержать ничего нового – как любовные романы, где точно известно, на какой странице героиня отдастся герою первый раз. Это не мороженое, а жвачка – ничего, кроме «вкуса», и тот химический. Зато нажористость близка к нулю, и голова отдыхает, получая удовольствие, которое обычно достигается только тяжёлой работой.

Ну да, это своего рода онанизм. Но и мышление как таковое, в общем-то, тоже - - -

) дописываю текст, лезет в голову разное (
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments