Константин Крылов (krylov) wrote,
Константин Крылов
krylov

This journal has been placed in memorial status. New entries cannot be posted to it.

Category:

Опять о том же, или О противугеянии, правильном и не очень

Меня трудно заподозрить в симпатиях к голубым. Ну вот совсем — начиная с ориентации и кончая религией (которая, вообще говоря, очень терпима, но только не в этом вопросе). Плюс политические соображения, более чем понятные.

И, в общем, я думаю, что гей-сообществу надо давать некий отпор. Именно сообществу: "просто ориентацию отдельных людей" я в данном случае, извините, не обсуждаю, и Чайковского люблю не за это - я говорю именно о сообществе, активистах и прочем таком. Так вот, гей-сообщество, по-моему, не очень хорошая вещь. И с этим надо что-то делать, наверное, да.

Нет, я не про газенваген и прочие ужасы. Но, скажем, антигейство как позиция должно быть как-то выражено публично. Как минимум, внятными словами.

Но. Когда я сталкиваюсь с тем, что у нас сейчас называется «антигейской позицией» (не говоря уже о пропаганде), я довольно часто ловлю себя на мысли, что она мне как-то не по нутру. Во всяком случае, в некоторых отношениях.

Во-первых, мне - уж простите - сильно режет слух широкое использование в антигейской пропаганде понятий и штампов уголовной субкультуры. Всё вот это — «геев под шконку», «петухов на парашу», и так далее. Уголовная культурка и сама по себе не марципанчик, а уж тот вариант, который — с ведома и согласия начальства — транслируется в ширнармассы в качестве «русской народной культурки», и вовсе какое-то средоточие мерзости, от которой, наверное, даже настоящих сидельцев воротит.

Нет, я, конечно, понимаю, что наша елитка в основном состоит из «таких специальных товарищей», по которым тюрьма плачет, и строят они страну по образу и подобию зоны, так что всё органично. Но мы-то — свободные люди, по крайней мере хотим ими быть. Так что тюремные нравы и обычаи, равно как и риторику, лучше всё-таки оставить тем, кто этого достоин (с) реклама.

С другой стороны, чувство глубокого недоумения оставляют «православно-фундаменталистское» антигейство. Я беру эти слова в кавычки, поскольку фофудья относится к фундаментализму как канализация к каналу.

Так вот, в фофудьеносной среде постоянно встречаешься с диковинным и крайне неприятным вариантом гомофобии как разновидности сексофобии. То есть — когда товарищ обличает «пидоров», а дальше выясняется, что он считает их занятия апофеозом сексуальности как таковой, «вершиной разврата». Гомосеки — это просто повод повозмущаться «половой распущенностью». И возражает он не против геев, а против плотской любви как таковой, против того, что люди вообще «это делают», в том числе, разумеется, и мужчины с женщинами. Гейству они противопоставляют не гетеросексуальность, а воздержание, молитовку, пощение и слушание радио Радонеж, ну и «биться головой об стенку, смиряясь». По-моему, лучшей рекламы «гомосятине» сделать просто невозможно.

Впрочем, будем справедливы. Тяжёлая сексофобия - свойство не только православной фофудьи, но и, скажем, некоторых изводов левой идеи. Наши "левые", в отличие от западных, которые уж в чём, в чём, а в нелюбви к плотским радостям неповинны, довольно часто страдают тяжёлой половой моралью. Много, много "ленинцев" и "коммунаров" обожают поговорить о том, что животную природу человека надо "преодолевать", и особенно в области всяких удовольствий, прежде всего сексуальных. Даром что даже герои Чернышевского - уроды ещё те - в них себе не отказывали. Нет же, обязательно надо ущемить, и вообще при коммунизме секса не будет... Эти тоже любят повыступать против пидоров, но их выступления сводятся всё к тому же: гомофобия у них является прикрытием сексофобии. Реакция нормальных людей понятна: "нет, уж лучше Боря Моисеев".

Ещё одна нехорошая вещь — «климовщина». Сейчас её уже стало меньше, но всё ещё хватает.

Я имею в виду рассуждения о педерастии как «вырождении», «генетической неполноценности», и так далее. Мало того, что вся эта бодяга не подтверждается фактами (ну сложно представить древних греков вырожденцами), так ещё эта песня, столь ласкающая слух гомофоба, подтверждает основной постулат гей-идеологии: сексуальная ориентация, дескать, всегда или почти всегда является врождённым свойством. Дальше можно сколько угодно говорить о «вырожденцах» и «генетических уродах». Раз они генетические — значит, они «такая раса». Которая, естественно, дополнительно ощерится и будет защищать себя и своё право на жизнь и жопу товарища.

Тут я уже вижу укоризненные лики соратников, которые кагбэ говорят мне – «это всё интеллигентщина и разборчивость». Или, если перевести то же в конструктив — ну хорошо, а что нам остаётся? Убери, дескать, подшконочную тему, радио Радонеж и вырожденчество, и все претензии к жопникам как бы и повисают в воздухе.

Да нет же, не повисают. Претензии-то есть. Просто их нужно уметь формулировать, переводить в доступный ширнармассам формат, озвучивать и распространять. То есть вести нормальную пропагандистскую работу, которую наши гомофобы вести не то что не умеют или не хотят — но даже не думают, что это нужно делать. Ведь «пидоры такие противные, это ж и так понятно».

Увы, товарищи гомофобы не то что не делают сколько-нибудь интересную антигейскую пропаганду — они и знают-то предмет своих пламенных чувств крайне плохо. Особенно это касается политической его составляющей — хотя вся суть гей-движения в том и состоит, что гей-сообщество — это биополитическая общность, сконструированная в основном бывшими марксистами, нашедшими себе (с учётом советского опыта) «новый пролетариат». Что гей-солидарность конструировалась как альтернатива «реакционным» видам солидарности, прежде всего национальной, которая основана на чувстве родства, со всеми втекающими и вытекающими. Что гей-парады специально проводятся с расчётом на оскорбление моральных чувств «реакционных свиней». Что… да тут много всяких «что». «Только тронь» [1].

И о практическом. Что в России нет организации типа «Морального Большинства», это понятно. Но вот нечто вроде американских Promise Keeper («Верных слову») сделать было бы вполне можно. Не в библейско-протестантском (или православном) формате, у нас такие штуки не проходят. Но как сообщество мужчин, давших публичное обязательство придерживаться некоторых традиционных ценностей (создать семью, произвести на свет потомство, и так далее). Безо всякого экстремизма — «для себя и среди своих». С собраниями, руководством, клубами, и публичными мероприятиями. Большинство, впитавшее опыт меньшинства, типа. Из этого можно было бы сделать вполне вполне внятную силу.

Но, боюсь, этим никто заниматься не будет. А ведь «с пустого места» можно было бы слепить нечто интересное во всех отношениях. Но куда уж - - -


[1] Вот, например, цитаты из очень известного сочинения: «Гей» — не просто мужчина, любящий мужчин, а носитель особого самосознания, член соответствующей субкультуры, общины или организации, борец за свои гражданские права». «Геев и лесбиянок объединяет главным образом наличие общего врага». И так далее. Это пишет Игорь Кон, бывший советский сексолог, гей-чиновник международного уровня, и, кстати, пламеннейший антифашист.

)(
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 152 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →