Константин Крылов (krylov) wrote,
Константин Крылов
krylov

This journal has been placed in memorial status. New entries cannot be posted to it.

Category:

Из двух зол | de duobus malis minus est semper eligendum

Есть такая максима – «из двух зол выбирают меньшее». Над которой некоторые издеваются, а некоторые, наоборот, берут на вооружение (особенно когда вопрос стоит так – почему нужно лизать жопу нашим высокопоставленным вурдалакам).

Интересно посмотреть, откуда премудрость взялась.

Это вообще-то из Аристотеля, но западный мир знает эту идею благодаря цицеронову трактату De officiis (у нас переводится - «Об обязанностях», ну нет на русском аналогичного понятия, «официальное» для нас – казённое и надутое, а не - - -). Трактат был писан желчным стариком, оттеснённым от любимого дела – то есть политической грызни – возвышающимся Антонием. Собственно, на это Цицерон и жаловался – что сидит сычом в путеольской усадьбе, предаваясь нежеланному отдыху. Утешает он себя тем, что зато может заняться писательством.

Вот, собственно, цитата:

Я, нечестивым оружием и силой лишенный возможности заниматься государственными делами и выступать в суде, пользуюсь досугом и, по этой причине покинув Город и разъезжая по сельским местностям, часто бываю один. Но мой досуг нельзя сравнивать с досугом Публия Африканского и мое уединение — с его уединением. Ведь он, отдыхая от достославной государственной деятельности, наконец, стал пользоваться досугом, а от общения с множеством людей удалялся как бы в гавань; между тем мой досуг связан с отсутствием занятий, а не с моим стремлением к покою. И право, что достойное меня мог бы я, после упразднения сената и уничтожения правосудия, делать в Курии или на форуме? И вот я, который когда-то жил, общаясь с величайшим множеством людей и находясь на виду у граждан, теперь, избегая взоров преступников, заполняющих все, удаляюсь насколько это мне дозволено, и часто бываю один. Но так как я узнал от ученых людей, что надо не только выбирать наименьшее из зол, но и выхватывать из этих последних хорошее, быть может, им присущее, то я потому и пользуюсь своим досугом, — правда, не тем, каким должен был бы пользоваться человек, некогда принесший спокойствие гражданам, — и не склонен проявлять слабость духа в одиночестве вынужденном, а не добровольном.


Как мы видим, речь идёт не о совершении зла или согласии с злом «в моральном смысле», а о претерпевании житейских неприятностей. То есть это не моральная максима, а житейская мудрость – если надо выбирать между двумя тяжёлыми ситуациями, надо выбрать ту, которая всё-таки полегче, и ещё постараться найти в ней какие-нибудь преимущества. Например, если речь идёт о выборе между длительным консервативным лечением какой-нибудь болячки и рискованной хирургией, или выборе между работой тяжёлой и малооплачиваемой.

На современном языке та же мысль выражается словами: в неблагоприятной ситуации нужно стремиться не к максимизации прибыли, а к минимизации убытков (а также не упускать случая их частично компенсировать хоть чем-нибудь).

То есть всё это не имеет вообще никакого отношения к этике. Тут, как всегда, подгадил перевод: слово malum, которое у нас перевели как «зло», в латинском обозначает «что-то плохое», не обязательно в нравственном смысле. Malum – это не только преступление, но и, скажем, болезнь, неудача, царапина на ноге, и так далее [1].

Особенно же обидно за Цицерона. Он-то как раз всю жизнь исходил из того, что выбирать между двумя видами говна отнюдь не следует – почему и привествовал Мартовские Иды. И как раз в момент завершения трактата он попробовал было проявить «политический реализм» - поддержал Октавиана, в дальнейшем известного как Цезарь Август, против Антония. Поддержал именно как «меньшее зло». Октавиан же, не будь дурак, заключил с Антонием тактический союз. И Антоний добился включения Цицерона в проскрипционные списки. Цицерона убили. Отрубленную голову Цицерона выставили потом на ораторской трибуне Форума, который с тех пор перестал быть местом для дискуссий.

Так что - - -

[1] Да, кстати, есть ещё и омоним – malum в значении «плод дерева», особенно «яблоко». Это отчасти объясняет, почему библейский «плод», который неудачно съели прародители, понимался в латинском Средневековье именно как яблоко, а не, скажем, груша или финик.


)(
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments