Константин Крылов (krylov) wrote,
Константин Крылов
krylov

This journal has been placed in memorial status. New entries cannot be posted to it.

Categories:
  • Mood:

080808. О риторике сторон

В связи с годовщиной грузиско-абхазско-российской войны я взял на себя труд прочитать длинное изыскание г-на Илларионова, опубликованное в «Континенте» и посвящённое этой теме.

Изыскание документальное – собственно, из документов оно и состоит. В основном из цитат, украшенных кое-где табличками, ну и комментарии автора.

Какую картину нарисовал Илларионов – учитывая, что он в высшей степени рукопожатый ягрузин – догадаться, думаю, несложно. Говоря словами классика, опустим завесу жалости над этой печальной сценой.

Но зато в конце этого документа приводятся – практически без купюр – речи Саакашвили, тексты «мирового сообщества» - от американских сенаторов до евробюрократов – ну и условно «наши». Перевод более-менее однообразный, казённый.

Впечатления у меня остались довольно интересные. О них и поговорю.

Подчёркиваю, речь не идёт о лингвистических тонкостях: это довольно грубый перевод. Речь идёт о построении текста, риторических приёмах и всём таком прочем. Штуки это довольно субъективные, иногда просто интонационные, что-ли. Но они есть.

Первое, что бросается в глаза – разиница в интонации. Условные «наши», что бы они не говорили, всё время сбиваются на «человеческий разговор». То есть пытаются в чём-то УБЕДИТЬ собеседника, достучаться до него. Эти прожжённо-циничные типы и в самом деле пытаются что-то ОБЪЯСНИТЬ западным людям, да и грузинам тоже. Типа – «ну как же так, ну послушайте».

Это самое желание убедить и объясниться выглядит либо как оправдания, смешные и жалкие («да, мы сделали это, но потому-то и потому-то, войдите же в наше положение»), либо как обида на то, что собеседники не слушают и не хотят ничего понимать («ах вы гады, ну мы же с вами как с людьми, а вы», «ну вы же врёте, вы всё врёте, ну как же так можно врать, стыда-совести нет»). Путин, например, однажды сорвался совсем по-мальчишески: «Меня удивляет, насколько мощной является пропагандистская машина Запада. Это потрясающе, удивительно. Это ни в какие ворота не лезет, но тем не менее пролезает!»

Кстати о лексике. Наши всё время пытаются вывести разговор на привычный им пацанский уровень, объяснить «как пацаны пацанам». Даже у Медведева –более отёсанного, нежели Путин - постоянно попадаются специфические словечки типа «пробивка» (за которые ему, правда, неловко - он просто не умеет сказать по-другому). Саакашвили, который законченный бандит по натуре, - это не оскорбление, это вполне лестная характеристика для человека в его положении - ничего подобного не позволяет себе нигде и никогда. И дело не только в переводе: сам стиль его речей исключает подобное. Только «высокая» международная лексика, которой он владеет отменно.

Теперь по содержанию.

Российская сторона исходит из того, что её версия событий самоочевидна. Ну ведь грузины напали! Ну ведь это правда! И это, судя по всему, действительно правда. Только эта правда решительно никого не интересует по ту сторону российской границы.

Начнём с грузинской версии событий.

Мы тут не очень понимаем, что Грузия считает эту войну СЛАВНОЙ И ПОБЕДОНОСНОЙ. Грузия, в своих собственных глазах, эту войну ВЫИГРАЛА, а Россия – проиграла. Да-да. Потому что по официальной грузинской версии Грузия отразила полномасштабную агрессию России, которая хотела вторгнуться именно в Грузию, разрушить Тбилиси и уничтожить грузинскую государственность, да не смогла благодаря героическому сопротивлению грузинской армии и народа, а также международного сообщества, которое грудями встала за грузинский народ. Ну да, грузины типа не удержали Осетию и Абхазию, за что русские ещё поплатятся, но ведь не этого хотели гнусные русские. О нет, они хотели именно что саму Грузию, целились в самое розовенькое, нежное, в самый цветочек! Но грузины впервые в истории справились с чудовищной военной машиной России, победили её физически и морально. Это сверхуспех, феерия.

Это дополняется рассуждениями о невообразимых потерях, нанесённых России грузинской армией. По грузинской версии, грузины потеряли «несколько десятков бойцов», а Россия, которая ввела в Грузию треть своих вооружённых сил – лишилась «своих лучших спецназовцев» и загубила чуть ли не всю авиацию («Россия потеряла больше самолетов, чем в любом другом конфликте после 1939 года» (с) Саакашвили). От полного разгрома Россию спасло только грузинское миролюбие и высокие гуманитарные стандарты, ага.

Тот факт, что на Тбилиси никто не наступал (а если бы собрались – было бы «всё как обычно»), а также и то, что международное сообщество в момент войны не особенно рвало попу, рассчитывая постервятничать по итогам (что прочитывается по тем же самым западным выступлениям довольно отчётливо), объясняется самым простым способом: если враг чего-то не сделал, значит, он испугался или оказался слаб. Не поехали танки на Тбилиси? – Значит, зассали, испугались грузинской моральной силы... Не особенно разорялись западные товарищи? – Ну так русские боятся любого, даже слабенького окрика, что бегут, теряя портянки, от первого же звонка из Вашингтона, так что не нужно было и стараться, а вообще-то западная поддержка была огромна, Грузия уже фактически в Европе... Русские не аннексировали Осетию и Абхазию? – Во-первых, они этого хотят и к этому готовятся, а, во-вторых, они сами понимают, насколько непрочно они сидят на этих оккупированных территориях и как страшна будет грузинская месть, вот и боятся. И так далее, и тому подобное.

Для построения такой риторической конструкции не требуется ничего, кроме презумпции злого намерения. Если априори считать врага монстром – и убедить в этом всех остальных – то любое его действие или бездействие будет истолковано самым невыгодным для него образом.

В России такой тип рассуждения тоже вполне распространён. Например, добрая половина дискурса «китайской угрозы» вертится вокруг предположений о намерениях китайцев. Ну очевидно ведь, что Китай собирается отобрать у России Сибирь и Дальний Восток, ибо чего же они ещё могут хотеть от жизни, как не этого? Что, пока китайские войска не топчут наши земли? – Ага, значит, они собираются сначала заселить территории своими мигрантами, а уж потом присоединить их как бы мирным путём. Что, китайские мигранты не построили на этих территориях ни одного китайского города, а паразитируют на русской инфраструктуре? – Ага, значит, они хотят сначала выжить русских. Что, кавказцы в этом регионе создают больше проблем, чем китайцы? – Да вы не знаете китайцев, они тихушники, сначала везде пролезут, а потом ка-ак грянет, да поздно будет… И так далее.

Заметьте, я не говорю, что китайской угрозы не существует и всё это враки. Почему же, она есть. Но вот обсуждение этой самой угрозы в рамках «дискурса намерений» заставляет видеть эту самую угрозу в абсолютно любых действиях китайцев, даже вполне невинных. Если же имеют место и в самом деле неприятные для нас акции и инициативы, то они выглядят как стопроцентное подтверждение этой версии. Но ведь есть и другие, более реалистичные (и в чём-то более обидные). Например, китайцы и в самом деле поощряют «экономическую» миграцию бедняков, в том числе и в Россию. А что, там за гроши можно лес вырубать и дерьмище сбывать, чем не рынок. Да, они хотят срубить с нас бабла, и им наплевать на то, во что нам это обойдётся. Но на полномаштабную агрессию это никак не тянет – те же кавказцы делают то же, и их почему-то никто не обвиняет в попытке оккупировать Россию, хотя фактических оснований для этого куда больше.

Но вернёмся же к нашим грузинам.

Априорная версия о том, что Россия хотела расчленить и уничтожить именно саму Грузию, дополняется любопытным рассуждением о том, почему ей этого так хотелось. Все рациональные аргументы – геополитика, экономика и прочее – признаются недостаточными. Нет, постулируется априорная ненависть России к Грузии, ненависть личная и гнусная. Причина ей – ЗАВИСТЬ. Русские, будучи по природе своей рабами и лузерами, жестокими и тупыми мерзавцами, просто завидуют грузинам, которые добились фантастических, невероятных, потрясающих успехов. САМЫЙ ВИД свободного и процветающего грузина вызывает ужас, боль и диарею у мерзопотных русских варваров.

Это буквально так. Например, в своём обращении к нации от 13 августа 2008 года Саакашвили на голубом глазу гонит на тему того, что русские, увидев «освещённые грузинские города», или огромный митинг в центре Тбилиси (который они, оказывается, собирались бомбить), пришли в дикий ужас, равно как и от хорошей работы грузинской финансовой системы. Что подвигает его к такой изумительной коде:

«Возместим в десятикратном размере всё, что эти подонки, эти варвары, татаро-монголы XXI века нанесли нам, эта толпа и банда Атиллы, которая вошла на территорию Грузии».


Саакашвили мусолит тему грузинского величия практически в каждой речи, не забывая воспроизвести весь набор грузинских мифов успеха. Например, в одной из телег он убедительно изъясняет, почему, оказывается, русские бомбили грузинские полицейские участки. Всё просто и очевидно: русские абсолютные нелюди ненавидят честных грузинских полицейских, известных своей неподкупностью – поэтому они хотели физически уничтожить честную грузинскую полицию, которая сами своим существованием колет им глаза. Ну а то, что грузинские полицейские участвовали в боевых действиях (что, по ходу, признавала и грузинская сторона) – это мелкое, незначимое обстоятельство…. И так во всём: русские убивали грузин за то, что они честны, свободны и счастливы. А вовсе не потому, что были какие-то там практические к тому соображения.

Всё это напоминает стандартные антиантисемитские аргументы. Люди не любят евреев не за то, что они сделали людям много зла, нет. А потому что ЗАВИДУЮТ, причём не материально-имущественному положению евреев (и в самом деле завидному), а тому, что евреи такие гениальные и великие. «Ну да вы сами знаете».

Про постоянные саакашвилиевские заклинания на тему «Грузия это Европа, агрессия против Грузии является нападением на Европу и европейские ценности» я даже и говорить не буду. Тут всё понятно.

Ладно, теперь перейдём к версии западной.

Нельзя сказать, что европейские и американские товарищи тупо включились в игру на грузинской стороне. Нет, там шитьё тоньше. Разумеется, Россия назначена виновной, для этого всё и делалось. Но и к Саакашвили, с его липкими поцелуями в попу, они относятся к откровенной брезгливостью: у него губы холодные. Да, они разрешают ему выступать и «доносить свою точку зрения до Запада», но интересуются ей не более, чем точкой зрения российской. И та и другая для них одинаково не существуют. Если они поддерживают Грузию, то – и это подчёркивается так ясно, как только возможно – потому, что они сами так решили, а не потому, что какие-то слова каких-то грузинов для них указ.

Это и понятно. Западники во всех случаях стараются сохранить и укрепить своё положение рефери, судейской коллегии, ВЗРОСЛЫХ, разбирающих поведение подравшихся детей. А нормальное поведение взрослого, даже когда он целиком и полностью на стороне одного из ребёнков (ну, допустим, это его сын) – сделать вид, что его суд справедлив, а для того попенять (пусть не в равной мере) обоим.

Так и делается. Например, в докладе HRW по Осетии признаётся, что «нарушения» имели место быть со всех сторон, хотя, конечно, грузин нельзя обвинять в геноциде, а можно только осетин… И так далее – везде сохраняется видимость объективности. Разумеется, именно видимость, так как Blame Russia (s) South Park. Но эта видимость для них важна, и они её блюдут.

Тем более, что это им несложно. Поскольку западники – Хозяева Дискурса, то они устанавливают правила интерпретации. А если иметь в своём распоряжении этот рычаг, то неизменно превосходный результат гарантирован.

Чтобы было понятно, о чём речь. Допустим, вы разбираете последствия какой-нибудь драки между Иваном и Гоги. По ходу выясняется, что Иван заехал Гоги кулаком в глаз, а Гоги отоварил Ивана по яйцам. Дальше всё просто: если вам симпатичен Иван, вы называете удар по яйцам геноцидом (так как это попытка лишить Ивана органа размножения) и объявляете Гоги международным преступником. Если же вам любезнее Гоги, то вы не обращаете никакого внимания на ивановы яйца (ничё, заживут), а вот удар в глаз называете чудовищным преступлением, попыткой лишить зрения, этого самого важного из чувств… В данном случае симпатии были на стороне Гоги. Поэтому в действие был введён новоизобретённый концепт «непропорциональное применение силы». Новшество удивительно эргономичное, как и всё, что делается на Западе – ибо степень «пропорциональности» определяет всё тот же Запад.

Разумеется, голый произвол обкладывается, как подушками, фактами и свидетельвстами объективного свойства. О степени объективности можно судить, к примеру, по ключевой фразе докладчика мониторигового комитета ПАСЕ Матиаса Йорша по поводу ситуации в Цхинвале: «Ни один человек, который размышляет независимо, не говорил, что имеет место геноцид». Оцените красоту конструкции.

Это, конечно, не мешает западным СМИ тупо гнать прогрузинскую волну. Речь идёт именно о верхушке официоза - с которой, впрочем, и катятся все лавины.

Что касается российских прогрузинов и ягрузинов, то их риторика является смесью грузинской и европейской, с преобладанием грузинского дискурса, как более близкого и понятного. Чтобы не ходит далеко за примерами, процитирую слова того же Илларионова, вынесенные на обложку журнала «Континент»: это квинтэссенция.

Даже самые первые результаты последовательно либерального, во многом поистине либертарианского, экономического эксперимента в Грузии – несмотря на весьма короткий срок его осуществления – впечатляют.
Небольшая и небогатая страна, находящаяся не в самом благоприятном географическом положении, не имеющая контроля над двумя своими территориями, не оправившаяся до конца от последствий серии войн конца 1980-х – начала 1990-х годов, включая тяжелейшую гражданскую войну, лишенная собственных месторождений нефти и газа, находящаяся под непрерывным политическим, энергетическим, экономическим, транспортным, военным давлением со стороны своего крупнейшего соседа, в течение почти трех лет подвергнутая им тотальному торговому эмбарго, тем не менее по всем ключевым экономическим показателям развивается несопоставимо успешнее, чем ее мощный, купающийся в энергоресурсах, получающий финансовую ренту на сотни миллиардов долларов в год, агрессивный и авторитарный сосед. […] То, что уже было сделано в стране менее чем за пять лет в сфере экономических, институциональных, политических реформ, не может быть названо иначе, как чудо.
Настоящее экономическое и институциональное чудо.
И если оно будет продолжаться, то нет никаких сомнений в том, что это лишь вопрос времени, когда по душевым показателям производства и дохода свободная Грузия догонит авторитарную Россию.
Возможно, именно этот феноменальный успех братской страны, достигнутый в тяжелейших условиях в кратчайшие сроки, и оказался одной из важнейших причин для дикой ненависти и жесточайшей агрессии против страны и людей, сумевших этого добиться.


Ну, «тут всо». Концентрат.

Прошу заметить. Я не говорил, что в Грузии всё плохо, а Российская Федерация во всём замечательна. Напротив, я уверен, что саакашвилиевские реформы – из чьего бы кармана они не оплачивались – вполне успешны, и что грузины ему верят и его поддерживают. Более того, я уверен, что по целому ряду параметров Грузия превосходит Россию – например, по эффективности работы госслужбы. Объясняется это просто – Грузия является национальным государством, Грузией Для Грузин, и не воюет со своим народом (как Эрефия с русскими), а на него опирается. Саакашвили – и в самом деле национальный лидер. И так далее и тому подобное.

Однако ж, Германия в тридцатые тоже отлично развивалась – и не как Грузия, а на свои шиши, на немецком гении. Стоило бы пустить в ход идею, что Сталин завидовал немецкому величию и стремительному росту, потому и напал на неё. Ну или хотел напасть, как то доказал великий Суворов. Что возлагает всю моральную ответственность на красных людоедов, тарам-пам-пам.

)(
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 110 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →