Константин Крылов (krylov) wrote,
Константин Крылов
krylov

This journal has been placed in memorial status. New entries cannot be posted to it.

Category:
  • Mood:

Ещё банальности. О вранье за деньги и продажной журналистике

Есть вещи дико банальные – для тех, кто хоть как-то в теме. Однако, как я убедился, проговаривать их полезно. Пусть даже «это все знают», но знание это рассеянное, «всё в разных местах». А надо в одном.

Довольно часто можно встретить такое мнение – «этот говорит то-то за деньги». Или проще – «купили», «сука продажная» и так далее.

На самом деле «продажных сук» в прямом смысле слова не так уж много. В большинстве случаев проще и дешевле просто найти человека, который будет говорить то же самое искренне, по зову сердца. И пусть говорит. Найти же человека, который будет говорить нужные вещи, несложно – потому что нет такой точки зрения, которую кто-нибудь да не отстаивал бы, причём с пеной у рта. Правда, даровитый пропагандистов всё-таки мало, тут нужен дар, а даров на всех не хватает. Но лучше поставить на такой участок человека недалёкого и искреннего, чем умного и талантливого, но с сомнительными воззрениями. Тем более, что пропаганда – штука тупая: там всегда можно взять количеством и напором, то есть долбнёй и криком. Можешь каждый день орать в голос «Долой Путина» (или «Слава Газпрому») – годен.

Что касается денег за враньё в прямом смысле слова, то даются они, как правило, не за то, что человек говорит (за это ему просто «платят небольшую зарплату»), а за то, что он молчит – то есть кое о чём умалчивает. Как правило, это связано с конкретными людьми и обстоятельствами. «Вася, мы знаем, что мэр Полянкин – вор. Но сейчас не надо об этом, у нас с ним отношения, ага?» Обычно на такие умолчания люди идут без особого напряжения совести, так как Полянкиных таких много, и всегда можно излить свой честный и праведный гнев на какого-нибудь Мохнаткина, который тоже вор, да, все ведь воры, чего уж теперь-то.

Вот тут пора упомянуть особую породу людей, которые именно что врут за деньги, причём охотно. Как правило, это люди, свято верующие во всесилие зла и его абсолютную повсеместность. То есть они убеждены в том, что всякая власть есть по определению зло и мерзость (ну, во всяком случае, «в этой стране»), что все воруют (ну, «здесь у нас»), и что это всегда было, есть и будет так, и измениться в принципе не может. Довольно часто это сочетается с низкой самоценкой и проистекающего отсюда желания надмиться над лошьём и быдлом. Вот такой тип может получать извращённое удовольствие от лжи, причём чем наглее он врёт, тем больший кайф от этого получает. Деньги за враньё для него тоже важны не сами по себе, а как свидетельство того, что он поимел ещё и заказчика, а это для него важно. Потому что он не любит людей и хочет унизить, не любит же за то, что в глубине души ставит их выше себя. Свидетельствует об этом хотя бы лексика, используемая такими товарищами в частных разговорах: они любят величать свою аудиторию презрительными кличками («ботва», «хомячки», «быдло») и охотно рассказывают, как именно они эту аудиторию имеют в глаз и в ухо мизинцем левой ноги, а правым имеет заказчиков (которые, разумеется, «мудло и пидарасы»). Им кажется, что такие разговоры - признак силы. На самом деле это типичные разговорчики за спиной – как у официантов, которые тоже любят рассказывать друг другу про глупость гостей, которым жрут дрянь за дикие деньги. То есть это «скрытый транскрипт», злоязычие прислуги, таким образом компенсирующей своё подчинённое положение. Настоящий же хозяин – в том числе хозяин общественного мнения – презирать свою аудиторию не будет, ни публично, ни в мыслях. Зачем ему-то?

Разумеется, всё это касается более-менее серьёзной работы по простройке позиции, а не обычной заказухи. Это чисто механическая работа, доступная любой более-менее грамотной девочке, не требующая ни особой квалификации, ни каких-либо затрат сил душевных. Достаточно знания предмета и представления о границах дозволенного. «Пупкин украл столько-то, ну ты там оформи осторожненько так, чтобы в суд не подали». Если же заказуха идеологическая или границы дозволенного отсутствуют (например, когда речь идёт о травле, санкционированной начальством), то и знание предмета не нужно. «Пупкин фашист и экстремист, на три абзаца, в газетку», «Попкин жид и пидарас, на полстранички, в интернет». Человек, пишущий эти три абзаца, может при этом и не знать, кто такой Пупкин и чем он отличается от Попкина. Так что, скажем, фотография Мурза вместо фотки Флая – дело самое обыкновенное.

Я понимаю, что никому ничего нового не сказал. Но «пусть будет».

)(
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 20 comments