Константин Крылов (krylov) wrote,
Константин Крылов
krylov

This journal has been placed in memorial status. New entries cannot be posted to it.

Category:
  • Mood:

"И все при деле" (разрозненные рассуждения по мотивам одного разговора)

Недавно тут я ввязался в спор. Зачем, собственно, нашему режиму содержать штат пропагандонов, которые не занимаются собственно пропагандой, а «мяучат и хнычут», поют «арам-цам-цам», кричат «слава российскому автопропу», махают гондонами и вообще прилюдно писаются-какаются?

Понятно, что прямого пропагандистского смысла это не имеет. Народ, увидев – вживую или по телевизору – митинг МГЕР, не полюбит Путиномедведа. Скорее плюнет.

Точно так же, нельзя сказать, что бравурные марши и похвальба по телевизору – это что-то такое, во что «верят». Не верят.

А что же? Зачем всё это?

А то, что бесстыжая и похабная пропаганда ДЕМОРАЛИЗУЕТ население. Видя, как «интеллигентные вроде бы люди» виляют задами и ведут себя как обезьяны, народ понимает – их заставила это делать СИЛА. Против которой не попрёшь и которая любую солому ломит. Так что неча и рыпаться.

Именно потому наша пропаганда так похабна, так нарочито неестественна, поэтому пропанадоны несут гнусный бред. Это игра не во что-нибудь, а в «сломанность и покорённость». Люди на митингах и перед камерами играют, по сути дела, в «бухарина в тридцать седьмом», который на процессе топит бывших соратников. Из-под палки, после пыток, ага.

Неважно, что никаких пыток не было, да и палки тоже. Важно, чтобы это ВЫГЛЯДЕЛО как спектакль из-под палки. Это поддерживает веру в существование палки – точнее, в её величину. Палка-то у режима есть, как не быть, но нужно, чтобы все верили, что она огромная и из космических сплавов. На самом деле это просто палка. Которой можно перешибить хребет отдельному человеку или нескольким людям, но не более того.

Что касается самих пропагандонов: как правило, это люди, считающие себя циничными и одновременно идейными. «Я свинничаю и несу гнусную чушь, я призываю к карательному антифашизму и убийствам нацболов, к запрету демократии и вечной власти начальской блядвы, да, да, но это потому что я запретил себе быть хорошим человеком, я наступил на горло всем песням, потому что Так Надо Для Государственного Дела». Циничная ухмылка и каменная морда у них вполне совмещаются, причём одно без другого не живёт. «Это не меня поломали, это я сам себя поломал и разоружился перед Партией». На самом деле ломать там было решительно нечего – но самая сломленность вроде бы свидетельствует о том, что что-то было.

*

Есть, однако, и другая пропаганда, куда менее заметная, но намного более важная. Направлена она не на низших, а на высших.

Опора нашего режима – страх. Но это не тот страх, о котором все говорят и пишут. Это страх людей, обладающих ресурсами, перед русским народом. На этом страхе (смешанным с презрением и ненавистью) и держится вся конструкция. Потому что если русские люди с ресурсами помогут просто русским – всё опрокинется.

Этот страх, презрение и ненависть «высших» к «русскому быдлу» поддерживается и раздувается, как огонь в пещере кроманьонца. В ход идёт всё – от самых грубых приёмов до самых тонких. Лишь бы те, кто имеет деньги и возможности, считали русских своими врагами, которых нужно держать в положении илотов, «ебать и грабить» (с). Чтобы этот страх и презрение были и оставались идеологией правящего слоя.

Тут дело доходит до смешного. Например, образ жизни богатых старательно дерусифицируется, в том числе даже в бытовых мелочах. Типа, к примеру, кухни. Русская кухня фактически запрещена («кроме водочки», ага), причём особенно преследуется именно кухня высокая. «Пусть едят итальянское, китайское, но только не русское». Или, скажем, поддержание именно в высших слоях самых диких русофобских предрассудков, типа «учёные доказали, русских нет, это монголо-угрорылы». И те де и те пе. Вот эта работа, направленная на «высший слой», делается другими людьми и по другим лекалам. И оплачивается иначе, кстати.

Эта функция остаётся, как обычно, за интеллигенцией: тут работа тонкая, хуже вышивания. Ей же, кстати, поручается разведение реальной гопоты и мрази - например, создание и поддержание для неё «специальной культурки». Как вы думаете, кто сочиняет и распространяет какой-нибудь «русский шансон» (читай – блатные попевки?) Само быдло? Нет, зачем. Умные, тонкие, интеллигентные люди это делают. «С юморком и с огоньком», да.

*

И, наконец, есть ещё третья пропаганда – демонизация образа «верха» в глазах «низа». Важно, чтобы «высшие» выглядели в глазах «низших» как всесильные монстры, вампиры и демоны. Всесильные - но монстры, это важно. Которые непрерывно упиваются всеми возможными и невозможными мерзостями.

Например, этому служит весь так называемый «гламур». Ведь понятно, что светлые образы всех этих блядующих ксюш, кокаинистов и пидарасов выстраивается вполне осознанно. Хозяева жизни и должны выглядеть ужасно и мерзко – в глазах быдла. Это увеличивает пропасть между ними и нами – а это как раз то, что требуется.

Ну, тут всё совсем просто. Берётся девка с комплексами и материальными претензиями, та же Ксюша Собчак, и ставится на лыжню. «Похабненько давай попляши, чтоб всех тошнило». Девка и попляшет, жалко, что-ли. Чтоб тошнило - да легко. Она и без того всех ненавидит и всему миру мстить будет.

*

Таким вот распрекрасным образом и организовано это трио - звонкоголосый су(р)чонок, интеллигентный рассуждатель о русском быдле и гламурная блядь. Все при деле. ЛЮДИ РАБОТАЮТ (с) Галковской.

)(
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 163 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →