January 19th, 2003

с митинга

Краткая история рая

Сначала в рай брали всех, кроме ну уж самых подонков. Ну ещё бездетных не брали, потому что тоже подонки: сами живут, а другим жизнь дать - фигушки. А так нет проблем: пожил, помер, детей родил, особенного зла не сделал - вот тебе аусвайс на небо, и от Бога положенная доля вечного блаженства, иже не прейдет вовеки веков, аминь. Ну, конечно, по военной квоте принимали всех: умер с оружием в руках - получил аусвайс на небо. Тут всё чётко. Иначе хрен же кто воевать-то будет, в том числе и за свободу, а это уже прямая дорога к тоталитаризму. Жители Рая понимали свою ответственность, и аусвайсы таки выписывали, хотя иногда и морщились, так что в конце концов пришлось ввести понятие военного преступления, и кой-кого заворачивать, не смотря на. Заодно и в Раю провели чистку, и кой-кого отправили во тьму внешнюю.

Дальше, однако, стало хуже. Выяснилось, что вечное блаженство, как всякое благо, небесконечно и уменьшается с числом потребителей. Сначала, конечно, переполошились, решили больше никого не пускать, и закрыли райские врата намертво, даже гвоздями заколотили. Но тут на земле началось такое, что уже называется "Бога гневить", а жители Рая этого делать очень не хотели, по причине понятных последствий. Так что врата открыли снова, но теперь аусвайсы стали выдавать ну очень неохотно. Для того, чтобы найти оправдание этому делу, пришлось ужесточить требования. Была придумана целая куча совершенно бессмысленных действий, совершение которых было необходимым (но недостаточным) условием получения аусвайса. К сожалению, на Земле сильные жрецы и колдуны быстро выясняли очередные требования и возводили их в культ. Так возникли все "религии ритуала".

Тогда перешли к требованиям нравственным. Было изобретено понятие "греха". Этим словом назывались действия не очень хорошие, но очень естественные. Поскольку не совершающих "грехи" было очень мало, доступ в Рай стали получать буквально единицы. Зато установился кое-какой порядок: все знали, что проникнуть к источнику вечного блажества трудно, но всё-таки можно. О том, как с этим делом обстояло раньше, постарались забыть.

Однако, райских жителей становилось всё больше, и кайф уменьшался. Требования к новициантам стали совсем уж изуверскими. Главной добродетелью было объявлено "смирение", то есть готовность довольствоваться крохами вечного блаженства, и готовность испытывать вечную благодарность за то, что его дали хотя бы понюхать. Но это всё были паллиативы, хотя "узкий путь" функционировал ещё лет пятьсот,

Потом кто-то умный изобрёл атеизм. Идея была, конечно, бредовой - убедить живых в том, что никакого рая нет, и ада тоже нет, и Творца тоже не существует. Тем не менее, всем проповедникам подобных идей было неофициально обещано вечное блаженство высшей категории, и те взялись за дело. В конце концов, им как-то удалось убедить публику, и на Рай снизошёл покой. Тогда же окончательно отменили и военную квоту: люди уже привыкли воевать просто так, за какие-то там "экономические интересы".

В девятнадцатом веке райские Врата были забиты гвоздями, в двадцатом - замаскированы. Сейчас, кажется, Рай настолько хорошо скрыт от постороннего глаза, что - - -

)(
с митинга

Краткая история ада

Сначала в аду был, конечно, полный ад. Ужас, то есть, нечеловеческий. Потом, однако, кто-то как-то устроился, начал своих тоже подтягивать, в общем - налаживать хотя бы примитивное какое-то существование.

Бесы, конечно, бесновались и неистовствовали, а что делать? Редко-редко, а от обитателей котлов и сковород бывала и польза. Кое-кто умел рассказывать интересные истории (впоследствии в аду развилась великая литературная традиция). Другие умели представлять настолько выразительную картину мучений (а мучения грешников - единственное удовольствие бесов, во всяком случае из официально разрешённых), что любо-дорого смотреть. Некоторые умудрялись каким-то образом оказывать бесполым чертям нечто вроде сексуальных услуг. Иные же могли навредить бесам - например, донести по начальству. Так или иначе, а договариваться иногда приходилось.

В результате всего этого начали строиться некие отношения. Кому-то положен котёл со смолой, а он в тёплой водичке нежится, сверху угольки плавают, правда, но это так, для вида, а вообще-то просто тепло, и всё тут. Иному надо бы на колу куковать вечность, а он так, на палочке какой-то сидит, да ещё и ворчит, что в жопе неудобно. Ну и так далее. Ничего серьёзного: мелкие штришки. К тому же на фоне всё увеличивающихся поступлений душ сверху это всё было, в общем-то, незаметно.

Потом началась компания по пересмотрам дел. Постепенно выяснилось, что некоторые попали сюда, в общем-то, просто так, ну не взяли их в рай, непонятно почему, но не взяли. Черти сначала не верили, но после нескольких особенно вопиющих случаев даже высокое начальство вынуждено было признать, что случаются ошибки. Конечно, времени прошло немало, но терпение и труд (а этого добра у адских узников было не занимать) всё перетрут.

Пересмотренных снимали с пыточных приспособлений, вынимали из котлов, приводили в относительный порядок, и разрешали поселяться небольшими группами под надзором начальства. Документы ихние передавались наверх, конечно, но сверху очень редко на это реагировали. Да чего уж там - почти никогда не реагировали. Так что - ну, сами понимаете.

В конце концов, поселения пересмотренных превратились в довольно комфортабельные зоны, куда даже чёрту высокого ранга не стыдно наведаться за каким-нибудь делом. Пересмотренные стали обзаводиться слугами и рабами, в основном из не очень страшных грешников. Те служили за страх и за совесть: котлы были очень уж близко.

Несколько раз предпринимались попытки разогнать поселения, водворить грешников обратно в котлы, и вообще привести всё в прежнее состояние. Они заканчивались неизменным успехом: несчастные мертвецы в принципе не могли сопротивляться всесильным бесам, да и не пытались этого делать. Однако, через некоторое время всё возвращалось на свои места: своеобразная экономика ада делала своё чёрное дело, разлагая систему.

Всё изменилось с появлением в аду науки. Первые же европейски образованные души, попавшие в юдоль скорбей, начали исследования. Выяснилось, что законы адской физики сильно отличаются от земных, но вполне познаваемы. Стали появляться всякие приспособления. Бесовское начальство, прознав про это, сначала учинило очередной погром, а потом серьёзно задумалось. В результате особо отличившихся научников стали переводить в так называемые "шарашки" - особо охраняемые адские зоны с довольно комфортными условиями, и возможностью сколько угодно заниматься испытанием естества. Но и на воле - если можно так выразиться - шёл прогресс. В результате начальство раскатывало на чёрных адолётах, но и обычные бесы - из тех, кто умел устроиться - не пешком по углям ходили. Электричества в аду так и не провели, за отсутствием электронов, но аналоги появились довольно быстро. Появление кино и телевидения оказалось лишь вопросом времени.

Потом появились наркотики, рассчитанные на бесов. Это был хрендец.

Сейчас ад - процветающее демократическое государство. Разумеется, верховная власть формально принадлежит Сатане, но на практике все дела решает Адский Совет, куда входят в основном люди. Все бесы получили огромные компенсации, и теперь блаженствуют в своих огромных поместьях, где наслаждаются мучениями новоприбывших (первые триста лет в аду полагается мучиться всем, дальнейшее зависит от послужного списка, а также от ума и везения; в связи с ростом гуманности обязательный срок обещают постепенно сокращать), а также иными, куда более захватывающими удовольствиями (те же ужастики и снаф адского производства на три порядка превосходят земные аналоги, а если ещё и под кайфом... о-о-о, быр-быр-быр).

А люди... что люди? Люди работают. Возделывают свой сад в меру своей испорченности.

Единственная проблема - постоянный, всё увеличивающийся приток новых душ, которые сбивают цены на труд.

Поговаривают о въездных квотах.

)(