April 1st, 2003

с митинга

о вреде снобизма

skuzn написал про "антиамериканскую фантастику". Для экзекуции выбрана очень плохая книжка никому не известных авторов, никогда не бывавших в Америке (в отличие от регулярно живущего там skuzn'а). Цель автора - поиздеваться над "антиамериканской мукалатурой" (точнее, внушить читателю мысль, что всё "антиамериканское" может быть только "макулатурой" - особенно в том случае, если это писано "здесь").

Само по себе это неинтересно, но "тут вырисовывается некая тема". А именно: пропагандистский треш (когда противнику приписывают "все смертные грехи", не особенно заботясь о достоверности и тщательности выделки деталей) - это как раз та вещь, которую на Западе умеют делать очень хорошо, а советские - совсем не умели.

Так, антиамериканская фантастика была маргинальным жанром для советской SF. Более того - антиамериканский (шпионский) детектив (sic!) не пользовался любовью властей: печатали, но неохотно. Антиамериканского боевика как жанра (ну, где советский агент сотнями мочит америкосов) вообще не существовало. Для сравнения стоит почитать хотя бы бесконечный сериал про "дестроера", где враги Америки внутренние и внешние замачиваются во всех возможных в диком количества - прежде всего русские, а на втором месте - местные диссиденты. Да, треш, да, дерьмо. "Но ведь жрут". У нас эти проамериканские агитки, меж проч, перевели и кюшают - только подавай.

Причин тому много. Одна из них, кстати, та, что наши уныло пытались "сделать похоже на правду", в то время как западники лихо фантазировали. Бред Флеминга о страшных советских нравах не противно читать именно потому, что это остроумный бред: чего стоит, например, комсомолка, укравшая ложку и боящаяся СМЕРШа! Или - космонавт в ушанке из известного фильма. "Наших" подводил именно "реализм", боязнь написать глупость. Глупая боязнь. Американцы лихо путали Новосибирск с Челябинском, да и Исаакиевский собор легко перенесут в Москву, или Мавзолей - на Лубянку. Ну и что? Кого это волнует, кроме снобов? Зато у них - действие: все друг друга ебут и убивают, ебут и убивают, а потом приходит Американский Парень и шинкует всех в капустку. И это здорово и замечательно.

Вот этого у нас не было - ибо не посмели. А ведь "проклятые империалисты" давали столько поводов.

Помню, как в древнем-предревнем (и ужасно скучном) памфлете некоего Р. Кима "Кто украл Пуннакана" (опубликовано в сборнике В мире фантастики и приключений /Сост. В. Дмитревский. - Л.: Лениздат, 1964. 712 с. 300 тыс. экз. Худ. Эдди Мосев; Ред. Н.А. Чечулина; Худ.-ред. О.И. Маслаков) автор вопрошал - почему, собственно, у нас нет хороших антизападных детективов, почему не пишем про заговоры империалистов? "А ведь и верно". И с 1964 года "так всё и осталось".

А всё потому что слушали всяких снобов, вместо того, чтобы гнать весёлую хуйню гигабайтами.

)(
с митинга

(no subject)

Прекрасный Кротов пишет:
Палачи и палачята не могут не поддерживать тех, кто их покрывает. Любопытно было бы составить справочник: кто из жителей России живет в квартирах, в домах, на земле, владеет предприятиями, принадлежавших тем, кого убили после 25 октября. Вышло бы - 99%, думаю.

Если бы! Я смотрю на унылые ряды панельных домов. Думаю о том, сколькими предприятиями владеют жители этих хоромов. И с горечью понимаю, до чего же мудаковат Кротов.

)(
с митинга

...как детский рисунок просты

К этому/

В общем, различение "похоти" и "полового любопытства" не лишено оснований. Интересно, что второе - шире. Например, иногда бывает очень любопытно "посмотреть на вот эту женщину голенькую", причём не обязательно потому, что её "хочешь".

Наверное, это связано с тем, что "всякие женские места" абсолютно индивидуальны, и уж точно не менее выразительны, чем лицо. Я очень хорошо понимаю Набокова, который писал про "тупое выражение груди, которое простить невозможно". То же самое (причём куда более) можно сказать и о более интимных местах: вот уж где не бывает "одинакового". И - таки да - бывает любопытно взглянуть. Иногда - просто взглянуть, без особенного волнения крови.

)(