May 1st, 2003

с митинга

прекрасное: дубль

Любовь одолевает: дневник, который вела шестиклассница в 1967-м году, в журнале zmejka.
Читала роман "Мартин Ривас". "Я верую в любовь!" - сказал Мартин. А я в любовь не верую. Сегодня любишь одного, а завтра полюбишь другого. Многих я любила, многих позабыла, только одного позабыть не могу.
Во-ло-дя.
Владимир.
Вольдемар.
1. Тимаков.
2. Антипов.
3. Чикилевский
4. Акимов
5. Егоров
6. Чухачёв
7. Алексеенко
8. Муцкий


)(
с митинга

уникальное как универсальное: Холокост Гарри Поттера

Ещё одна жертва Холокоста - Гарри Поттер.

Такие вещи ("выставка в музее Холокоста") на самом деле приоткрывают суть. Ибо всё время выясняется, что под "Холокостом" как бы имеется в виду не конкретное историческое событие (сколь угодно ужасное). А нечто, претендующее одновременно на исключительность и универсальность. Всё время как-то получается, что "все жертвы всего плохого" неким хитрым образом плюсуются к символическому капиталу Холокоста.

Но, если вдуматься, это логично и правильно. Суть религии Холокоста (а это религия) - в утверждении уникальности Холокоста, а по-настоящему уникально только универсальное. Кошек много, а "идея кошки" одна. Поэтому уникальная кошка - это "идея кошки", то есть "все кошки, взятые разом как единое целое". Отсюда же и логика христианства: если муки и смерть Христа действительно уникальны, то Христос не может не быть "больше чем человеком", то есть Универсальным как таковым, то есть Богом.

Религия Холокоста, как заменитель и вытеснитель христианства, основана той же логике. "Всякая жертва - в каком-то смысле жертва Холокоста". (Это не добавляет достоинства самим жертвам: всякое страдание есть страдание евреев, "по-настоящему страдают только евреи", это очевидно и не обсуждается.)

avrom тут предлагал "закрыть доступ к святыням Холокоста" для неевреев - и тут же написал, что Шоа европейского еврейства - не уникальное явление в нашей истории, не уникальное и для отношения народов мира между собой. И там же: "Именно миф об уникальности Катастрофы сделал возможным и Осло в целом, и почти девятьсот убитых последних двух лет: если "такое не может повториться", то и чего боятся?" Здесь Авром, как мне кажется, прав - но при всём том несколько не понимает сути предприятия. Сделать из тонкого инструмента глобальной манипуляции - инструмент национального сплочения и т.п... это, может быть, в интересах Израиля, да, и даже в интересах евреев. Но это не в интересах "хозяев дискурса", у которых на сей счёт иные планы. А поэтому - - -.

)(
с митинга

"Золото учит"

Известное "Знание есть сила" может быть прочитано и наоборот: сила есть своего рода знание.

То есть мускулистый хмырь всегда "умён" - хотя бы "умом тела", ибо "щедро одарён природой". Если же сила носит иной характер - деньги или власть - то она сама учит носителя силы неким особым знаниям, не достижимым иным путём.

Можно заметить, как меняются даже "мелкие, ничтожные люди", получив (иногда случайно) власть или богатство. Через некоторое время после того, как они его получили (даже если оно "на голову свалилось") они - не всегда, но очень часто - обретают "некие дополнительные свойства". Кстати, именно по этой причине попытки "посадить на царско место подставную фигуру" кончались провалом: "сущая тряпка, фитюлька" вдруг начинала очень энергично размахивать руками, рвала ниточки, а то и вешала на этих ниточках самих кукловодов... То же и с богатством: золото шепчет своему обладателю (если он готов слушать, конечно) "всякие премудрости".

В этом смысле Запад мудр ещё и потому, что богат. Наварившись на той же колониальной эпохе, он получил столько золота, что его голос стал различимым. "И многие премудрости" сообщил им золотой змей. Премудрости, которые "человекам неведомы" и "словами человеческими описать не можно". А нужно именно что слушать силу, слушать трон, слушать золото. Все эти силы знают, как их можно применить, надо быть только внимательным к их тихому шепоту.

)(
с митинга

ещё о рекламе

Первое, что делает хорошая реклама - ненавязчиво напоминает потребителю о том, что он, потребитель, несчастен. Когда же он это прочувствует, ему нужно втюхать мысль, что, купив сепульку от версаче или педрульку от дольче и габбаны, он сможет если уж не стать счастливым, то хотя бы "забыться"... Но самое тонкое и важное - это реанимировать в человеке "чувство фундаментальной неудовлетворённости бытием".

Поэтому реклама обязана портить настроение. Напоминать о фундаментальной плохости бытия. Что и делается "первыми же касаниями" - напоминают якобы о головной боли или там о менструации, а на самом деле просто портят настроение. "Ещё и про головную боль". "Бля, скоро опять ПМС". И так далее.

Очень не случайно, что расцвет "экзистенциализма" и всякой "кафки" пришёлся как раз на становление "общества потребления". Просто очень сильно возрос спрос на "горе человеческое" - потому что только глубоко несчастный и фрустрированный индивид может быть хорошим потребителем, ибо его главная потребность - "забыться" - фундаментальна, глубока и ненасытима. Это только дикарь "тупо счастлив", а человек развитой должен мучаться, страдать, и покупать игрушки-заглушки.

)(
с митинга

О ходьбе строем

Читая в тысячный раз фразы типа ненавижу всех любителей загонять в светлое будущее палкой, Калашниковым, или ещё каким мандатом - независимо от того, под каким флагом они ходят строем, я всякий раз поражаюсь, сколько же успели наштамповать "одномерных человеков" с этой самой мыслёй в голове. Несгибаемых таких индивидуалистов, одинаковых, как ручки от унитаза, и больше всего на свете боящихся "ходить строем". При этом радостно и дружно бегущих "куда поманят" - но зато ватагой, толпясь и пиная друг друга.

Между тем, это объяснимо. "Ходящие строем" - простые существа, но "несгибаемые индивидуалисты" устроен ещё проще. "Строем" можно пойти и туда, и сюда, и "сделать поворот кругом". А главное - находящийся в строю знает, что он в строю, и на сей счёт не заблуждается.

"Индивидуй" же просто заточен на движение в определённом направлении - ну вот так у него ножки устроены, что он может только под горочку катиться, а в горочку не может. Потому что "мы на колёсиках". "Не можем мы в горочку, мы на колёсиках". Это даже "законы физики запрещают". А снять колёсики ни-ни: "мы на них так быстро катаемся, пока вы там ногами в сапогах перебираете, строем ходите."

На колёсиках всё, на колёсиках.

А кто-то большой и добрый аккуратно стелит индивидуям под колёсики эти самые горочки, по лекалам изготовленные. Поставил горочку - скатились. Поставил другую горочку - покатились назад, точно так же ничего не замечая. То "потреблять" все покатились, то - "худеть и заниматься экологией". То "ненавидеть всякую войну, то спасать рядового Райана и молиться на американское оружие, самое гуманное оружие в мире. "Лишь бы с горочки".

)(