May 17th, 2003

с митинга

(no subject)

Прекрасный karaulov снабдил меня раритетом: оригиналом великого романа Ивана Шевцова "Тля". (Увы, в сети его нет: нашёл вот только "статью Быкова".)

Признаться, я ждал чего-то "этакого" - ну, "сорокинского", плюс какой-нибудь особенно злобный "антисемитизьм", со смакованьицем деталек, плюс какая-нибудь, опять же, густопсовый "сталинизм".

Увы и ах, полное обломинго. Ничего такого там и рядом не валялось. Никаких инфернальных глубин, никакой мрачно вступающей темы "врагов народа" (что сплошь и рядом имеет место быть, скажем, в предвоенной советской прозе). Нет даже внятного антисемитизма: единственный ярко выраженный еврей - Яша Канцель, вполне себе "наш парень" - трагически погубляем сворой абстракцыстов, среди которых всякие Пчёлкины, Ивановы-Петренко, и проч. (Впрочем, вождь вражеского стана - некий Барселонский; похоже - Шкловский). Всё вполне себе политкорректно - по крайней мере, в рамках политкорректности тех времён.

С другой стороны, книга чрезвычайо интересна. Но не "сорокинщиной", а "галковщиной". Потому как она блестяще описывает столкновение крестьянского сознания [замечу в скобках - здорового крестьянского сознания] с "городскими" социальными технологиями.

В чём пойнт? Вот есть "даровитый парень", рукастый такой, рукастый и губастый. Крестьянин. Уже не совсем от сохи: мать перебралася в город, на завод устроилась, формовщицей. Сын, опять же, "даровитый" - надо делать следующий шаг, идти в "тилигенцию". Парень хорошо малюет - будет художник. Будет картины рисовать, красоту наводить на мир.

Однако, представления об "искусстве" у него вполне себе крестьянские (хотя уже и не деревенские). Искусство настоящее, народное - это когда схвачено и пробирает. Эти два слова точнейшим образом описывают ту эстетику, за которую и идёт "борьба".

Схвачено - это объективная сторона "социалистического реализма". То есть - похоже нарисовано, в тютельку, "прям как живое". Если на картине нарисована сирень какая, так зрителю должно в нос шибать этой сиренью, вот прям так. Вполне себе античное понимание "подобия", да.

Но этого мало. "Схвачено"-то оно "схвачено", но должно ещё и "пробирать". Пробирает - это когда возникают чувства. Разумеется, из списка одобряемых крестьянским сознанием: например, умильность, или тихая радость, или там "на думку чтоб пробило". Хорошая картина - она такая: перед ней часами стоишь, а сердце сладостно так пожимается в грудине, пожимается. И плакать хочется, и чистого-светлого чтобы, и чтобы слёзы. Как от хорошей песни - душевность чтобы разливалась.

Городские же, тилигентные - они, того... дерьмецо любят. У них на картинах никакой жизни нет, а есть одна сустель и придумка. Похоже нарисовать не умеют - у них и вода жёлтая, и морды квадратные, и вообще абстракцизм. Если же кто всё-таки малюет похоже, так всё гадость: или мрачное что-нибудь, или ужасы какие, или вообще мерзотину полную. Потому что городские. Городские - они до дерьмеца первые охотники. Всякий бздёх оченно приветчают, нюхают, лижут гадкое. Бууээээ.

Самым же страшным свойством "городских" является то, что они как-то очень хитро умеют договориться между собой, стакнуться, перемигнуться, и простых ребят завалить и подставить. Только бы гадость свою, только бы дерьмецо своё навязать.

При этом даже простейшие технологии "городских" для крестьянских самородков вполне убийственны.

Что и доказала практика.

Сила "сталинизма" состояла в том, что Сталин (и его генерация руководителей) в этой области "умели больше". Не просто были "хитрее и коварнее", а вот именно что больше умели. Сталин "городских" давил ногтем. Хрущ - уже не мог. То есть он мог сколько угодно топать ногами и сносить выставки, но вот именно чтобы подавить - нет, уже никак.

Ссылка по теме: интервью Шевцова газете "Завтра".

)(
с митинга

(no subject)

bukarskii о ненависти:
Да, мы должны гордиться тем, что различные шавки нас ненавидят и желают нам смерти. Значит, мы - не такие серые и неинтересные, как они. Значит, мы - самобытны. Значит, у нас получилось cостояться.
Никто не испытывает ненависти к серым ничтожествам, к маленьким людям. Как писал Карнеги, "никто не бьет мертвую собаку". Если на нас поднимают руку - значит, мы живы.

Отвлекаясь от темы bukarskii (он там про Израиль толкует) - любопытен сам тезис. "Никто не испытывает ненависти к серым ничтожествам".

Интересно, что на практике именно к "серым ничтожествам" легко испытывать лютую ненависть. Как и завидовать можно полнейшему ничтожеству (например, разбитый параличом гений может до обморока завидовать молоденькой глупой медсестре, выносящей из-под него утку). И уж тем более, бояться "серых ничтожеств" не только возможно, но и оснований к тому достаточно.

Уважение начинается там, где кончаются страх, зависть и ненависть. При этом оно может быть связано с одним из этих качеств (например, уважение. вызываемое страхом), но никогда к нему не сводится.

Уважение, по Канту - это "бесчувственное чувство", "трансцендентальная эмоция".

[Видимо, чистое сознание, Пуруша, может испытывать уважение - хотя он и свободен от Трёх Свойств.]

)(
с митинга

(no subject)

К поднимаемый holmogor темам.

Известный текст Ардова о 9 мая, с комментариями Тер-Григоряна. Текст сам по себе отвратительный, но Теру "этого мало".

Вот его основной тезис:
...к 30-м-40-м годам завершилась окончательная трансформация русских, которые (выжившие) окончательно превратились в советских. Именно к тридцатым-сороковым и сформировалась новая общность, со своими традициями, своими героями, своими культурными стандартами и даже своим диалектом. Покаяния не было, было все большее утверждение во лжи. И победа русских (власовцев и красновцев, а так же Зарубежной и Катакомбной Церквей) не могла по Божиему Промыслу состояться, потому что не осталась субъекта покаяния– России, ради праведников которой эта Победа только и могла иметь место быть. «Десяти праведников на всю территорию бывшей Российской Империи к тому периоду уже не набралось.

В общем, Тер последователен. Более того, ровно к этой идее ("русские все передохли, а мы - порченая плесень, которая должна сдохнуть") приходит всякий последовательный антисовкист. То есть может, конечно, и не приходить, но ценой разрыва логической цепочки.

)(
с митинга

О порядке

К этому.

Когда семейство nasha_sasha'а съехало из своего чудесного дома на Хорошёвском шоссе в железобетонную коробку на окраине, бывать у них стало затруднительно. К тому же новая квартира была какой-то ну очень неуютной. Единственным исключением была комнатка самого Саши: там было настолько хорошо и покойно, что выходить в коридор было (по ощущениям) всё равно что выйти под моросящий дождь.

При этом комнатка была крохотной, вещей там было много, а видимого порядка - мало. Тем не менее, Саша практически всегда знал, "где что", ориентируясь не столько по памяти, сколько по некоему ощущению гармонии.

Однажды я увидел под стулом серебристый полтинник и хотел его, по домашней привычке, поднять. Саша (лёжа на диване с книжкой в руках) почувствовал "неправильное движение", обеспокоился, посмотрел - и тут же попросил: "Костя, оставь его, пожалуйста, там на месте, а то я забуду, где он лежит".

)(
  • Current Music
    Янка Дягилева - На Дороге Пятак