August 10th, 2003

с митинга

Покаяние и труд стыда

vadvad формулирует:
...либеральному миру (который представлен в России властными структурами во главе с человеком с рыбьими глазами) по большому счету пока выгодно чтоб и чеченцы и русские придерживались воззрений коллективной ответственности, хоть и выраженных в противоположных действиях: чеченцы и хамаз будут традиционно бомбить, а руские традиционно стыдиться (смотри не перепутай, полковником станешь).
[...]
Поэтому им важно, чтоб исповедующие коллективную ответственность народы были разобщены и не путали свои роли - кому резать, а кому стыдиться.

)(
с митинга

(no subject)

olshansky проницательно замечает:
Иду по улице, сразу вижу иностранных людей. Давно уже приходит в голову: почему они так ясно видны? Раньше, допустим, было проще - одежка, жвачка, банка пива, прочая экзотика. Теперь только Ломброзо? Нет.
Русского человека очень четко отличает некое стеснение, неуверенность в себе и своих свойств. Молодой русский стесняется своей молодости, старый - старости, худой - ощущает худобу, толстый мучается от полноты. Бедный переживает бедность, богатый агрессивно скрывает неуверенность в богатстве. У всех на лицах - это правда что мы такие? это мы? зачем? это скоро кончится?
Иностранный же человек абсолютно доволен тем, какой он есть. Он абсолютно не стесняется ни возраста, ни пола, ни телосложения. Западные нищие выглядят так, как будто это такая же естественная и почетная профессия, как любая другая, толстухи идут так, как будто это нормально быть такими. Иностранец себя не стесняется.
И это омерзительно.

Я согласен со всем, кроме последней фразы. Это не омерзительно. В этом-то и сила Запада: они себя любят, они не стесняются себя любить, даже если совершенно не за что. И их нарядный протестантский Бог одобрительно смотрит на них с пряничных небес, и дарит им плееры, авианосцы и много-много долларов. Потому что так уж всё устроено: подарки дарят тем детишкам, кто хорошо кушает. А кто плохо кушает (даже если жрать нечего) - тем не дарят.

Русские зачморены, стыдятся себя и ненавидят мир, в котором им нет места. Золушка-Россия всё топчтется, топчется у двери, где шумит-гремит Бал Народов. Танцуют ВСЕ. Только нас, с нашей неуверенной мордой, Фейс-Контроль на бал не пускает. И не пустит. Патамушта.

)(
с митинга

Наглость

Хорошее определение от sevetra:
Наглость - это уверенность в своей силе.

Разберём это. Есть два параметра: сила и уверенность. Если один из параметров обнулить, обнуляется и вся функция (сила совсем без уверенности, равно как и уверенность совсем без силы = наглость на нуле). Простейший вариант - мультипликативная функция: наглость = (сила)*(уверенность). При этом "уверенность" можно измерять в той же "силе": я уверен, что у меня столько-то сил, и это так и есть. "Трезвая оценка себя" в таком случае равна квадрату силы. Завышенная - "сила с понтами": (сила)*(сила+понты). Заниженная - "с отрицательным коффициентом": (сила)*(сила - [неуверенность в себе, страх, стыд, etc]). Характерно, что последний параметр (страх, неуверенность и т.д.) может быть больше реальной силы,Ю и тогда мы получаем отрицательные значения наглости, причём чем больше сила, тем больше эти значения.
Значит, функцию мы построили слишком простую. Ограничим её снизу: наглость не бывает меньше нуля, но вверх растёт неограниченно.
Тогда ближайшая подходящая - мультипликативно-степенная: наглость = (коэффициент наглости)*(сила**коэффициент наглости), kSk. "Трезвой оценкой" явялется k=1: мы наглы ровно настолько, насколько сильны. При k=0 наглость у нас =0, как ни крути, равно как и нулевом S. "Понты" - это k>1, "страхи и опаски" - k<1. При увеличении k функция растёт очень быстро, равно как и при уменьшении падает, что согласуется с эмпирикой: наглость может "вздуваться" и "спадать" прямо на глазах: осаженный наглец превращается в угодливое чмо - но столь же быстро превращается в Вершителя Судеб, стоит только ему уступить...
"Как-то так".

)(
с митинга

(no subject)

К этому.

Вообще говоря, следовало бы восстановить Царь-Колокол (от него там кусок отколот), и - позвонить. А ещё лучше - вознести на подходящую колокольню (если нет подходящей - построить), и раз в день - бом-бом-бом.

А из Царь-Пушки - выстрелить. Не обязательно даже прахом какого-нибудь неприятного человечка (хотя тоже можно). Просто - вот взять и выстрелить. Со всем почтением к реликвии и те пе.

Просто чтобы больше никогда не слышать ехидного: "...Царь-Колокол, который никогда не звонил, и Царь-Пушка, которая никогда не стреляла - вот национальные символы России".

А то - - -

)(
с митинга

ещё о собственности

Тьер в своём сочинении "О собственности" (либеральный трактат против коммунистов и социалистов - в нём же и выдвигалась идея отмывания разбойно нажитой собственности через "честные сделки", совершаемые между разбойниками) писал: "Необходимо, чтобы работающий человек имел возможность разбогатеть. Это придаёт смысл его усилиям".

Если вдуматься в это, становится понятно, за что можно ненавидеть российский капитализм (да, шире, и любой другой). Именно вот за то, что работающему человеку при оном порядке вещей нет никакой возможности разбогатеть.

)(