November 12th, 2005

с митинга

Александр Дугин, новое

Статья "Я думаю, что пришел конец Европы". Читать имеет смысл целиком. Наиболее важные сейчас моменты:

В последние десятилетия, за последние полвека, европейская идентичность оттачивалась как раз через критику других форм политической антропологии, в частности, этнической, приравнивая ее к печальному опыту национал-социализма. Сейчас та же самая этническая идентичность предъявлена Европе, но уже не на основе своего национализма, а на основании модели поведения иммигрантов, которые не учли опыт «денацификации», которые его не прошли, для них он является чуждым. По сути дела именно они, иммигранты, могут обвинить европейские государства в «национал-социализме», хотя сами эти государства спят и видят, чтобы избавиться от последних элементов того, что хоть как-то отдаленно напоминает европейский, собственный коренной национализм, который полностью дискредитирован, очернен и осужден в Европе. Теперь же Европа столкнулась с национализмом среди иммигрантов, который не «демонизируется» автоматически обращением к гитлеровскому опыту. Вот тут-то и возникает абсолютный крах европейской парадигмы. [...]

Надо плюнуть на Запад, надо сказать – «какое счастье, что мы не проделали еще несколько шагов в этом направлении». Надо забыть об этом кошмарном сне, который называется «западная цивилизация», «глобализация», «политкорректность», «либерализм», «права человека», это надо забыть, весь этот страшный бред. Надо строить нашу российскую государственность, надо экзальтировать нашу национальную идентичность, не то, чтобы поднимать молодежь на правые марши, надо поднимать всю страну, всю нацию на то, чтобы немедленно укреплять нашу собственную этническую, этнокультурную идентичность, православную и русскую, если мы хотим сохраниться от этой эрозии. Нам необходимо просто вводить нормы этнокультурной гигиены. Немедленно, именно исходя из опыта Европы, поскольку опыт Европы – это конец Европы. [...]

Yам нужно немедленно плюнуть на Запад, плюнуть самым серьезным образом, погнать в шею в пригороды Парижа остатки наших атлантистов, правозащитников, либералов и западников, пусть они там рассуждают о «правах человека», и о том, «кому в России наступают на горло». И конечно, надо снять последнее табу на национальное возрождение в России. Немедленно снять табу, поскольку до сих пор перед любым проявлением русского национализма ставятся препоны, происходит его демонизация, раздается вой, писк, визг, лай, смрад, начинается паника в верхах, бьется в истерике пресса. Это видно на примере «Правого марша» 4 ноября, который был очень корректный, тихий и скромный, по сравнению с аналогичными европейскими маршами, с тем, что происходит в Германии или Голландии, когда десятки тысяч людей с перегретым этническим чувством высыпают на улицы и громят все на своем пути. Поэтому тот визг и тот шок, в которые поверг наш скромный «Правый марш» 4 ноября власти и СМИ – это абсолютно неадекватная реакция на фоне того, что происходит во Франции. [...]

Вы что, думаете, что наши диаспоры, наши этнические группы, которыми пропитаны наши города и поселки, они что, так уже имунны для влияния американских фондов, НПО и правозащитных групп и грантов? Ничего подобного, они так же подконтрольны им, там давно отлажены механизмы манипуляции. Поэтому нам все это угрожает в не меньшей степени, и последний звонок для российской государственности раздался: можно скорчить либеральную мину, общедемократическую рожу, мол, все обойдется. Не обойдется. Нам необходимо пересмотреть свое отношение к этнической проблеме в России.


Что тут можно сказать? Дугин прав.

Когда и в самом деле пришло время, он не стал цепляться за ту "евразийскую политкорректность", которая, кажется, уже окончательно - - -.

Что заслуживает не только рассеянной похвалы, но и искреннего уважения.

)(
с митинга

О борьбе с расизмом

Что характерно, публикует это "Газета.ру" - издание, мягко говоря, политкорректное.

«Французы жутко боятся арабов»

...Вещи досматривал очередной араб – классический представитель нации, с мелкими косичками. Всех заставляли разуться. Моя жена была в туфельках, ей с ухмылкой приказали их снять. Она их сняла и поставила на эскалатор. Потом сказала, что ей босиком удобнее и, не надевая разовые полиэтиленовые мешочки, пошла через проверяющий монитор. Увидев это, женщина-арабка что-то крикнула проверяющему коллеге с косичками (причем не на французском языке), после чего тот оскалился и пригласил жену на ручной досмотр ручной клади (в руках у нее была дамская сумочка и бумажный пакет с парфюмерией).

Этот темнокожий сотрудник службы контроля просто завелся. Схватил уже просвеченный багаж жены и стал проверять его с наглой ухмылкой. Он просто разорвал пакет, вытряхнув содержимое в тазик. Там была одна косметика – так он стал вскрывать пузырьки, нюхать. Пассажиры с нашего рейса начали возмущаться и говорить, что он не имеет на это права. Однако тот грубо ответил, что лучше знает, что ему делать.
Мы попросили вызвать в помощь ему такого же сотрудника, но француза. Нам отказали.

Моя пятнадцатилетняя дочь в совершенстве владеет французским языком и переводила диалог между женой и этим «специалистом» по досмотру, но тот отталкивал ее и говорил, что переводчик не нужен. Представители французской стороны с опаской смотрели на возникающий конфликт – видимо, хотели, но боялись вступиться. Пассажиры стали говорить, что это произвол. Нервы у всех были на пределе.
Минут за пять до окончания регистрации этот араб просто швырнул нам тазик с содержимым сумочки и разорванного пакета со словами: «Убирайтесь в свою Москву!» Жена не выдержала и ответила «А вы убирайтесь в свою Саудовскую Аравию!»

Тут араб просто выхватил из рук жены посадочный талон и вызвал полицию. Я пытался ему объяснить, что он не прав и должен вернуть мне документы, на что он ответил, что мы расисты, и отказался вернуть билеты. Через две-три минуты прибыли трое полицейских, которым я через свою дочь пытался объяснить, что все погорячились и нам надо лететь домой. Однако они категорически мне отказали.

Диалог продолжался не более трех-пяти минут, после чего один из полицейских взял у жены паспорт и схватил ее за руку, чтобы отвести в участок. Другой полицейский взял за руку меня, чтобы я не сопротивлялся.
Пассажиры рейса подбежали нам на помощь, кто-то схватил полицейского, кто-то стал снимать на камеру.

Подбежали еще несколько героических борцов с женщинами и детьми. Они стали отталкивать пассажиров и попытались забрать у них камеры и фотоаппараты. В этот момент один полицейский схватил мою жену за горло, и она закричала от боли. Я бросился к ней на помощь, откинув полицейского, который меня держал, порвав ему рубашку и оторвав значок.

Тут началось настоящее шоу. На меня набросилась куча блюстителей порядка, они стали надевать на меня наручники. Я понимал: чтобы раскидать их по сторонам, нужно не более минуты, но не стал усугублять ситуацию. Они очень этому обрадовались – мол, я сам во всем виноват, первый начал. В это же время двое полицейских заламывали руки моей жене, а один держал за горло дочь, чтобы не вмешивалась (у нее до сих пор на шее красные пятна). Все, кто это видел, были в шоке: куча полицейских борется с женщиной и ребенком вместо того, чтобы останавливать беспорядки в Париже.


Дальше, разумеется, автор и его семья попали во французское КПЗ. Где

Нас без переводчика (французский из нас хорошо знает только дочка) и адвоката заставляли подписывать какие-то бумаги. Как потом выяснилось, это было наше добровольное признание, что конфликт вспыхнул из-за того, что мы сами разжигали межнациональную ненависть.
Не под протокол нам говорили: «Мы понимаем, что вы не виноваты, но сами знаете, какая ситуация в стране». [...]

У жены до сих пор синяки на запястьях от наручников. Французский полицейский сказал, что это парижские сувениры.


И вполне логичный вывод:

Такое ощущение, что французы сейчас боятся даже косо посмотреть в сторону арабов. Опасаясь новых беспорядков, предпочитают закрывать глаза на явный произвол со стороны этих темпераментных соотечественников. Впечатление, что сейчас во Франции готовы не считаться с правами иностранцев, лишь бы в черных кварталах было тихо, а французская полиция предпочитает бороться с русскими туристами, это гораздо легче.


Вот именно.

)(
с митинга

обычное

Я всё ждал, когда же выяснится, что негров с битами, избивавшими русских людей, на самом деле били гадкие русские. То есть понятно было, что "так и скажут", интересовала только форма.

Правда, я полагал, что пройдёт два-три дня, прежде чем утрясут показания, вломят кому надо и оформят дело как очередной акт русского фашызма.

Ан нет. Теперь всё делается быренько.

Читайте, читайте. "Вкуснотеево".

Вскорости пойдут сообщения: "Русская шлюха изнасиловала трёх азербайджанских туристов", "Банда наркоманов закидала нигерийского студента пакетами с героином".

И, разумеется, "Унтер-офицерская вдова высекла себя с целью разжигания межнациональной розни".

)(