January 4th, 2006

с митинга

гастрономическое: перепелиные яйца в фас и в профиль

В последнее время я, что называется, подсел на сырые перепелиные яйца. Жру их, как крыса. Да-да, я в курсе насчёт сальмонеллёза и что перепёлки им прекраснейшим образом болеют, несмотря на все уверения производителей в обратном. Но пока что тревожных симптомов нет, а продукт вкусён до невозможности.

Несколько сочинённых мною рецептов поедания этого продукта. "Вдруг кому пригодится".

Да, все рецепты, кроме первого, изобретены и опробованы мной лично. Возможно, я изобретаю велосипед, но.

Классический рецепт.

Берётся сырое перепелиное яйцо, чёрный хлеб и соль. В яйце проделываются две дырочки, после чего содержимое высасывается в один приём. Пока оно во рту, отламывается кусочек черняшки, макается самым краешком в соль и отправляется туда же. Вдумчиво прожёвывается.

Как вариант - яйцо не высасывается, а разбивается в специальную посудинку. Я использую водочную стопку: она очень удобна для таких целей.

Изыск 1. Универсальная закуска-заедка "Смерть сальмонеллы". (Это я употребляю постоянно, в т.ч. в настоящий момент. Особо рекомендую).

Сырое перепелиное яйцо разбивается в стопку. Туда же бросается зубчик маринованного чеснока из банки. (Наверное, его можно замариновать и самому, но до такой штабной культуры я ещё не дорос). Чуть-чуть перчится (это по вкусу). Наконец, берётся половинка лимона и в получившуюся икебану капается три-четыре капли лимонного сока[1]. Всё перемешивается, но не взбалтывается.

Далее в другую стопку можно налить алкоголь, выпить, а после употребить полученную смесь в качестве закусона. А можно этого и не делать и сожрать так - "всё равно хорошо".

Изыск 2. Извращённое мультикультурное жратво "Хакамада On/Off". (Изобретено случайно, но понравилось).

Берётся немного отварного риса, делается также крепкий зелёный чай. Рис укладывается на блюдце горочкой, поливается чаем. Сверху горочки ложечкой продавливается выемка, туда разбивается сырое перепелиное яичко. Утаптывается ложкой.

Это, с позволения сказать, блюдО интересно тем, что его можно посахарить или добавить джема (вар. On) - или, наоборот, посолить-поперчить (вар. Off), и оба варианта имеют свои достоинства.

Изыск 3. Сладкий пустячок "Детство Хрущёва". (Опробовано на себе и на дочках. Все одобрили).

В стопку разбивается яичко, туда же кладётся две ложечки подтаявшего мороженого (я предпочитаю "Золотой слиток"). Слегка размешивается, после чего употребляется. Хорошо дополняет чашечку кофе.

"Такие дела" (с).


[1] Вместо перца можно добавить каплю табаско (одну каплю!), а один "наученный мной плохому" товарищ добавляет пару капель соевого соуса, но мне с соевым как-то не покатило.



ДОВЕСОК. Рецепт от babahkabum (из комментов):
Разболтать "васаби" в соевом соусе, и уж потом всыпать очень мелко порезанный лук-порей. Перепелиное яйцо взбить слегка с этим соусом, влить туда водки . Выпить.

)(
с митинга

О законах, этнопсихологическое

С точки зрения просвещённого француза, законы придуманы для регулирования общественной жизни. Они не должны быть бессмысленными и тем более вредными.
Публичное нарушение закона лучше тайного. Второе – просто преступление, а первое может проканать за протест. Поэтому если уж нарушать закон, то открыто и публично.

С точки зрения просвещённого немца, законы придуманы для указания на Абсолютную Нравственную Идею, каковая есть идея Порядка Как Такового. Они могут быть бессмысленными и даже отчасти вредными, но исполнять их надо в любом случае.
Тайное нарушение закона лучше публичного. Тайное нарушение – это просто преступление, а публичное – это ещё и оскорбление Нравственной Идеи. Поэтому если уж нарушать закон, то втихаря.

С точки зрения просвещённого англичанина, законы придуманы для содержания лохов и лузеров в состоянии относительной покорности. Вредность или полезность законов имеет смысл только в этом контексте.
Преступлением является не нарушение закона, а тот факт, что ты попался. Тот, кто попадается (или кого подставляют) – по определению лох и лузер и заслуживает наказания за то, что он лох. Тот, кто не попадается или умеет отвертеться – уважаемый человек. Таким образом, лохи нарушают закон открыто (то есть попадаются) и несут за это наказание, а уважаемые люди нарушают закон втихаря и правят страной[1].

С точки зрения просвещённого русского, законы придуманы для того, чтобы начальство могло унижать население и издеваться над ним. Законы бессмысленны, вредны и унизительны (а если они не таковы, это не закон, а инструкция).
Население нарушает законы тайком, а начальство – публично. Этим начальство и отличается от населения: начальник – тот, кто нарушает законы, и чем больше он их может нарушить, тем больший он начальник. Таким образом, население не исполняет законы втихую (и за это презирает само себя), а начальство – открыто и нагло, и за это уважаемо.


[1] Из этого следует, кстати, крайняя честность в мелочах. Джентльмен не пачкает рук кражей носовых платков: это само по себе признак низкого положения, поэтому мелкие преступления осуждаются особенно сильно.

)(
с митинга

фефекты фикции

Есть вещи, в которых мы что-то понимаем и даже можем. Один хорошо складывает слова в предложения, у другого сбываются политические прогнозы, третий вышивает крестиком так, что залюбуешься.

Есть вещи, в которых мы ничего не понимаем и ничего не можем, но по этому поводу нисколечко не переживаем. Много есть такого, что нам не дано - начиная от навыков препарирования кишечнополостных и кончая доскональным знанием дискографии группы "Девочки-Шиншиллы".

И, наконец, есть вещи, в которых мы разбираемся (или хотели бы разбираться), но при этом "ничего не можем". Это не просто пробелы в образовании, а провалы в образе, особенно обидные именно потому, что локоть кажется особенно близким.

У меня таких провалов несколько. Самые заметные и досадные, пожалуй, вот какие:

1. Я не умею варить кофе. То есть кофе-то я люблю, а вот варить не умею. Учили меня этому искусству большие мастера этого дела, учили-учили, но увы... Причём это неумение какое-то мистическое: вроде всё делаю "как надо" - ан получается мерзостная бурда. "Не дано".

2. Я не умею петь. То есть вообще не умею. О голосе своём я не могу сказать ничего хорошего, но тут дело даже не в голосе, а в совершенной неспособности петь в лад. Я просто его не слышу. При этом у меня неплохой относительный слух ("до" от "до диеза" отличу), на пианино опять же играю, и не сказать, чтобы совсем скверно (хотя за инструмент не садился уже много лет). Но вот хотя бы подтянуть застольную песню - это "усё". "Не получается".

3. Я не умею считать в уме. Перемножить в уме двузначное число на однозначное для меня - нетривиальная умственная задача, сложить два двузначных - тоже: начинаю путаться и забывать цифры. При этом я отнюдь не дитя эпохи калькуляторов: я ещё застал чернильные ручки. Но вот "не могу", и хоть ты тресни.

4. И, наконец, дефект памяти: у меня абсолютно не держатся в голове исторические даты, особенно относящиеся к далёкому прошлому. Впрочем, и к настоящему тоже. Дату собственного дня рождения я выучил (вызубрил) годам к шестнадцати, но до сих пор иногда путаюсь, пугая ближних такой умственной неполноценностью.

Правда, я умею вырезать по линолеуму, делать слоистые коктейли, счищать снег с двускатных крыш и писать без орфографических ошибок. Но кому это надо - в наше-то время?

Эх-ох (с) nemiroff.

)(
с митинга

понятие впрок

Диакратия. Политический строй, основанный на разделении всех со всеми, с раздуванием и закреплением всех разделений в качестве непреодолимых противоречий. Такое divide et impera, доведённое до крайности.

В будущем это словечко, боюсь, пригодится.

)(