July 12th, 2006

с митинга

Притча о големе

В пражском гетто жило множество раввинов, сведущих в Каббале. Некоторые говорят, что их было тринадцать, некоторые — что двадцать четыре, а некоторые даже считают, что мудрецов было целых девяноста девять. Трудно сказать, кто прав, потому что все они погибли в один день.

А случилось это так.

Однажды самый великий каббалист из пражских каббалистов сделал голема, — и, как водится, дал ему «шем», Слово, которое пишут на теле истукана, чтобы сообщить ему подобие жизни.

Голем усердно прислуживал раввину — растапливал печь, колол дрова, делал всякую работу по дому. Домочадцы и гости рабби пугались голема — огромного, страшного, с топором за поясом, но раввин каждый раз говорил: «Это чудовище на самом деле легко победить, ибо всё бытие его заключено в Слове. Без него голем рассыплется в прах».

Другие каббалисты завидовали рабби, потому что сами не могли создать голема. А кто не может созидать — тот разрушает. Поэтому каждый из них стремился лишить истукана жизни, чтобы хоть так посрамить его создателя.

Как известно, Слово должно быть написано на открытой части тела голема, доступной свету. Иначе голема создать нельзя, а почему – о том знает тот, кто знает. Зато тот, кто знает, может найти надпись и смыть её.

Вначале рабби начертал Слово на лбу голема, да так искусно, что надпись казалась похожей на морщины. Но один из мудрецов догадался о том и облил лицо голема заговорённой водой, смывающей любые надписи. И голем рухнул и стал глиной.

Тогда раввин снова создал голема, начертав Слово на кончике ногтя, да так мелко, что надпись казалась невидимой. Но другой мудрец догадался о том и облил руки голема заговорённой водой, смывающей любые надписи. И голем рухнул и стал глиной.

Тогда каббалист начертал слово под бедром, в потаённом месте, да в таком, что и смотреть-то на него зазорно. Но нашёлся мудрец, который догадался и об этом, пришёл с заговорённой водой и плеснул истукану в бёдра. И голем рухнул и стал глиной.

Но в конце концов рабби нашёл способ посрамить завистников. Он так хитро запрятал надпись, что ни один из них со своей водой не смог её смыть. И голем прислуживал ему, а тот только смеялся над другими мудрецами и их мудростью.

Однажды рабби — он был уже очень старым, а годы властны даже над великими мудрецами — заснул во дворе в субботнее утро. Голем подкрался к спящему с топором и отрубил ему голову.

Потом он пошёл по гетто, и отрубал голову каждому, кто попадался на его пути.

Все каббалисты спешно покинули свои дома, ибо жизни евреев важнее субботы. Надо было как-то остановить голема, а сделать это можно было только одним способом — смыв Слово.

Они взяли по ведру воды, каждый пошептал над своим ведром заклятья, после чего они сели на ступени синагоги и стали ждать голема.

Кто ждёт беды — тот дождётся. Голем вышел из закоулка, потрясая топором, и направился к синагоге, чтобы убить всех молящихся.

И вышел первый каббалист, и плеснул в лицо голема заговорённую воду. Если бы Слово было начертано на лице, Голем тут же и рассыпался — настолько сильна была та вода. Но голем лишь вытер воду с лица, взмахнул топором и убил мудреца.

Второй каббалист плеснул ему водой на руки. Если бы Слово было начертано на руке, Голем тут же и рассыпался - так сильна была та вода. Но голем лишь покачнулся, потом взмахнул топором и убил мудреца.

Третий каббалист плеснул ему в бёдра. Если бы Слово было начертано в тех местах, Голем тут же и рассыпался — так сильна была та вода. Но голем рассмеялся, взмахнул топором и убил мудреца.

И так каждый мудрец плескал своей водой на голема, так что не осталось ни одного места на его теле, не облитого той заговорённой водой. Но не осталось и мудрецов: их тела лежали на ступенях синагоги, и кровь их стекала вниз вместе с водой. А голем шёл по этой воде босыми ногами и не падал, ибо Слова его не было даже на подошвах ног.

И перед ним остался последний живой: жалкий, тщедушный ученик одного из мудрецов, который ещё не был посвящён в тайны Каббалы, ибо не вышел возрастом и не был женат. У него не было ведра с водой, потому что он не умел заговаривать воду. Не знал он и того, где может находиться Слово. Поэтому, когда голем занёс над ним топор, он схватил его и дёрнул изо всех сил: ничего умнее ему не пришло в голову.

Голем от удивления разжал пальцы и топор выскользнул.

И в тот же миг истукан рухнул на колени, как будто сила его покинула.

Ученик стоял с топором в руках, не зная, что делать дальше.

– Отдай мне топор, это моя вещь, — сказал голем.

Но ученик только помотал головой.

– Отдай топор, и я буду служить тебе, как служил своему создателю, клянусь силами земными и небесными — и голем прошептал волшебную клятву, которую невозможно было нарушить.

Но ученик даже не пошевелился.

– Что ж, тогда отруби мне голову, ведь я это заслужил, — сказал голем.

Но ученик промолчал.

И тогда голем застонал и рассыпался в прах, и стал кучей глины.

Ученик взглянул на топор и увидел на нём еврейские буквы. Слово было выбито на топоре — потому-то голем и не расставался с ним. То, что принимали за простое орудие, было основой его жизни. И когда он случайно лишился топора, то сразу же ослаб. Потому-то он и просил отрубить ему голову — ибо когда топор коснулся бы его шеи, силы вернулись бы к нему.

Что случилось дальше с тем топором, никто не знает. Сказывают, будто он много постранствовал по свету и был утерян где-то в краях итальянских, куда занесла евреев судьба. Сказывают также, будто через века тот топор нашёл какой-то гой именем Джузеппе и попытался им обтесать полено, да тот топор за столетия набрал такую силу, что полено ожило. Потом из него вырезали деревянную куклу, но своей жизни в ней не было, потому она то ли снова стала деревяшкой, то ли во плоти сошла в Шеол, в особый ад для големов, где вечно кривляется перед бесами. Но это всё гойские сказки — кто их разберёт?

А в чём тут мудрость - знает тот, кто знает.

)(
с митинга

Хроники Многонационалии

Судья осудил прокурора за мягкость и выгнал журналистов

Тверской суд Москвы приговорил участников драки в метро, в результате которой продюсер НТВ Эльхана Мирзоев получил несколько царапин к полутора годам лишения свободы.

Виталий Голиков и Владислав Баркетов были взяты под стражу в зале суда.

Суд признал их виновными по статье 282 УК РФ ("возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства по национальному признаку").

При этом суд наказание строже, чем просил прокурор по делу (обвинение настаивало на двух годах условно).

На оглашение приговора, не были допущены представители СМИ.

"Само то, что Баркетов был одет как скинхед и вел себя как скинхед, носило провоцирующий характер по отношению к Мирзоеву", - заявил адвокат Мирзоева.

"Я признаю, что нанес вред здоровью, но национального умысла или унижения достоинства у меня не было", - настаивал Голиков. Аналогичное заявление сделал и Баркетов.

Напоминаем, что первым в драку полез Мирзоев (причина - пролитое молодыми людьми на его одежду пиво). Подсудимые в суде заявили, что не дрались, а "пытались защитить друг друга".

В суде была заслушана подруга Голикова, по словам которой, "драку инициировал Мирзоев, а Голиков пролил на него пиво нечаянно".

Все это, а также позицию обвинения, суд проигнорировал. Так что ближайшие полтора года участники той злосчастной потасовки проведут в колонии-поселении. А кинувшийся на них с кулаками Мирзоев - в Москве.


Ага-ага. "А как ишшо".

)(