November 5th, 2006

с митинга

"помоги себе сам": радикальные психопрактики

От депрессухи[1], особенно хронической - когда "всё немило", "всё обрыдло", "глаза на белый свет не глядят" - есть немало средств, начиная с психоанализа и кончая самоубийством.

Однако существует несколько простых, хотя и достаточно радикальных в исполнении, практик, позволяющих обуздать постылого демона уныния. Правда, это именно что радикальные практики, не всякий на них способен: иные скорее повесятся, чем пойдут на ТАКОЕ.

Тем не менее, если уж совсем ничего не помогает, можно попробовать и радикальные методы, хотя они кому-то могут показаться необычными, а то и рискованными.

Например, чрезвычайно помогает уборка помещения. Про влажную уборку и мытьё полов я не говорю, поскольку это, разумеется, "уже слишком". Но даже разгребание повседневного срача и протирка поверхностей от пыли даёт иной раз удивительные результаты.

Огромной силой также обладают такие практики, как разгребание содержимого ящиков стола, выкидывание ненужных вещей и т.п.

Человеку интеллигентному и "думающему" может подействовать разбирание завалов купленных книг, а также радикальный пересмотр содержимого книжных шкафов.

И последнее: разбор содержимого собственного компьютера, упорядочение папок и т.п. - тоже оказывает благотворное воздействие на мятущуюся душу.

Так что имейте в виду.


[1] Я имею в виду именно "психологическое состояние" ("сплин", "вялость", "подавленность", "разочарование в себе и в жизни"), а не настоящую депрессию, каковая уже относится к области психиатрии и лечится медикаментозно.

)(
с митинга

О казни Саддама Хуссейна: лицемерие и цинизм как риторические стратегии

Пока мы тут чаёк попиваем, Саддама нашего Хуссейна приговорили. К смертной казни, вестимо.

Привожу кусочки текста. Самое занятное и характерное, как всегда, выделяю.

За преступления против человечности экс-президент Ирака приговорен к смерти через повешение.

Начало заседания Высшего уголовного суда началось с того, что судья удалил из зала главу международной группы адвокатов Саддама, бывшего министра юстиции и генерального прокурора США Рамси Кларка. Это произошло после того, как Кларк предъявил судье меморандум, в котором назвал этот процесс пародией.

Сам экс-президент во время оглашения приговора, как сообщают информационные агентства, заметно дрожал. При этом он не выпускал из рук Коран. Приговор Саддам Хусейн встретил возгласами «Аллах велик» и «Да здравствует великая нация, смерть ее врагам». Между тем ранее экс-президент Ирака уже заявил, какой вид казни он предпочитает в случае, если суд вынесет смертный приговор.

В шиитских районах Багдада вердикт суда в отношении Саддама Хусейна восприняли с ликованием. Несмотря на комендантский час в этих районах, передают РИА Новости, тысячи людей высыпали на улицы, многие стреляют в воздух из автоматов. Совершенно противоположная картина в суннитских кварталах иракской столицы – улицы там безлюдны и погружены в тишину.

Саддама Хусейна и еще шестерых его соратников признали виновными в гибели 148 шиитов в населенном пункте Эль-Дуджейль. Еще один подсудимый – функционер партии БААС – был освобожден прямо в зале суда.

Неоднозначно воспринят смертный приговор Хуссейну и международным сообществом. Если Белый дом заявил, что "сегодня хороший день для Ирака и приговор Саддаму доказывает независимость иракского суда", то Франция выразила надежду, что казнь будет отменена, поскольку Европейский Союз последовательно выступает за отмену этой меры наказания. Москва отреагировала достаточно сдержанно – приговор Саддаму Хусейну – внутреннее дело Ирака, политизировать дело и тем более вмешиваться в него извне недопустимо. Стоит отметить, что по иракским законам приговор еще не вступил в силу, его еще должен подписать президент страны Талабани. Впрочем, раньше он обещал этого не делать. Об этом «Эху Москвы» напомнил московский корреспондент иракской газеты "Аль-Хайят" Джабер Раид.

Мораторий на смертную казнь несколько месяцев действовал в Ираке с момента ввода туда коалиционных сил в 2003 году. Но когда к власти пришла гражданская администрация, мораторий действовать перестал. Таким образом, сегодняшний смертный приговор – первый в истории администрации Талабани. Но сомнения в том, что он будет приведен в исполнение, остаются. Тем более что Верховный комиссар ООН по правам человека Луиза Арбур призвала Ирак не допустить смертной казни Саддама Хусейна. По ее мнению, мораторий на смертную казнь в Ираке, должен действовать – это неотъемлемая часть справедливого суда.

Сегодняшний приговор намерена обжаловать в Апелляционной палате Верховного суда Ирака и защита Саддама Хусейна. Апелляция, как ожидается, поступит уже в понедельник. Ее рассмотрение займет не менее месяца. Пока никто не берется сказать, каким будет решение.

Верховный комиссар ООН по правам человека Луиза Арбур призывает Ирак не допустить смертной казни Саддама Хусейна. Сегодня бывший иракский лидер был приговорен судом к высшей мере наказания. Вместе с ним к смертной казни приговорены двое его сподвижников.

Администрация США приветствовала вынесение смертного приговора Саддама Хусейну. По словам пресс-секретаря Белого дома Тони Сноу это указывает на то, что в Ираке сложилась независимая судебная система. Сноу особо отметил, что привязка даты оглашения приговора к предстоящим парламентским выборам в США нелепа.


Тут что интересно.

Первым признаком тотального, "королевского" контроля над ситуацией является обстановка торжествующего лицемерия. Типа - король хочет казнить неприятного ему человечка. Человечка хватают и обвиняют в преступлении... против союзной королевству державы: "рыл тоннель под Берлин". Правитель соседней державы (полностью подчинённый королю) - в ярости: он требует казнить злодея. Но и сам король, разумеется, возмущён таким кошмарным коварством - "под Берлин копать". Преступника судят самым справедливым в мире судом, и приговаривают к четвертованию. Король, однако, не зверь: он обращается к суду с особым прошением о помиловании. Суд проявляет нечеловеческую твёрдость и настаивает на четвертовании виновного. Тут вдруг её высочество королева, утирая слёзы платочком, пишет письмо (образец человеколюбивой риторики): да, он виновен, но четвертование - это чудовищная жестокость, и она, как женщина, просит заменить казнь вечной каторгой... или хотя бы менее жестокой казнью. Суд настаивает на законности. Король умоляет о гуманности. Из Берлина пишут - нам и четвертования мало, сварите гада в кипятке. В конце концов достигается компромисс. По личной просьбе высочайших особ суд идёт на неслыханное снисхождение и заменяет четвертование колесованием. Тогда королева бросается в грязь у здания суда, пачкая подол: она умоляет ещё смягчить наказание. Король становится перед судом на колени, моля о милости к падшему. И железные сердца судей всё-таки не выдерживают: в последний момент колесование заменяется повешением, а то и вечной каторгой. Все счастливы.

Повторюсь: очень важно распределение ролей. Король милостив, слуги и союзники - жестоки. Всю моральную ответственность, таким образом, король перекладывает на них. "Я-то добрый, а вот псы мои - ох, лютые".

Требования же головы на блюде, исходящие прямо от Его Величества, да ещё чтобы и на именины - это отнюдь не королевское поведение. Это поведение военного вождя, диктатора, бандитского вожака "без полномочиев", которому нужно непрерывно запугивать своих и чужих, чтобы удержать положение. Он в таких случаях включает не лицемерие, а цинизм. Да, хочу голову. Отрезанную. На золотом блюде. Мне на День Ангела. Чтобы принесли свеженькую и поставили на столе среди блюд. И петрушечку в рот не забываем. "Да, вот там мы можем". И ещё - демонстративное лобызание уст палача, принесшего окровавленный кусок мяса. "Вот кто мне брат".

Поведение Штатов в девяностые было именно поведением короля, который не сомневался в своей абсолютной власти. Гиперуспешное правление Клинтона было улыбчато-белозубое, самодовольное, позволяющее себе любой "гуманизм". Ну, как в Сербии, скажем: никто, конечно, не хотел нападать на сербов, но вот обнаружилась Трагедия Сребренницы, и сердца стали обливаться кровью - как же не защитить несчастные народы, страдающие от сербского геноцида. Война тоже проходила в стиле повышенной гуманности: что вы, мы не убиваем мирных жителей, мы даже не воюем с вашей армией, мы просто пытаемся донести до вашего безумного, кровавого правительства свой месседж, мы хотим помочь ему принять единстенно правильное решение, уж извините за беспокойство. Дальше - "гаагский трибунал", специальная лавочка не под американской юрисдикцией, рассчитанная на долгое вкусное глумление под разговорчики о "гуманности" и "необходимости разобраться во всех обстоятельствах дела". Всё грамотно.

Похоже, Буш-младший на такое королевственное поведение не способен. То ли по личным причинам, то ли положение Америки изменилось: не то чтобы она перестала быть Number One, вовсе нет, но что-то такое под ногами начало поскрипывать. Отсюда, похоже, и цинизм вместо лицемерия. "Сегодня хороший день", "решение иракских товарищей воспринимаем с чувством глубокого удовлетворения". А вот союзнички и даже дворня подпёздывают про "гуманность" и "казнить нельзя помиловать". Понятно, на них гавкнут - они заткнуться. Но это симптомчик.

)(