December 13th, 2006

с митинга

+

На АПН:

Константин Крылов. Русские ответы. Статья первая: этнофобия

Это про "определения русскости". Правда, только начало. Про генетику и "угро-татар".

ДОВЕСОК. Несмотря на специально сделанные в статье замечания о моём отношении к расизму, меня уже успели назвать расистом, нацистом, идиотом, а также - что произвело на меня особенно сильное впечатление - "огламуренным западенцем и сельским этнобухгалтером Ющенко" (цитата из комментов к статье).

Ну, как говорится, ну.

)(
с митинга

К старым темам: о российских "реформах"

Из очень хорошей старой статьи Успенского "Европа как метафора и как метонимия":

Петр начинает строительство новой - европейской - России со строительства Санкт-Петербурга. Новая столица нового государства строится как европейский город с иностранным именем... Замечательно при этом, что новая столица будущей империи строится не в центре страны, а на ее периферии - на ее западной границе. В этом смысле Петербург противопоставлен Москве, которая находится именно в центре России. Это едва ли не уникальный случай, но интенции Петра понятны: на Западе своего государства он создает своего рода европейский анклав... Противопоставление Запада и Востока, Европы и Азии переносится, таким образом, на саму Россию.

При этом, наряду со строительством каменного Петербурга, призванного олицетворять собой новую Россию, Петр накладывает по всей стране запрет на строительство каменных зданий (1714 г.). Тем самым фактически создается не только образ Петербурга, но и образ деревянной, нецивилизованной России как ее антипода: Петербург мыслится как будущее России, но при этом создается не только образ будущего, но и образ прошлого ее состояния - образ, вообще говоря, не вполне соответствующий действительности (Москва называлась ранее "белокаменной", теперь же она должна восприниматься как деревянная). Создание новой культуры предполагало сознательную дискредитацию старой: новое создается за счет старого, как его антипод.

Запрет на строительство каменных зданий аналогичен запрету монахам заниматься литературной деятельностью: указом Петра от 31 января 1701 г. монахам запрещалось держать перья и бумагу, и такого рода запрещение вошло затем в прибавления к "Духовному регламенту" (1722 г.). В допетровской России монастыри были культурными центрами, монахи занимались литературным трудом, и это даже могло входить в монашеское правило (т.е. в иноческий обет). Теперь монастыри могут восприниматься как центры традиционной, невежественной культуры, и монахам (если они не вписываются в новый государственный порядок) вообще запрещается писать. Все это мало напоминает европеизацию: налицо всего лишь явное стремление подражать Европе...

Так, наряду со строительством новой России создается "анти-Россия", символизирующая старую, традиционную культуру. С точки зрения новой России, старая Россия - "анти-Россия", а с точки зрения старой, - "анти-Россией" является именно новая культура. В результате появляются две культуры-антипода, антагонистически противопоставленные друг другу.


Заметим, как это самое - искусственная варваризация России, производимая руками "якобы западников" - повторяется и дальше, вплоть до наших дней. Первое, что делает любой "западник", дорвавшийся до власти - это вводит по всей стране "дикость и азиатчину" (в меру своих фантазий о том, что такое азиатчина и как она должна выглядеть), одновременно отстраивая "сити" для "европейцев" - оффшорную зону, где "табачок, бухло, барахлишко".

То есть. ИСКУССТВЕННАЯ ВАРВАРИЗАЦИЯ, разрушение всего европейского, "белого", цивилизованного - вот чем в первую очередь занимается любой российский "реформатор". Буквально. Запрещаются каменные дома, сколачиваются грязные сараи и туда загоняется ободранный народ. Отнятые у народа вещички свозятся в оффшор и там обмениваются на "табачок". Потом на ободранных людей показывают пальцем - "да-с, вот с таким народом приходится жить... дикари-с". "Надо их тысячелетиями цивилизовывать, чтобы они доросли до уровня французов-с".

Вот и все "реформы".

* * *

И ещё из той же статьи:

В России под "народом" понимается нечто отличное от того, что имеет место в Западной Европе: понятие народа оказывается противопоставленным понятию цивилизации.


Точнее не скажешь, да.

)(