April 19th, 2007

с митинга

Про Марш Несогласных

Я особо не писал о "Марше Несогласных", кроме одного коротенького интервью на АПН в преддверии московских событий.

Причина: сочувствие без солидарности.

Не сочувствовать людям, которых метелит ОМОН, значит быть дураком, сволочью или сотрудником Администрации.

Но быть солидарным со всеми этими делами - то бишь разделять цели и задачи Касьянова и Каспарова - тоже нет особых оснований.

Можно сказать так: 14 апреля 2007 году г-н Касьянов и Каспаров не говорили и не делали ничего, противоречащего законности и морали. (Разве что пресловутое "блиц-интервью на английском" - но это так, "осадочек"). А вот ОМОН и прочие - делали очень много такого, что противоречит не только законности и морали, но и здравому смыслу.

Однако, не будем короткопамятливы: с 2000 по 2004 (а вообще-то с 1999) тот же Касьянов говорил и делал довольно-таки много такого-этакого. Что портит впечатление.

Как и сторонник разоружения России Каспаров. Равно как и прочие.

Впрочем, люди, бывают, меняются. Но в данном случае "непохоже что-то".

)(
с митинга

(no subject)

Ещё один вариант сказки о Золушке - от 17ur.

Правда, у него получилось как-то черезчур реалистично.

Цитата:

- Ладно, - сказал Король. - Купить дёшево хорошую вещь можно двумя способами. Первый способ - это если у тебя есть ружьё, и продавец его видит. Способ хороший, но он быстро приедается и становится рискованным. Продавец сам начнёт искать ружьё, договариваться со своими, а то и с твоими приятелями... так что ружьё, хоть и полезно, но не панацея. А второй способ - это когда продавец считает продаваемое ненужным. А лучше всего вредным. И отдаст дёшево, и ещё рад будет, что хоть что-то получил, а иногда и приплатит.

- Ну и что? - сказал Принц.

- А то, что мы всей династией за сотни лет чёртову уйму труда угробили на древние и самобытные обычаи в заморских землях! - рявкнула Королева.

- Чем самобытнее и сувереннее культура, тем лучше, - продолжила она уже поспокойнее. - Тех, кто пробовали плавить металлы сами, приходилось и стрелять, и подкупать, и натравливать на них местных религиозных фанатиков. Ибо получившиеся культуры должны быть настолько самобытными, чтобы они и подумать не могли о том, что быть похожими на нас - выгодно.

- Во-во, - подтвердил Король. - Насекомые у них священная пища. Отвратительная, но священная. Горы, где мы добываем руду - табу. И руда табу. А нефть табу в квадрате. Причём вокруг бижутерии и сивухи у них построена вся духовная жизнь. Ты ведь, лодырь, даже не знаешь, как они своей духовностью гордятся. Вот я сегодня им рассказывал о нашем королевстве, они вежливо слушали, а внутри - будь уверен - косорылились. Что с нас, дикарей, взять. Духовности у нас нет. Пирсинг мелок.

- А я-то тут при чём? - устало спросил Принц. - Что вы меня в постель к этой... пихаете?

- Самым главным было развести стандарты красоты. - Королева пропустила вопрос мимо ушей. - Чтобы не получалось прочных союзов. Если путешественник или там рабочий на концессии страдал от воздержания, то он брал какую-нибудь... из низших каст, у которых и имени-то нет, не говоря уж о свободе воли... и облегчался. Раз-два, подарил стеклянную бусину, и всё. А от их знатных красавиц даже наши лошади должны были шарахаться.


)(