November 5th, 2007

с митинга

дискредитация дискурса

Цитата из князя Вяземского:

К сожалению, встречаются люди, в которых есть что-то претительное, возбуждающее почти враждебное противодействие при изъявлении ими начал, по-видимому честных и благонамеренных: так изъявления эти грубы, наглы и исключительно самовластительны.


Вот за это я и ненавижу нашу фофудью. А не за собственно религиозный или там нравственный вопрос. Другое дело, что и тут разделение имеет место быть, и в высшей степени непреодолимое. Но всё-таки первый слой - этот. Сама стилистика их настолько "груба, нагла и самовластна", что начинаешь ненавидеть их идеи даже раньше, чем начинаешь эти идеи понимать. Ненавидеть за один лишь тон.

При этом они довольно часто проповедуют "вроде бы хорошие вещи". Но - почитаешь какую-нибудь антиабортную статью в фофудьеносном исполнении - и сразу хочется сделать аборт. Автору статьи.

Желательно вилкой, на кровавой фанерке.

За дискредитацию дискурса.

)(
с митинга

Неведомо кому

Представился роман, написанный от лица имени главного героя.

Ну, если вы не поняли. Есть книжки, написанные от лица человека. Есть книжки, фантастического жанра, где повествование ведётся "из невозмжной точки". Например, какие-нибудь "записки плюшевого мишки", или там "дневник трусиков кинозвезды". Иногда в игру вводят идеальные сущности - например, чью-нибудь совесть. "Заметки совести надворного советника N" - вполне себе сатирическое произведение второй половины XIX века, почему нет.

Вот я и представил себе - текст от имени имени. Типа Александра или Анастасии.

Скорее всего, имя воспринимает своего хозяина не самым лучшим образом. "И это мной, таким красивым, было названо это уёбище, которое недостойно называться не то что Александром, но и, прости Господи, Акакием!" Имя терпеть не может, когда его сокращают - "Саша ещё ничего, но когда из меня делают Шуру, меня всё корёжит - примерно как нормального мужика от перспективы анального секса с гориллой". Ну и так далее. Но потом имя проникается к своему носителю, начинает ему честно служить, а носитель тоже проникается (он раньше не любил своё имя), перестаёт называть себя "шурой" и дальше у них развивается счастливый роман. В конце концов носитель имени совершает Великий Подвиг и погибает, а имя его приобщается к сонму имён Александров, но занимает там довольно-таки крутое место, так как Подвиг и те пе.

Зачем мне в голову пришла такая унылая херня, не понимаю. Наверное, она должна была прийти в голову кому-нибудь другому. Поэтому я её и записываю - вдруг тот, кому она была должна прийти в голову, это прочитает, обрадуется и напишет мистический триллер.

)(
с митинга

(no subject)

Во время разгона Русского Марша в Севастополе погиб молодой парень, Евгений Бондаренко.



)(