January 2nd, 2008

с митинга

Ещё о Щербакове

Давно не слушал Щербакова. Вот решил "ещё раз поставить".

Щербаков вообще - стилизатор, в этом его суть. Стилизации ему удаются лучше всего. Даже ранние его тексты - стилизации под "авторскую песню", обязательно утрированные, на грани пародии, а то и далеко за гранью (издевательски длинный "Баб-эль-Мандабский пролив" относится к "Бригантие" как "Дон Кихот" - к рыцарским романам: закрывает тему).

Если же снять верхний слой стилизаторства, обнаруживается второй, более интересный: стилизация шедевральности. Тексты сделаны так и поются таким тоном, как будто они гениальны. Именно "как будто" - на самом деле это бессмысленный набор слов, всё вытягивает видимость, вторичные половые признаки "шедевра" без первичных. То есть "слова как будто в гениальном стихотворении", и "исполняется именно так, как если бы это был шедевр". "Тон, интонация". "Как если бы это был Шекспир какой-то".

Плохого в этом, разумеется, ничего нет. Главная проблема русских - что они даже свои вершинные достижения не умеют оформить, утвердить тоном. С понтами у нас проблемы, ага.

Щербаков же - это понты, возведённые в эстетический абсолют. Умение подать бессмыслицу с таким видом, как будто это откровение Божие.

Ну а хули ж не возвести понты в эстетический абсолют, хули? Всё равно они одни в него-то и возводятся, все попытки эстетизировать "настоящинскую правдочку" всегда сомнительны и, по большому счёту, неуспешны. Получается унылый, как осенний дождь, "критический реализм", или воняющая кошками "сатира". С первой на вторую перебиваемся до сих пор, пока остальные народы всячески охорашиваются, бесконечно растопыриваются, распузыриваются, сочиняют бесконечно красивые и бесконечно лживые сказки о себе - и тешатся, тешатся. Мы одни в углу сидим и поганую "правдуматку" жуём-пережёвываем. Что и некрасиво, и невкусно, и негигиенично.

Подать себя - вот главная задача, стоящая перед каждым более-менее толковым русским человеков. Щербаков вот с ней справился. Неудивительно, что многие считают его евреем. Впрочем, даже если он вдруг и не еврей, он облеплен евреями и сам прилеплен к евреям, и бизнесом, и всей душой - понтярщик к понтярщикам, звезда со звёздами. При этом среди его слушателей полно самых что ни на есть русских нонкомильформистов - и он это знает, и никогда не забывает бросить нам косточку.

Что ж, грамерси (с) Мэллори).

ДОВЕСОК. В комментариях позу Щербакова сравнили с северянинской - и это довольно удачно, "даёт ключ". Только Северянин был попроще и к тому же пел в мажоре, а Щербаков, "как и всякий современный тонкочувствующий человек", - - -

)(
с митинга

О корнях постмодернизма и тотальной цитатности

«Постмодернизм» - это, в значительной мере, реакция на тотальное зубоскальство.

В наше время единственный способ быть неосмеянным – это быть непонятым. Ну или хотя бы не быть понятым до конца, оставлять нерастворимый осадок, чтобы предполагаемый злобный читатель-недоброжелатель чуял, что «там ещё что-то есть» и «ранёхонько ещё глумиться».

Непоняткой, дескать, спасёмся: глядишь, смутятся и не наржут, не насрут. Или хотя бы, когда будут ржать и срать, всегда можно будет сказать ржунам и срунам – «а главного-то вы и не поняли, лохи». Или того хуже – «политкорректность нарушаем? пройдёмте-ка, гражданинчик».

А что? Тоже стратегия. Вклеил в текст какую-нибудь «аллюзию», воткнул две-три узнаваемые цитаты из Дерриды какой-нибудь ебучей или из Фрейда старозаветного, Каббалой полирнул, да несколько непонятных слов в нужные места понаставил – глядишь, критики, уже разинувшие голодные рты, и заколебаются: а вдруг там ещё что-нибудь пропустили? Вдруг вон та глупость, над которой так хочется поржать – это цитата из автора, над которым ржать нельзя? А вот эта дурь – вдруг да отсыл к ужасам Холокоста или Голодомора? «Лучше не связываться». Ибо за такое «подойдут и в очи нарыгают» и «больше не напечатают в новом литературном обозрении». Но даже если и нет - всё равно, "необразованность покажем", а этого тоже не хочется. "Так не будем смеяться, а сдержанно похвалим за многоплановость".

Я, конечно, не думаю, что всякий любитель аллюзий и контроверсий пользуется данным приёмом сознательно. Но там, на корочке – оно подрагивает. «Напишу непонятку – и не тронут». Как безобидный жучок, окрашенный в страшные чёрно-оранжевые цвета, чтобы птица не склевала, сочтя ядовитым. "Мимикрия".

)(
с митинга

(no subject)

Читаю Розанова – «Съезд законоучителей светских учебных заведений», статья из «Нового Времени» 1909 года. Её можно перепечатывать без изменений в рамках дискуссии об ОПК.

)(