February 16th, 2008

с митинга

(no subject)

Очередной эмигрантский спор на тему того, есть ли в Америке русофобия. Идиотизм темы (а чего ж ей не быть) искупается перлами типа:

Не пойму а я смысла этой дискуссии... само собой нам не рады там где мы чужаки. Что тут обсуждать.. либо жить и всю жизнь доказывать что ты достоен другой страны, либо жить и тут с пониманием что страна не достойна тебя.


Ну что ж. Кто считает, что эта страна недостойна такого сокровища, как он - тот пусть докажет другой стране, что он её достоин.

)(
с митинга

антиобразное, контемпорариартное

Зачем-то пришёл в голову, да там и остался, страшный образ. Точнее, идея образа.

Жопа, вид спереди.

И в самом деле. Жопа сзади - это собственно жопа и есть. А вот переда у неё нет, как у иудейского Б-га или у Луны до лунных станций. Ибо то, что впереди, жопой никак назвать нельзя - там совсем даже другие части.

Хотя ведь можно его вообразить - "лик жопы". Собственный её лик.

Собственно, это и есть тот самый объект, который тщится изобразить всё "современное искусство" вкупе. Пока, правда, результаты скромные. Так, в профиль что-то просматривается, и то больше филейной части, а переда всё не видать.

Ибо, наверное, это какой-то кошмарный ужас. Кто его узрит - тот "из ума изойдёт и дыханья решится".

)(
с митинга

педагогическое

Наткнулся на ссылку с комментарием – «прочтите, это ужас-ужас-ужас». Типа, педагогическая статья православнутых на тему того, как истязать ребёнка. «Попы пороть призывают».

Ну, решил я посмотреть. И в самом деле ведь любопытно, как они там, черти мракобесные изгаляются.

Посмотрел. Даже со вниманием.

И вот что я вам скажу, граждане. Написаны в той статье совершенно правильные вещи. Что запреты должны быть иерархизированы (кстати, единственная вещь, где действительно нужна иерархия, так это в данном вопросе): что-то нежелательно, что-то просто нельзя, а чего-то нельзя совсем-совсем, причём этого последнего должно быть немного. Что заставлять дитя есть невкусную еду – куда большая мука, чем ата-та по попе, и если вы впрямь жалеете ребёночка, лучше уж ремень, чем тарелка с гадостью. Что физическая боль – штука очень неприятная и сильнодействующая, но в родительском арсенале она должна оставаться и даже иногда применяться (хотя чем реже, тем лучше). Что ребёнок иногда сам нарывается на наказание, просто чтобы ощутить границы дозволенного – и его в таких случаях надо осаживать, а иначе он сам первый охренеет. И те де.

Кстати, если кто думает, что это такие специальные православные заморочки: практически то же самое написано в любом учебнике по дрессировке умных собак типа немецкой овчарки. То есть это биология. Полагающим же, что люди лучше собак (в чём, учитывая богатый исторический опыт, есть все основания усомниться), а человеческое достоинство несовместимо с наказаниями как таковыми, стоит обратиться к опыту воспитания людей с достоинством. Например, породистых английских аристократов. В цитируемой статье кое-что на эту тему приводится, но лучше почитать эссе Оруэлла про английские закрытые школы, или хотя бы всеми любимого Гарри Поттера, где «атмосферка» обозначена вполне определённо.

В общем, по этой части никаких особых ужасов нет.

Противно становится ровно в одном месте – там, где начинаются евангельские, святоотеческие и ветхозаветные цитаты, сами по себе крайне неприятные, да ещё с этакими гадливо-елейными комментариями. Так и слышишь дрожащий голосок старца-изувера: «выпороть, выпороть младенчика, для боженьки, чтоб бобошечки ему стало, чтоб боялся младенчик боженьки, а вот ещё как хорошо боженька людишек-то поубивал в городке таком-то, наказал людишек-то боженька, слатенько нам, что поубивал боженька людишек». Но тут уж ничего не поделаешь: есть такие святые радости, от которых людей менее святых воротит.

А так - - -

)(
с митинга

по тому же месту | режиссёрская находка

Тут кто-то в комментах рассуждал о том, что в Америке русофобии нет, или её ну очень мало.

А я тут как раз смотрел с дочками «Золотой компас». Детское кино, очень замечательное.

В детском кино, как ему и полагается, действуют добрые силы и злые силы. Злые силы делятся на господствующие, элегантные и красивые, и подчинённые, мерзкие и противные. Эти последние выглядят как опереточные татаро-хохлы с усищами и говорят на хорошем, чистом русском. Старательно так говорят, под титры, чтобы у детишек по всему миру – по всему, повторяю, миру, кино-то мировое, «от Шанхая до Канберры» - звуки русской речи в памяти засели. Как характерные для мерзкого, противного зла.

Дальше, естественно, гадких татаро-хохлов добрые силы с наслаждением крошат в капусту. Элегантное зло, разумеется, подобной участи избегает: оно породное, оно всего лишь «элегантно проигрывает». А этих – руби-коли, куклы-статисты, деревянные болванчики. И опять же детишки по всему миру видят: этих легко и приятно бить.

Ну, конечно, нет никакой русофобии. Какая ж это русофобия, что вы. Так, режиссёрская находка.

)(