June 9th, 2008

с митинга

О конференции националистов. Кто с мечом к нам придёт...

...тот хоть от меча погибнет. А не от...

Впрочем, смотрите



Описания, длинные и короткие:

http://tor85.livejournal.com/1138215.html
http://zlaya-mudrost.livejournal.com/92683.html
http://moo-nbp.livejournal.com/490010.html
http://nor-man-volk.livejournal.com/69335.html (фотки)
http://nor-man-volk.livejournal.com/69666.html (выразительный эпизод)

http://eugeen-nasonov.livejournal.com/175860.html - хуемёты отмазываются.

)(
с митинга

Вашингтон и Линкольн могут уходить?

Мне не очень нравится Славой Жижек. Но вот текст, который - особенно в современных условиях мягкого либерального замазывания рта - можно считать очень достойным.

Самое интересное там, однако, послдений абзац.

Беспокойство, которое вызывает у нас современный Китай, основано на подозрении, что авторитарный капитализм служит не столько напоминанием о нашем прошлом - процессе капиталистического накопления, который тянулся в Европе с шестнадцатого века по восемнадцатый, - сколько предзнаменованием нашего будущего. Что если комбинация азиатского кнута и европейского фондового рынка окажется экономически более эффективной, чем либеральный капитализм? Что если демократия, как мы ее понимаем, уже превратилась из условия и двигателя экономического развития в препятствие на его пути?


Вот именно. Причём есть у меня ощущение, что на азиатский путь готовы переходить уже все. Потому что экономичнее.

)(
с митинга

На последнем дыхании: несколько сумбурные впечатления

Мои воспоминания о конференции будут несколько сумбурными, «и сейчас я объясню , почему».

Дня за два до мероприятия – жданного, взлелеянного – у меня заболел последний незалеченный зуб. Раньше он меня не особо беспокоил, потому я, как последний растяпа и обалдуй, оставил его излечение на какое-то неопределённое потом. Когда, типа, с прочими проблемами разберусь. Ну так он решил со мной разобраться раньше.

Зуб из меня таки извлекли. Таки – потому что чинили его, по разным причинам, в поликлинике возле синагоги, и я мог наслаждаться видом на евреев в окне, пока молодой серьёзный стоматолог бормотал себе под нос: «А, не хочет корень вылезать… Ладно, мы его этак». И ещё раз таки – потому что извлекать его пришлось по маленьким частям, и десна пострадала по-серьёзному.

«Доктор», - поинтересовался я, когда всё кончилось, - «а что будет, когда наркоз кончится?» - «Плохо будет», - честно сказал доктор. «Особенно завтра». И прописал мне много разного обезболивающего, а также антибиотики. Ибо инфекция в десне.

Понятное дело, что в пятницу я ничего не ел – очень трудно заниматься этим делом с больным зубом. И в субботу тоже, ясен пень. Да, спать все эти дни мне тоже не приходилось, так как, опять же зуб.

То есть понятно, в каком лёгком, весеннем настроении я отправился на мероприятие.

Честно говоря, я до последнего момента надеялся как-нибудь да перевалить это дело на кого другого. И только осознание того невесёлого факта, что, где бы и с кем бы я ни был, мне всё равно не получшеет, а вот надобность в моём присутствии имеется – ну хотя бы подписывать пакт от имени РОДа надо всё-таки мне, – заставило «встать и пойти».

Мероприятие проходило в гостинице «Космос», перед которой стоит истукан французского женераля де Голля. Что на ст. м. "ВДНХ". Я же, из-за общей одури, решил почему-то, что это на «Парке культуры», и если бы меня не встретила по дороге Наташа Холмогорова, то, возможно, так и уехал бы на этот самый парк. «Во была бы потеха».

В дороге общее действие антибиотиков, обезболивающих – их пришлось сожрать немеряно, - недосыпа, голода и всё той же боли как-то склалось, и у меня начались неполадки с крышей. Не в том смысле, что у меня глаза на лоб полезли или глюки случились. Просто «осознание себя» стало требовать неких усилий. Поэтому воспоминания осталось, как бы это сказать… не то что рваными, а надорванными, как перлюстрированные конверты.

Как шли до гостиницы, помню смутно - херово было, да, а так ничего не помню. Зато вот впечатались листовки – тысячи их! – испущенные румоловцами откуда-то с высоты: они всё никак не падали, а почти висели в воздухе, висели и кружились, и в этом зрелище было что-то завораживающее. Я пошёл подобрать несколько, чтобы узнать, что о нас пишут. Там была карикатура – кажется, плагиат из советского антифашистского агитпропа, - диатриба о недопустимости скрещивания ужа и ежа, и в конце грозовое: «запад и оранжисты хотят совратить и поработить наш народ, развратить его своей масс-культурой!» Тогда мне не пришло в голову, что тема разврата румоловцам люба более, чем надлежит благонравным юношам.

Дальше я обнаружил себя уже в зале (с красивым названием «Сатурн» - грамотные по части астрологии товарищи могут сделать соответствующие выводы).

Народу - было. Пресса – присутствовала. Некоторая пресса была прямо-таки ёшечки какая мимими, как Вера Холмогорова, вся чёрненькая в чём-то норвежском испанском беленьком. Ещё запомнил Максима Брусиловского, снисходительно – но с одобрением - оглядывающего ряды «чистой публики». Собрание выглядело именно так: народ пришёл не в смокингах, вестимо, - но в одёвочке примерно на Bc, а выступающие – в основном Bf, и только мне одному, кажись, угораздилось явиться в тёмно-красной рубашке с соответственным галстуком. Ну что ж, «надобно быть и разногласиям между нами».

Хорошо помню пресловутое хуеметание – когда выпрыгнул товарищ и неумело бросил хер в Белова, тот пригнулся, хер летел как-то криво, и в моей бедовой голове почему-то всплыли строчки Проханова о том, что от взгляда Путина на русских огородах растёт огромная горькая морковь величиной со слоновый член.

Товарищей мы повалили, слегка отпинали. Могли бы как следует вломить, - народ вообще-то разозлился на подляну и настроен был не по-хорошему, - но Белов, «не дав распространиться настроению», закричал с трибуны, чтобы паршивцам не делали ничего плохого. «И давайте похлопаем этим клоунам, которые нас развлекли». Надо сказать, очень правильно и достойно.

Чтобы закончить с этим эпизодом. Один хуемёт повёл себя боль-мень – по нашей настоятельной просьбе собрал свои эротические игрушки и отправился восвояси, провожаемый не добрым словом, но без особого вреда себе. Другого пришлось вытаскивать – это которого помазали хуем по губам под камеру. Добрые люди уже увидели в этом надругательство над человеческим достоинством – оставляю это без комментариев.

Как потом я узнал от камрадов, хуяторы пошли жаловаться охране, что их заобидели – при этом не выпуская из рук свои фаллоимитаторы. Охрана посмотрела на них как на повредившихся в уме, загрузили в воронок – или куда ещё – и повезли разбираться.

Этому я, впрочем, свидетелем не был – про такие подробности читайте, например, здесь.

Мне же было и вовсе не до того, потому что мой номер на выступление был второй, а соображал я очень туго. Правда, возня с придурочной порослью румола меня несколько вывела из ступора – чуток адреналина несколько привёл меня в норму. Я поэтому внимательно и с интересом выслушал выступление Белова. Правда, Александр – отчасти из-за происшествия – явно говорил «неподготовленное», несмотря на наличие доклада. Это, впрочем, не сильно повредило – выступление было весьма толковым и по делу.

Потом пошёл я. К тому моменту адреналин выдохся, и мне было совсем уж никак. Я вышел, посмотрел в зал и начал что-то говорить. Ощущения были, как будто едешь на велосипеде в темноте по кривой козулистой тропке – остановиться нельзя, быстро ехать страшно, что впереди - не видно.

Тем не менее, я что-то сказал, и даже, кажется, уложился в положенное время.

Впоследствии меня уверяли, что говорил я хорошо, некоторые так даже восхищались, особенно напирая на логическую связность и гладкость речи. Меня это, чесгря, заставило задуматься… тяжело так задуматься. Но это уже было потом.

А тогда мне было хреновато и очень хотелось спать, но заснуть – даже задремать – я не мог, потому как одурь уравновешивалась болевыми ощущениями. Помню, как что-то говорил – вроде даже осмысленное – окружающим, и ещё послал Паше Святенкову дурацкую смс-ку.

Тем не менее, какие-то фрагменты речей других выступавших я всё же улавливал. Все говорили, насколько я помю, хорошо, хотя и очень по-разному - в плане «стиля и манер». Я был способен оценивать в основном эту сторону, так что от вдумчивого анализа меня, пожалуйста, пардоньте.

Подписание Пакта 8-го июня прошло мирно и гладко. Все руководители организаций вышли, поставили свои подписи под документом – я тут тоже чуть было не накосячил, собравшись уходить с трибуны раньше времени. Тем не менее, торжественно заявляю, что подписывал я это дело в здравом уме. Хотя бы потому, что читал его раньше, да и к составлению слегка приложил руку - правда, имено что слегка, так как "товарищи и так всё сказали правильно".

А вот и сам документ в официальной версии.

ПАКТ 8-го ИЮЛЯ

Политическая партия «Великая Россия», Движение против нелегальной иммиграции, Русское общественное движение и движение «НАРОД» (в дальнейшем - Стороны), исходя из необходимости координации деятельности русского национального движения в современных условиях, принимают решение о нижеследующем:

Стороны сохраняют свою организационную независимость и самостоятельность.

Стороны обязуются строить взаимные отношения на принципах уважения, открытости, доверия, солидарной выработки решений по вопросам совместной деятельности.

Стороны договариваются координировать свое взаимодействие с органами власти в центре и на местах, информировать друг друга о подобных контактах.

Стороны договариваются ввести практику взаимных консультаций при взаимодействии с различными общественно-политическими структурами.

Стороны договариваются о необходимости планирования и проведения совместных мероприятий, отвечающих целям и задачам, которые стоят сегодня перед русским национальным движением.

Стороны признают необходимость активного участия в выборах различных уровней и договариваются о взаимной координации усилий в этом направлении деятельности.

Стороны договариваются совместно бороться с русофобией во всех ее проявлениях, и, в частности - противостоять несправедливому применению 282 статьи УК РФ против активистов русского национального движения.

Для реализации изложенных выше задач стороны учреждают Национальное Информбюро, которое ставит своими задачами:
- обмен информацией;
- координацию деятельности;
- мониторинг проявлений русофобии

8 июня 2008-го года

Подписи:
Политическая партия «Великая Россия»
Движение против нелегальной иммиграции (ДПНИ)
Национальное русское освободительное движение (НАРОД)
Русское общественное движение (РОД)


«Вот как-то так» (с)

Во время кофе-брейка мне уже приходилось всё время извиняться – «я не в форме, простите, сейчас ничего толкового не скажу». Интервью ещё было, я очень надеюсь, что не наболтал ничего глупого. Ежели чего, заранее извиняюсь и прошу списать на обстоятельства.

Когда начиналась вторая часть, я уже ехал домой. В голове стоял светлый образ генерала де Голля.

) нурофен работает! (
с митинга

по тому же ме

И ещё про вчерашнее: статья в "Коммерсанте". нормалное спокойное изложение, без симпатий и без истеричного "бе-бе-бе". что радует.

А вот тут можно фотки посмотреть. Я там смешной. маленький и очень рыжий.

)(
с митинга

Бытовое, банальное

Есть одна ошибка, которую люди делают постоянно.

А именно. Они придают очень много значения оценкам других людей, и очень мало слушают их советы. А надо - наоборот.

То есть. Если кто-то начнёт поносить (или, того хуже, хвалить) человека за его дела, слова, выражеие лица и глаз, вкусы и привычки, человек будет об этом думать. Какую рожу он при этом скорчит - дело второе. Но думать - будет. И, скорее всего, со сказанным согласится. Не абсолютно, но - "примет к сведению". "Отложится на корочке". Если же сказать ещё и талантливо, с подковырочкой, "нажать на болючее" - будет думать очень долго, постоянно, до невроза.

Но когда человеку не высказывают отношение, а советуют что-то дельное - типа "если хочешь быть в теме, прочти такую-то книжку", "займись зубами, они у тебя гнилые", "не носи розовое с голубым, ужасно" - то люди крайне редко этому следуют. В лучшем случае совет не замечается, в худшем - "кисо обидедлось". "Да как он смеет меня жизни учить".

При том, что самое забавное, если тот же самый человек сказет - "ты лох и не в теме, ты кошмарно одеваешься и у тебя изо рта воняет", это будет "рана и травма" и "часы мучительных раздумий". Но не на тему, что надо бы книжек почитать и сменить гардроб - а на тему "какое же я говно и зачем я на свет появился".

Меж тем, надо-то наоборот.

Чужие оценки не представляют интереса. Ну, иногда представляют - если понимать, "чё человеку от тя надо". "Ты дурак" = "думай так, как я тебе говорю". "Ты чмо" = "признай, что я главнее тебя". "Ты урод бессмысленный" = "я хочу тебя оскорбить, но не знаю, как". "Голубушка, как хороша" = "от тебя хотят что-то получить в обмен на слова". Но в целом оценочную сторону стоит воспринимать как своего рода нагрузку к "действительно полезным вещам.

А вот советы, которые люди дают, стоит слушать. Чем конкретнее совет, тем он ценнее, и чем больше сопротивление, возникающее внутри, тем он, скорее всего, полезнее. "Не суй палец в эту розетку". "Не носи этот галстук". "Сходи к зубному".

Причём эти советы дорогого стоят, и давать их, как правило, не любят. Именно потому, что люди склонны на такие советы обижаться. Ну, к примеру, не могу же я сказать своему другу, что "ты бы помылся и причесался". Потому что он на меня посмотрит зверем, и у меня будет немножко меньше друга. Который, допустим, во всех остальных отношениях - очень хороший человек, умный и деятельный, и несправедливо много теряет из-за своей зачуханности. Но - "не скажешь". Или там - "не носи розовое с голубым", если человеку это цветовое сочетание кажется верхом совершенства, а если ещё с жёлтыми ботинками, так ваще. "Не объяснишь", "только обидишь".

Впрочем, ладно с другими. Главное - самому иметь в виду.

)(
с митинга

(no subject)

"Оригиналом" обычно называют человека со своеобразными вкусами. "Сыр мажет горчицей", типа.

А ведь слово "оригинал" вообще-то означает "противоположность подделке".

То есть общество, в котором возникло слово "оригинал" в значении "любитель мазать сыр горчицей" ИСХОДИТ из того, что "нормальный человек лицемерит во всём и всегда". И лишь иногда высовывается кусочек "подлинного" - типа "ну вот сыр с горчицей люблю, ничего поделать не могу, смейтесь надо мной, мне всё равно". "Сила подлинного чувства".

Это к генезису европейской цивилизации, если чё.

)(
с митинга

и грустно мне

Читаю вот это, и грустно мне становится, братцы.

Хоть бы все эти товарищи, на дух не переносящие "поткин-групп", "оранжевую белковщину", "официальных националистов" и даже в крокодиле разочаровавшихся - соединились бы в духе и начали что-то делать. Хотя бы с собой самими. Встречаться, что-ли. Пиво пить, нас ругать.

Потом попробовали бы чем-то более полезным заняться - защитить чьи-нибудь права, засудить какую-нибудь гадину, или хотя бы книжку выпустить (groteskon книжки пишет, и хорошо пишет ведь). Или ещё чего замутить.

Вот и замутили бы. И через некоторое время поняли бы, где имение, а где наводнение.

Но нет же. Сидят по углам, только иногда друг друга подбадривают: сидишь, брат? и сиди, зато не обманут. А ты, брат? да тоже сижу, все вокруг гады. А вот мы не такэ - не хотим быть ни клоунами у пидарасов, ни пидарасами у клоунов.

И невдомёк людям, что и пидарасов, и клоунов, и владельцев цирка всё это очень устраивает. "Не хотите? - вот и сидите дома". "И бурчите, бурчите больше". Фигура обиженно побуркивающего в тёмном углу элегантно завершает всю конструкцию.

И ведь, главное, я их очень понимаю. Сам так сидел. Потому что считал, что главное - не быть с опоганившимися и сохранить достоинство. "Пусть все - но не я".

И это, кстати, совершенно правильно. Просто этим надо не завершать, а с этого начинать. "Чертовская разница".

)(
с митинга

Ещё по конференции

Собкор.ру: Националисты разошлись в своих оценках Дмитрия Медведева.

Там, в частности, кое-что про политическое заявление "О необходимости политического урегулирования вокруг Чечни". Проект этого документа входил в материалы конференции.

Подробнее об этом, впрочем, позже.

)(