June 18th, 2008

с митинга

осторожнее надоть

Я не очень верю в рассуждения типа «ты видишь в других то, чего боишься в себе». И что если ты кого-нибудь назвал пидарасом, то, значит, тебя самого подсознательно тянет к попке приятеля. И не всяк ненавидящий Чубайса сам хотел бы встать у рубильника. И так далее.

Но в некоторых случаях эта теория работает.

Например. Был такой советский слоган – «загнивающий капитализм». Повторяли часто. В результате загнил не капитализм, а самый что ни на есть социализм – ибо правильное название «застоя» было именно что загнивание. Более точного слова не придумаешь.

Американцы, напротив, любили называть СССР «тоталитарным идеологическим государством». Сейчас они у себя то ли уже построили тоталитарное идеологическое государство, то ли на пути к этому. Причём Союз таким как раз не был, ибо как раз загнивал.

В свою очередь, Америку постоянно обвиняют в «бездуховности» и «культе денег и удовольствий». Можно, конечно, поинтересоваться бюджетами американских благотворительных организаций, числом верующих разных конфессий, а также законодательством в области этих самых удовольствий (а то многие до сих пор верят, что весь Нью-Йорк уставлен борделями), а потом сравнить с некоторыми другими странами, где «вот уж подлинно культ». Но это никому не надо, так как Америка сейчас как раз занята построением тоталитарного идеологического государства, и ей не до опровержений мировых мнений.

А вот те, кто обвиняют... Впрочем, "сами видите".

)(
с митинга

полное разоблачение

Я, кажется, становлюсь популярной персоной: моей скромной биографией начали интересоваться «кому положено». Ну и разоблачать, как без того. Вот, например, трогательная подборочка свеженарытого. Читайте.

Правда, я не возьму в толк, в чём, собственно, состоит «компромат». Если верить этому тексту, я - крутой футурог из совсекретного института.

Если кому интересно, что я делал до семнадцатого года в девяностые, могли бы спросить у меня, «вот уж чего не жалко».

Я работал в фирме НИТКОН, созданной – в числе прочего - отставными сотрудниками научно-исследовательского отдела советского внешнеразведывательного ведомства (страшное место, наверное). Работал вначале программистом, потом несколько поднялся - строил словарные классификаторы для систем поддержки принятия решений (так называется продукт, который НИТКОН предлагает).

Я понимаю, что разочаровал публику, которая охотно поверила бы в моё более славное прошлое. Но что было, то было. Конечно, в славные девяностые приличные люди занимались более интересными вещами, нежели отладка поисковых запросов или возня с сеткой категорий. Но мне это нравилось, знаете ли.

На всякий случай - о политике. Руководители НИТКОНа - люди старой закалки, вполне благонамеренные. Их политические воззрения сводятся к старозаветному "порядо должен быть". Когда я занялся чем-то, отдалённо напоминающем политическую публицистику, я там уже не работал. Говорю это, чтобы дураки не гнали волну на ни в чём не повинную фирму, делающую вполне качественный продукт - от "аналитических систем" как таковых до банковского софта и систем складского учёта (да, и это тоже делали).

Среди заказчиков у нас были частные охранные предприятия. Так я, собственно, и познакомился с альфовцами. Систему они у нас, правда, так и не заказали – бизнес и без того шёл неплохо. Зато у них была газета – тогда ещё в четыре листочка, по сути, стенная – которая бралась печатать «противуельцинское». Там меня впервые «на бумаге и тиснули». В других местах у нас тогда изрядная свобода слова царила, знаете ли - не продохнуть.

А то вы думали, как это я в «Спецназ» попал. Не иначе, сам родом из недр кровавой гебни, иначе откуда? Да нет, братцы-кролики, вот таким вот банальным способом.

Нет, я, конечно, не отказался бы поработать во внешней какой-нибудь разведке. Правда, Джеймс Бонд из меня, боюсь, вышел бы хреноватый. Ну вот зато из Путина целый президент получился. Но увы: в период расцвета соответствующей конторы я учился в МИФИ, а в период заката и деградации – в авиастроительном институте. Откуда в НИТКОН пришло ещё несколько человек, тоже на программерство. Они, правда, политикой не интересуются, так что вряд ли попадут в сферу интересов разгребателей золота.

Да, кстати. Я буду сильно благодарен товарищам искателям компромата, если они помогут мне найти ссылку на мою старую статью о системах поддержки принятия решений, написанную как раз вместе с Кравченко. Раньше она довольно быстро выскакивала в поисковиках, а теперь куда-то задевалась.

И ещё трогательная деталька - мне, оказывается, "помогли с квартирой". Ах, золотые мечты. Обзавестись бы какой-нибудь гебешной хороминой в сталинском доме с высокими потолками. Увы, с шести лет я обитаю в вечнообшарпанной девятиэтажке второй категории. Если будут предложения по улучшению жилусловий - велкам.

Простите, если кого разочаровал.

)(
с митинга

Гедонистическое

С удовольствиями есть одна засада: действие, приносящее удовольствие, хочется продолжать и продолжать, когда оно уже удовольствия не приносит. Но хочется «выжать ещё» там, где уже ничего не выжимается.

В некоторых случаях любезная природа предохранила своих глупых чад от такой засады – например, в сфере «естественных удовольствий» (хотя и тут есть свои нюансы: например, стереть член о соответствующее место «вполне себе можно»).

В других случаях, когда удовольствие менее естественное, возникает засада. Например, с алкоголем: «рюмочка» и в самом деле может быть «не лишней», некую каплю радости она, может, и прибавляет – но хочется-то целое ведро радости, и вливается целое ведро, с самыми плачевными последствиями.

В общем, «нужно знать меру». Но важно ещё, почему её нужно знать.

Мера в том, что максимум всё равно не перепрыгнешь, а вот слететь с него – легко. "По ту сторону".

)(
с митинга

О современном искусстве - 5

Придумался такой арт-объект - бомба с генератором случайных чисел вместо часового механизма.

Включается в начале экспонирования на выставке - и по ходу "может рвануть", вот только когда - непонятно. А может и не рвануть, если не выпадет фишка. Или рванёт "гораздо после".

Интересно, много ли соберётся любителей современного искусства на такой выставке. С бомбой-то.

С одной стороны, вероятность взрыва "именно в этот конкретный момент" не очень велика. Не русская рулетка, а так. Через зал можно быстренько пробежать, типа. С другой - вероятность всё-таки ненулевая. С третьей - это вам не писю чамать на морозе оскорблять национальные, религиозные или иные чувства. Тут вызов инстинкту самосохранения, знаете ли.

Хотя, конечно, настоящую бомбу выставить не дадут.

Ну тогда какую-нибудь с разбрызгивающимся говном, на клею замешаном. Чтоб лопнула и всех забрызгала. "Тоже поди неприятно". "Шмоток жалко".

Вот и посмторим, что дороже - исхуйство-или-смерть или рубашка-ближе-к-телу.

)(
с митинга

Притча о лягушках в кувшине, full version

Однажды две лягушки попали в кувшин с молоком. Одна склеила лапки и потонула, а другая барахтлась и сбила кусочек масла. И не стала утопать, а села на него и выпрыгнула.

В другой раз в тот же кувшин попали ещё пара лягушек. Они очень любили друг друга, и поэтому, когда упали, то тихо обнялись - и, шепча стихи Беллы Ахмадуллиной, пошли ко дну.

Потом всё в тот же самый несчастливый кувшин опять упали лягушки. Эта пара лягушек, правда, друг друга терпеть не могла. До такой степени, что, оказавшись в кувшине, они тут же начали толкаться, а потом сцепились по-настоящему. И тем самым довольно быстро сбили здоровенный кусок масла. Правда, по ходу дела утонуло несколько мелких лягушат, случайно оказавшихся в том же кувшине - но кто их считает?

А те две лягушки, вылезши на масло, продолжали потасовку, и в конце концов одна вышвырнула другую из кувшина, а потом и сама выпрыгнула, чтобы окончательно расправиться с мерзавкой.

Кувшин от таких потрясений упал на бок и разбился.

Тут лягушки, посмоторев на лужу обрата и блестящее масло, и прикинув все обстоятельства, решили отложить разборку до лучших времён.

Взяли масло, утащили. И продали по хорошей цене.

Так лягушки разбогатели, вышли в Жабы и накупили себе бриллиантовых бородавок.

Когда же их спрашивали, как это они так поднялись, обе Жабы говорили - "Конкуренция! О, эта живительная конкуренция!"

Злые языки, разумеется, говорили о "сговоре", "взаимном пиаре" и так далее. Чего только не говорили злые языки.

Но жабы только ухмылялись - они-то знали правду. Что никакого сговора не было, взаимного пиара тоже, а токмо одна чистая злость. Ну и жадность, которая её вовремя победила.

И только оставшись наедине, зыркали друг на друга с ненавистью в очах и каждая думала про другую: "Всё это, конечно, хорошо... Но как жаль, что я тогда не утопила эту гадину..."

) наблюдая за конфликтом в одной компании (