August 2nd, 2008

с митинга

Суд, гуманный и строгий

Проскочило в ленте:

В Краснодаре завершился суд по делу милиционера, который около школы под знаком «Дети» сбил маленькую девочку. И суд завершился сенсационно – милиционера признали невиновным!


Обстоятельства дела:

Трагедия произошла чуть больше года назад. Таня Задоя каталась на велосипеде около своей родной школы и увидела, как по дороге на полной скорости мчится машина. Татьяна попятилась чуть назад, однако, это ее не спасло – автомобиль сбил девочку. При этом маленькая Таня перелетела через машину и рухнула на асфальт.

Далее история выглядит вообще дико. Из машины выскочил милиционер и попытался посадить девочку на переднее сиденье. Свидетели аварии закричали ему, что так делать нельзя, после чего служитель закона положил малышку на задний диван и поехал по направлению к больнице. Но в саму клинику он пострадавшую так и не довез – оказывается, он высадил ребенка на скамейке неподалеку от медицинского учреждения! И даже не сообщил врачам о случившимся.

Пока стало ясно, что на скамейке сидит девочка с серьезными травмами, прошло очень много времени. Позже выяснилось, что у Тани сломаны руки и ноги, а также травма головы. Несмотря на несколько проведенных операций, Таня скончалась через 2,5 месяца после аварии в страшных муках.


То есть он не просто её сбил, а ОСТАВИЛ УМИРАТЬ на скамеечке.

Ну и как же судили МИЛИЦИОНЕРА? А вот как:

«С первого же заседания появилось ощущение, что мы с обвиняемым поменялись местами. Началось с того, что судья, придравшись к ошибке канцелярии, предложил моему адвокату покинуть зал. Я раньше думала, что процессы в суде открытые, а тут слышу: "Выйдите все посторонние!". Когда попыталась возразить, тут же в грубой форме осадили. Началось давление на свидетелей обвинения. По мнению потерпевшей, одна из основных свидетельниц обвинения под давлением дала заведомо ложные показания, что позволило суду исключить из числа доказательств протоколы осмотра места происшествия и транспортных средств. Это, кстати, подтверждает в кассационном представлении и гособвинитель: "... председательствующий в судебном заседании ... вел допросы с грубым нарушением норм УПК РФ, задавая наводящие вопросы и многократно предупреждая об уголовной ответственности за дачу ложных показаний, оказывая тем самым психологическое давление на свидетеля. Таран вынуждена была даже заявить, чтобы суд записал ее показания так, как считает нужным. Это был не суд над обвиняемым в смерти моей дочери, а судилище надо мной. Не знаю, как я его выдержала ", - говорит Клавдия, мать погибшей Татьяны.


Напоминаю - в данном случае девочка ПОГИБЛА. Никаких сомнений в том, кто это сделал, НЕТ. И какое уважительное отношение, какое внимание к человеку, попавшему в трудную ситуацию. Лишь бы не осудить невиновного - а вдруг он в чём-нибудь невиновен.

Я, типа, не провожу никаких параллелей ни с какими делами. Я вот только думаю, что система, способная на ТАКУЮ гуманность, в иных случаях способна и на ЕЩЁ И НЕ ТАКУЮ строгость. По закону сохранения. Где-то теряем, где-то находим. Кому-то пироги да пышки - а кому-то синяки да шишки.

)(
с митинга

уютненькая жежешечка

Я довольно часто освещаю монитор свечами. Точнее, парой свечей по бокам плюс бра за спиной. Получается ровно такой свет, какой нужен. К тому же мне нравится запах горящих свечей. Уютно.

Стандартных свечек-таблеток хватает часа на три. Больше, впрочем, и не хочется.

Давно думал, не завести ли занавесочки для монитора. Лучше, конечно, раздвижные, но, скорее всего, придётся удовлетвориться откидной. Чтобы закрывать экран, когда отходишь. Не потому, что там "что-то такое", а из соображений всё того же уюта. А то монитор какой-то голый.

И вот, представьте, сижу я как раз при свечах, читаю в постиге Тёмы Лебедева о "ненужных предметах" - как раз про занавесочки на монитор.

)(
с митинга

Мёртвая Смерть

Снилась kleo. Совершенно не помню её лица (кажется, она была в очках), запомнился только офисный пиджак на голое тело.

Она писала историософский трактат "Одиннадцать жал" и хотела получить от меня нечто вроде консультации.

Идея трактата была в том, чтобы найти в истории человечества одиннадцать самых значимых вещей, к которым применимо слово "жало" - то есть образы чего-то колющего, проницающего, протыкающего преграду. Они могли быть как материальными, так и нематериальными.

В список попали, насколько я помню, копьё Лонгина, британская дипломатия, игла шприца, эпиграмма, число одиннадцать, которое kleo почему-то считала "самым острым в числовом ряду". Но вот одиннадцатого жала в её коллекции как раз и не было.

Я предложил в качестве варианта смерть - точнее, её христианский образ. "Смерть, где твоё жало?" kleo это не понравилось и она сказала, что смерть - единственное, что она не готова назвать "вещью". Засим последовала дискуссия на повышенных тонах, кончившаяся тем, что я проснулся.

Н-да. "К чему бы это?"

)(