November 11th, 2008

с митинга

Мёртвая Смерть: горбодан

Заболеваю (простудился). Видимо, распухшее горло как-то повлияло – в результате мне всю ночь снилась какая-то довольно странная параллельная реальность.

Это была Москва, довольно узнаваемая, но с забавными отличиями буквально во всём. Например, Кремля там не было. Вообще. Весь центр был застроен низенькими безликими домишками – которые использовались, насколько я понимаю, в основном «под офисы».

Зато было теплее. Я не помню людей в пальто, хотя точно знал, что ноябрь.

Кстати об одежде. Мужики там носили довольно странный предмет туалета – пояс-галстук. То есть это была такая длинная штука, которая продевалась в петли брюк, завязывалась галстучным узлом (в основном полувиндзором), а язык галстука закрывал ширинку - это считалось очень приличным, ширинку закрывать. Более того, на ширинке иногда был крючок, которым эта хрень дополнительно пристёгивалась. Называлась эта фигня как-то смешно – то ли «горбодан», то ли «габрадан», не запомнил.

Другим забавным аксессуаром там был ворот. До отложных воротников в том мире не додумались, все воротники были стойкой, причём, насколько я понимаю, они отстёгивались. Воротник считался украшением – его делали, как правило, под цвет горбодана.

Вид получался смешным. Идут приличные люди, надутые такие, важные, а у них между ног что-то красное, синее или там серебристое, и такая же хрень на шее.

Во сне я работал «замыкающим». Надо было водить по городу детей (собранных в некое подобие пионерского отряда: мальчишки с маленькими горбоданчиками, девочки в чём-то невообразимом, с какими-то шарфами на талиях) – причём мне нельзя было идти перед ними, а только за ними, одновременно их направляя куда надо. Направлять нужно было не словами, а неким специфическим усилием воли, которое я помню, но описать которое невозможно. Правда, успешность такого управления зависела ещё и от детей – они должны были идти сосредоточенно и не отвлекаться, не шуметь, даже не думать о посторонних вещах. Если они всё-таки отвлекались и шли не туда, их приходилось останавливать – тут уж можно было кричать и ругаться – перестраивать колонну и вообще как-то долго и суетливо выходить из положения. Самое же плохое, что после каждой ошибки маршрут менялися, причём в худшую сторону.

Не помню, дошли ли мы до чего-нибудь.

Проснулся от боли в горле. Болеть плохо.

)(
с митинга

Апники: вводка

В советское время была такая манера – продавать товары с нагрузкой. Типа, покупаешь что-то хорошее, и ещё приплачиваешь за какую-нибудь ненужность. Особенно это доставало в книготорговле: хочешь, скажем, чего-нибудь переводного, стоишь в очереди, доходиа к тому ещё нате вам производственной прозы и стишков про Ленина. Впрочем, иногда в нагрузку давали то, что в других местах шло за крутой дефицит. Моей маме, например, таким манером однажды всучили «Хронографию» Псёлла, малотиражную и труднодобываемую. Так что «никогда не знаешь».

ЖЖ – это тоже своего рода прилавок. Какая-то часть постингов идёт в нагрузку, причём никогда не знаешь, которая. Впрочем, нет, иногда знаешь. Например, когда «распространяешь ссылку» - потому что считаешь это важным по каким-то причинам. Но злоупотреблять этим не стоит.

По этой причине, в частности, я редко даю ссылки на АПН. Потому что если бы я бомбил читателей ежедневной рекламой «с работы», это довольно быстро выродилось бы в ту самую «нагрузку». Что несколько нечестно, да.

Это с одной стороны. А с другой – есть в такой позиции своего рода фарисейство. Я обычно даю ссылки на всякие понравившиеся – или не понравившиеся – вещи, какого чёрта я не буду обозревать то, что сам делаю и хорошо знаю? Это как-то странно.

В общем, так. Я, пожалуй, начну более-менее систематически обозревать АПН. Без тупой рекламы «всего вообще» - но именно что обозревать. Хотя бы потому, что иногда это полезно: объяснить, что там к чему. Или привлечь внимание к темам и авторам, которые, по моему нескромному мнению, незаслуженно проигнорированы. Или – по которым есть вопросы. «Или ещё чего».

При этом ограничиваться «хронологическим рамками» - типа, давать обзор сегодняшнего – я не хочу. Какие-то тексты оказываются вкуснее остывшими, такое тоже бывает. Да и вообще.

Называться эти нерегулярные обзоры будут просто – «АПНики». Или даже апники. Вполне себе законченное слово.

)(
с митинга

пидарасы

Тут подкинули списочек "знаменитых геев". (Ссылку, извините, не даю).

Первым номером в списке идёт Набоков. Владимир Владимирович. Включён он в этот список на основании того, что... был гомофобом:

Владимир Набоков (1899-1977)
Набоков считал гомосексуальность наследственным явлением, а поскольку двое его дядьев и брат были геями, у него были основания опасаться, как бы эти гены не проявились в нем самом. Эта боязнь вылилась в издевательски открытую и непримиримую гомофобию: в каждом сочинении Набокова непременно встречается гей – всегда отвратительный, жеманный и похотливый.


На тех же основаниях имеет смысл включить в список знаменитых евреев Гитлера, например. Который тоже считал еврейство наследственным явлением, и, вполне возможно, имел каких-нибудь еврейских родственников. Что вылилось сами знаете во что.

Да, Лимонова тоже включили. Ну тут хоть "один раз" был - правда, мне это очень сомнительно, "литературщина".

Но Набоков...

Ну ни пидарасы ли?

)(