December 28th, 2008

с митинга

(no subject)

Самой изысканной местью красным жидокомиссарам было бы, конечно, построение коммунизма, желательно во всемирном масштабе. С цветущими яблонями на Марсе, колосящимися хлебами и прочим Полдником XXII века.

Ну а дожившие до всеобщего счастья коммунисты, комсомольцы, приватизаторы и их потомки чтоб обитали в последней, специально сохранённой для этой надобности, либеральной демократии. С уровнем развития приблизительно конца XIX века, но без некоторых удобств.

Но я не такой злой, конечно. Обойдёмся и без Полдника.

)(
с митинга

2008

Ну что ж. Подбиваем итоги года.

Не люблю, чесгря, говорить «о себе» и «про себя». Не потому, что неинтересно или стыд жмёт, – тут, скорее, риторические трудности. То сбиваешься на незабвенное «дрожание моей левой икры есть великий признак», то на понятное, но непростительное  «я не то что схожу с ума, но устал за лето». Постараемся обойтись и избежать, да.

Итак. В отличие от года предыдущего – когда действительно «много чего случилось», и со мной, и вокруг меня - в этом я, типа, осваивался с приобретённым. Приобретённого оказалось много. Удержать сразу всё не удалось, но, в общем, особых потерь тоже не случилось. Не отлично, но, пожалуй, зачёт себе поставить можно.

По фактам. АПН жив, и, в общем, здоров, хотя за год «было всякое» - с некоторыми последствиями нехорошей весны ещё предстоит разбираться, закрывать долги и реанимировать планы. Написано какое-то количество интересного, и, смею надеяться, полезного. В политике – то есть в интересующем меня сегменте околополитической жизни - происходит примерно то, чего и ожидалось, причём, пожалуй, не по худшему сценарию.

Некоторые вещи не случились или не сделались – что-то само отложилось, что-то я профорготил. Будем надеяться, не с концами.

Люди… ну, кажется, ни с кем из хороших людей всерьёз не поцапался, хотя, опять же, накопились взаимные претензии. Ну, значит, разбираться будем, по мере сил и возможностей.

Да, из неприятного – я несколько разожрался. Не радикально, конечно, а именно что на несколько кеге, но они лишние. Опять же, решаемо.

Что касается предчувствий и ощущений, а равно и пожеланий – всем удачной парковки.

)(
с митинга

к завершению одной темы

Ну что ж. "Теория разбитого окна" доказана.

Цитаты:

Психологи и социологи давно предполагали, что асоциальное поведение может распространяться подобно эпидемии, однако эта теория до сих пор оставалась спорной. Шесть экспериментов, проведенных нидерландскими учеными, показали, что люди чаще нарушают принятые нормы поведения, когда видят, что другие тоже так поступают. При этом «дурной пример» трактуется расширительно: видя, что нарушается одно из принятых правил, люди позволяют себе нарушать и другие нормы.

Согласно «теории разбитых окон», сформулированной Джеймсом Уилсоном и Джорджем Келлингом в 1982 году (см.: J. Q. Wilson, G. L. Kelling. Broken windows), если кто-то разбил стекло в доме и никто не вставил новое, то вскоре ни одного целого окна в этом доме не останется, а потом начнется мародерство. Иными словами, явные признаки беспорядка и несоблюдения людьми принятых норм поведения провоцируют окружающих тоже забыть о правилах и вести себя по-свински. [...]

Нарушение общественных норм может нарастать, как снежный ком, и бороться нужно уже с самыми первыми проявлениями, потому что антиобщественное поведение может быстро стать привычным для многих, и тогда система начнет поддерживать сама себя. И каждый из нас, конечно, должен иметь в виду, что, бросая на газон банку из-под пива или выводя на стене неприличное слово, мы тем самым реально способствуем росту преступности и преумножению всеобщего свинства.


Жаль, что не проводились эксперименты, где нормы демонстративно нарушались бы теми, кто, по идее, должен их охранять - скажем, полицейскими. Уверяю, эффект был бы ещё более поразительным.

Тогда многим стало бы ясно, "почему в России всё ТАК" (что именно ТАК - подставьте по желанию). А вот потому и ТАК.

И сделано это СПЕЦИАЛЬНО. Россиянский социум не сам вырос. Это спроектированная реальность, очень искусственная. Где унылое говно делается на специальной фабрике, а порядки нарушать учит начальство. Затем и учит, чтобы порядка не было.

Точно так же, понятно, что делать. Вернуть страну и людей к человеческому состоянию можно. В некоторых отношениях - довольно быстро.

)(
с митинга

Дакшина

К одной моей записи, где использовалось "непонятное слово".

Наиболее точный перевод слова "дакшина" на русский - как ни странно, благодать. Понимаемая, правда, в широком смысле - не только как то, что идёт непосредственно от Творца (хотя в конечном итоге это верно), но и то, чем обмениваются живые существа. Что можно, в частности, продать, отнять, высосать из жертвы и так далее.

Всякие санскритские значения типа "правый", "южный", "благоприятный" и даже "умный" и "честный" - это всё разные оттенки слова "благодатный". "Благодатная сторона", "сильная сторона", "сильное - здоровое - живое".

)(
с митинга

Человеклюбкое, или Ахимса

mi3ch пишет душевное:

Некий отец проснулся от того, что его маленькая дочь гоняла газетой мух по комнате - "Бац! бац! бац". Папа в это время увлекался буддизмом и решил, что самое время поговорить с ребенком о смысле жизни. Он рассказал девочке, что человек не должен причинять зла другим существам, что если он случайно стал причиной смерти даже насекомого, он должен пожелать ему лучшего перерождения в другой жизни, рассказал о стремлении к спасению всех без исключения живых существ...
и, посчитав, что родительский долг на этот день выполнен, лег спать
и слышит звук удара газетой и детский шепот "будь лебедем"


Аналогичное пожелание выводимому в расход вредному двуногому должно звучать, наверное так - "будь Ротшильдом".

)(
с митинга

(no subject)

На Полит.ру решили тряхнуть стариной и немножко почесать гондурас.

Слово «русский» пора запретить. "Русские вопросы" Константина Сутягина


Вот хвост этого милого рассуждения:

«Русские» тогда - это только союзники в деле служения, идущие по одному пути. Это те, кто сейчас с тобой, и кто будет с тобой завтра (всегда, всю жизнь). В идеале – собираются с тобой в Вечность.

А когда у тебя есть союзник – то почему-то рассматривать-изучать состав его крови нет ни малейшего желания.

Французская национальная идея, пангерманизм, сионизм и еще много чего возникли не так давно. (Славянская идея – слава Богу! - оказалась самым беспомощным изобретением: топнули ногой – и Россия, Украина и Белоруссия развалились в разные стороны). Просто последние 200 лет очень уж много людей стало ездить жить куда-нибудь в Париж-Италию, в Баден-Баден – и тут вопрос «своей земли» как-то сам собой растворился. А когда еще и религиозность ослабла – вот и уперлись в «чистоту крови», как у различных пород собак. Так что, увы, нет ничего удивительного в нацизме у всех национальностей: когда базовая идентификация (верность своей земле и своему Богу) отсутствует, тогда всегда переходят к следующей стадии - химическому анализу крови. Во всех странах  у т.н. «граждан мира» в первую очередь интересуются девичьей фамилией бабушки. Так уж все неприятно устроено.

Можно добраться и до более глубоких вещей, но тогда, боюсь, совсем уж многих поставишь в неудобное положение, как некультурный человек. М.б. почти всех – невнятность очень удобна для мира. Потому что внятность –  это «не мир, но меч», это почти всегда война. С авторами бомбардировок Югославии и пр. С производителями невкусного печенья и т.д. С женой, которая не хочет печь торты. С «русскими». С «нерусскими». В первую очередь с самим собой (т.к. в любой момент можно напороться на встречный вопрос: а сам-то ты, такой ли уж хороший художник?) Примерно так выглядит дело, если разговаривать о русской нации всерьез, с полной ответственностью перед землей и небом.

Во всех же прочих смыслах употреблять слово «русский», полагаю, нужно запретить. (См. «Русское радио», «Очень русский детектив» и пр.)


Оставим в стороне ритуальные поношения "нацизма" и прочие старые песни о главном. Самое интересное тут то, что в финальном выводе автор, в общем-то, прав.
Диффамационное использование слова "русский" - например, в значении "смешной и тупой" (как «Очень русский детектив») или "для дебилов" (как «Русское радио») и в самом деле стоило бы запретить. Не законом каким, а "как это в цивилизованном мире делается". Но - таки да, стоило бы.

Так что, вне зависимости от целей написания данного текста, и здесь есть здравое зерно, ага.

)(
с митинга

Притча об ангелах

Был некий мудрец из земли Уц, что в стране Нод, мудрый из мудрых. Познал он всё, что может познать посвящённый: действие стихий, и движение звёзд, природу живых существ и тайны недр. Заглядывал он и за завесу времён, и видел сиянье Начала, и чёрный ветер Конца. Пути народов и тайные движенья страстей человеческих были открыты ему. Не было для него тайн в царстве живых, и в царстве мёртвых. И лишь одного не понимал он – природу бесплотных духов, именуемых воинством небесным. 

Конечно, он знал, что небесные воины делятся на два стана, светлый и тёмный, и одни привержены Добру, а другие Злу, и ведут великую битву за души людские. Но почему – он не знал, и это томило его.

И однажды ушёл он в пустыню и постился сорок дней, взывая в Творцу сущего, с единственной просьбой – разъяснить ему этот вопрос. Ибо не мог он успокоиться в своём всезнании, не зная этого.

И на сороковой день явился к нему Первый Ум, начальствующий над Великими. Был он безвиден, как все порожденья Творца, что явились до творения небы и земли, но ради мудреца облёкся он видом и обликом человеческим.

Он сказал мудрецу: пойдём, я покажу тебе ангелов, и что они творят.

Возрадовался мудрец и попросил сначала показать ему злых ангелов. Ибо не хотел он начинать с лучшего, а заканчивать худшим, ибо там не поступают мудрые.

- Хорошо, - сказал Первый Ум, - ты увидишь мир злых ангелов и действие их.

И увидел мудрец чертоги, в которых пребывали мужи сильные, могучие воины, и цари, и мудрецы, и все те, кому выпала добрая участь. Предавались они всем радостям, что даны человеку в этой жизни, кому что приходилось по душе. Цари и воины сражались и наслаждались победами, и обладали прекрасными женщинами, и вкушали яства. Мудрецы изучали древние свитки, и читали молитвы, и составляли законы, разумные и справедливые. Были там и поэты, которые слагали песни, равным которых не было доселе. Там же пребывали и простые люди, наделённые своей долей – в окружении любимых жён и многочисленного потомства, и в этом была их радость. Даже малые дети там были – они бегали по золотым полам и играли, и все они были счастливы.

И чёрные тени сновали по чертогам. Подносили они пирующим кубки, вожделеющим приводили женщин, мудрым шептали слова мудрости, а восторженному вливали в уста вдохновение, и даже играли с детьми. Каждому давалось всё, что он желал, и даже сверх того.

Но временами одна из чёрных теней касалась устами самого счастливого человека, и выпивала из него что-то.

Тогда человек, как бы проснувшись, обводил глазами чертоги, и в глазах его была пустота. Он хватался за блюда с яствами, и пробовал, и плевал. Пытался он обнимать женщин, и тут же отступал от них с отвращением. Пробовал он читать, и бросал свитки в огонь. И в конце, обхватив голову руками, шёл в самый дальний, самый тёмный конец чертогов, и ложился лицом к стене.

- Это духи Зла, - сказал Первый Ум, - они питаются радостью человеческой. Поэтому они дают людям все блага, сколько их ни есть, а когда человек наполняется радостью, они её выпивают из его души. Тогда всё становится ему отвратительно – наслаждения, власть, мудрость, ни в чём не находит он утешения.

Мудрец отвернулся от этого зрелища и попросил, чтобы ему скорее показали силы Добра.

- Хорошо, - сказал Первый Ум, - ты увидишь мир добрых ангелов и действие их.

И увидел мудрец пустыню, раскалённую от зноя и в то же время выстуженную лютой стужей – как так могло быть, он не понимал, но чувствовал это, и было это ужасно. В пустыне сидели люди, различить которых было невозможно – ибо все они были измождены до последних пределов, в обгоревших лохмотьях, с белыми от страдания лицами. И каждый из них мучил другого, и был мучим сам. Кто-то бил и пытал, кто-то калечил, иные насиловали, а остальные произносили гнусные хулы друг на друга. Кроме того, их окружали дикие звери, такие же тощие и измождённые, подобные гиенам, с гнусными пастями, которые истязали несчастных, пожирая их заживо, отдирая мясо от костей и вырывая внутренности. Некоторые из них стояли в отдалении и истязали сами себя плетьми и скорпионами, и подставляли свои тела зверям – на таких смотрели со страхом и почтением.

И белые тени сновали по пустыне. Они влагали в руки несчастных бичи и тернии, и наущали хульным речам, и натравливали гнусных зверей.

Но временами одна из белых теней касалась устами самого несчастного страдальца, и выпивала из него что-то.

Тогда человек, как бы проснувшись, обводил глазами пустыню, и в глазах его была пустота. На лице его расплывалась блаженная улыбка, какая бывает у того, кто избавлен от тяжести. И он целовал свои раны, и раны ближних, и сам бросался под бичи, и призывал зверей, чтобы они съели его.

- Это духи Добра, - сказал Первый Ум, - они питаются человеческим страданием. Поэтому они истязают и мучают людей, как только могут, и учат людей мучить друг друга, а когда человек наполняется страданием, они его выпивают из души. Тогда всё становится ему легко – муки, пытки, и даже самая смерть.

Мудрец отвернулся от этого зрелища и попросил, чтобы Первый Ум лишил его памяти, потому что он больше ничего не хочет знать про Добро и Зло, раз и то и другое одинаково мерзко и враждебно людям.

- Подожди, - сказал Первый Ум. - На самом деле ты ничего не узнал о подлинном Добре. Ты видел лишь две разновидности зла, и нет ничего удивительного, что одна из них величает себя Добром – ведь в существо зла входит обман. И нет ничего удивительного, что Зло разделено в себе и соперничает за людей, ибо ангелы кормятся противоположным. Задумайся лучше вот над чем: откуда в людях берётся то, что выпивают из них ангелы?

- Это посылается Творцом, - сказал мудрец, вспомнив всё, что знал. - Ибо сама по себе радость и страдание – лишь формы движения Силы в душе человека, а Сила исходит от Творца.

- Да, - сказал Первый Ум. - Значит, ангелы пьют то, что дал людям Творец. Тем они и живут, оба воинства, что крадут не принадлежащее им. Творец же, глядя на то, как люди кормят собой ангелов, лишает их силы, чтобы не потворствовать злу. Поэтому всякий, кто кормит собой ангелов – тем или иным способом – в конце концов лишается милости Творца и сил от Него.

- Тогда, - спросил мудрец, - не следует ни радоваться, ни страдать? Так учат некоторые мудрецы, но я не верил им. Теперь я вижу, что они правы, ибо радость и страдание кормят ангелов.

- Нет, - сказал Первый Ум. – Все движения силы в душе естественны. Не нужно только кормить ангелов. Это в силах человеческих.

Тут мудрец попытался спросить, как же это возможно, но тут огромная стая чёрных и белых теней окружила его, и чёрные запечатали его слух, а светлые заградили уста, так что мудрец не смог ни спросить, ни услышать ответ.

)(
с митинга

Герой, гений, звезда

Герой, в классическом смысле – это человек, чьи gestae, «подвиги и деяния», его не просто украшают, а составляют с ним одно целое. Они – органическая часть его жизни, пусть и лучшая, но именно часть. Жизнь героя – цельная. Извлечь подвиги и оставить «всякую бытовуху» нельзя: одно связано с другим, и эта связь очевидна. Наполеон, великий полководец, и Наполеон, муж Жозефины де Богарнэ – это один и тот же Наполеон, целиковый.

Поэтому герою хочется подражать. Хочется БЫТЬ героем, «Великим Человеком». Поклонник Наполеона мечтал бы сам стать Наполеоном, ну или хотя бы «приблизиться к тому». И даже Эльба и о. Святой Елены в конце пути его не остановили бы. Тем паче Жозефина, пусть и немытая – варум нихт.

Гений, в современном смысле, от своей гениальности и её плодов отчуждён. То есть он соотносится со своими творениями примерно как блюдо – с едой, которая на ней лежит. Конечно, какая-то связь имеется: размер блюда, например, имеет значение – целого гуся на тарелочку не положишь. Но тут важно что: сам гусь, конечно, вкусный, а измазанная жиром посудина отвратительна даже на вид. Причём чем крупнее и жирнее гусь, тем гаже выглядит измазанная тарелка. Есть, конечно, специальные люди, «биографы», которые изучают пятна подгоревшего жира и остатки соуса – но нормальный человек этим интересоваться не будет, «фи». Он вкусного гусика скушает, а грязная тарелка – пусть её унесут.

Гению подражать не хочется. Его хочется изучать на расстоянии, желательно в резиновых перчатках. Кафка, конечно, великий писатель, но ценитель его творчества, цитирующий страницами «Замок» или «Процесс», ни за что на свете не захотел бы прожить жизнь Кафки. «Бррр».

Скверно получается, когда к «гению» начинают относиться как к «герою». Розанов, к примеру, связался с бывшей любовницей Достоевского, которая успешно испортила ему жизнь.

Ах, да. В двадцатом веке появилось ещё одно явление из того же ряда – «звезда». В смысле – кино, рок и даже порно. В каком-то смысле это возвращение к образу героя: биография звезды слита с её, так сказать, продукцией (ну, бывает что и творчеством, не будем тут устанавливать ценностей незыблемую скалу). При более пристальном взгляде мы обнаруживаем всё того же гусика, только уже не на тарелке, а на медиа-шампуре. Если для героя его деяния – часть биографии, то у «звезды» её жизнь, душа, и даже тело – часть производимого ей (тут два значения: «из себя» и «посредством») «контента». «Всё идёт в переработку».

Тут важно что. Главного свойства великого человека – то есть величия духа – у «звезды» нет. Это подчёркивается специально, что нет. При этом биография может быть блестящей или ужасной – а чаще и то и другое вместе – но отсутствие этого самого величия там очень демонстративно.

Поэтому «звезда» вызывает одновременно и дикий интерес, и жалость, и неприятие. Хотела ли бы какая-нибудь трепетная барышня БЫТЬ Мерилин Монро? С одной стороны – ну разумеется, да, с другой – столь же решительно нет. Если Наполеон велик и на о. Святой Елены, то Монро… Деньги. Но не счсастье. Но мировая слава. Но минеты осветителям. Джон Кеннеди, да. Но нембутал. Получается «когнитивный диссонанс», который, собственно, и торкает.

ДОВЕСОК. uzn красиво повернул тему вот так:
Звезда - это товар.
Гений - мастерская; в мастерской обычно неприятно долго находиться или, тем более, жить.
Герой - оружие, боевая машина. Естественно, в нём всё целесообразно, как в красивом хищнике.

Пожалуй, да.

)(