Константин Крылов (krylov) wrote,
Константин Крылов
krylov

This journal has been placed in memorial status. New entries cannot be posted to it.

Category:

Мёртвая Смерть: Веллер | Юрьев день | пятиугольники

Сегодня снилось мне много и разного.

Сначала почему-то приблазился Михаил Веллер, который читал отрывки из своей новой книжки «После света». Проснувшись, я записал на диктофон такие фразочки:

«Душа есть пена, пузырьки которой полны воздухом иного мира. В течении жизни пена оседает, пузырьки лопаются и воздухи мешаются. Мы дышим смрадом чужих надежд и мечтаний».

«Что до разума, это свистулька, в которую свищут бесы, заглушая шёпот» (не помню уж чего - видимо, чего-то хорошего).

Проснувшись, записав запомнившееся на диктофон и поплотнее упаковавшись в одеяло, я лёг досыпать. И к утру увидел другой сон, несколько более благодатный.

А именно. Мне приснилась, судя по всему, православная Россия, мечта фофудьеносцев. Впрочем, нет – на мечту этих товарищей она была не очень похожа (знаем мы их грёзы). Это же было вполне интересное местечко, хотя и своеобычное.

Дело происходило девятого декабря, в Юрьев день, который в «той России» (я это откуда-то знал) считался народным праздником, днём Освобождения. То ли в честь крестьянского выхода, то ли подразумевалось ещё что-то более новое и политическое, о чём я, видимо, был не в курсе.

Во сне я шёл по перекрытой автомагистрали, заполненной народом – день был нерабочий, «для гуляния». На улице торговали, помню кружки с чем-то горячим, дымящимся. Ещё была огромная кофеварка на колёсиках, её тянул по улице пони, украшенный ленточками со славянскими буквами. Однако ж на перетяжке, которая висела поперёк улицы, было написано «LET MY PEOPLE GО!»

По обочинам стояли проповедники – кто в рясах, кто в каких-то белых одеждах, кто – вообще одетый «по-мирскому». Около них собирались люди, послушать, и, видимо, дать денег (вроде бы помню какие-то шапки в руках, но тут могу и приврать).

Зато речи у меня в памяти более-менее остались, во всяком случае общий смысл.

Один проповедник, с тонким лицом и тонкими руками, на хорошем литературном языке излагал такую теорию, что таланты и способности даны человеку Богом, и если он «свой год» (это выражение я запомнил) их плохо использует или эксплуатирует не в добрых целях, то в «Юрьев день души» эти способности человека покинут, «как некогда покидали божьи дары клипмейкеров и имиджмейкеров». Вокруг товарища стояла в основном «творческая интеллигенция» потёртого и беспонтового вида и внимала ему с явным одобрением.

Возле другого проповедника, одетого во что-то вроде чёрной рясы и камуфла, тоже стояли люди, но вроде как поменьше. Я подошёл и услышал рассуждение о том, что разумный христианин в Юрьев день должен покинуть злого хозяина – то есть дьявола – и перейти к доброму хозяину, который за хорошую работу отпускает на свободу. Потом кто-то из слушающих начал с ним спорить (ему не понравилась метафора) и я ушёл.

Ещё был проповедник (не помню его внешность совершенно), который рассуждал о том, что истинное освобождение – это освобождение от врагов, и что день-то Юрьев, а Юрий – это Георгий Победоносец, который поразил дракона, то есть, как он политкорректно выразился, «хасидов». Не помню, многие ли товарища слушали, но в кутузку его никто не волок.

Также помню тётку в пальто, тоже проповедовавшую: она возмущалась «хамским обычаем» разводиться и уходить от родителей именно на Юрьев (дескать, для того, чтобы сохранить хорошие отношения с бывшим супругом и родителями). «Нельзя же, это светлый праздник!» - возмущалась тётка. Какая-то сикилявка в очень широких штанах с ней заспорила, приводя аргумент, что, дескать, если на весеннего Юрия «можно» (не помню, чего уж было «можно» на весеннего Юрия, но явно имелось в виду что-то не вполне приличное), то почему на осеннего «нельзя». Эту тему я то ли не понял, то ли плохо запомнил.

Дальше народ стал собираться в колонну, а я провалился в другой сон, из которого помню только одну, но очень странную штуку: плоский пол, покрытый пятиугольными плитками. Даже во сне я помнил, что покрыть плоскость пятиугольниками нельзя. Мне нужно было пройти по этому полу, но я понимал, что тут какая-то засада и лучше на него не наступать. В конце концов я всё-таки сделал шаг вперёд и тут же проснулся.

)(
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 29 comments