March 28th, 2010

с митинга

Разделяться или всё-таки погодить? О судьбах Родины

В контексте обсуждения широпаевского «Национал-демократического альянса» Наташа Холмогорова весьма удачно сформулировала нашу позицию (в смысле – позицию большинства РОДовцев и людей того же примерно направления) на разговоры системы «а давайте разрежемся на маленькие кусочки».

Не буду даже говорить о технической осуществимости проекта «нацдемов» или о том, насколько он соответствует желанию народа (на которое, вроде бы, должны ориентироваться демократы). Но, главное, непонятен его смысл. Что изменится к лучшему от того, что на месте большой Эрефии возникнет 10 или 15 маленьких, разделенных государственными границами?
Граждане сильно потеряют в свободах, прежде всего в свободе передвижения. Мобильность русских, уже сейчас сильно затрудненная, но только по деньгам, станет крайне затруднена еще и юридически. Чтобы навестить родителей в деревне или съездить «Москву посмотреть», надо будет получать визу; чтобы переехать в другой город и найти там работу – еще и грин-карту. Поступление абитуриента из региона в московский или питерский вуз сравняется по сложности с нынешним поступлением в вуз парижский или лондонский. Сильно ограничена окажется свобода предпринимательства: продажа продуктов в соседний регион превратится в импорт-экспорт – с прохождением через таможню и с соответствующими накрутками. И т.д.
Что же до объектов федерального назначения и подчинения – энергетических, военных, научных – то их начнут усердно делить, и в результате большая часть этих активов окажется разворована, продана или просто уничтожена, как мы уже видели при распаде СССР.
При этом, поскольку власть, скорее всего, останется той же (а откуда возьмется другая?) – то ничто не помешает региональным властям создать в каждом регионе свою маленькую «москву», которая будет, как встарь, грабить весь регион и тянуть из него соки. Кроме того, многие крупные и доходные предприятия окажутся в руках «иностранных граждан» - и придется либо их экспроприировать и национализировать (что противоречит демократическим свободам), либо мириться с тем, что доходы от них по-прежнему уходят в Москву, а то и вообще в Чечню.
Можно сказать, что, мол, это разделение России предполагается чисто декоративным, «для равноправия» - что все эти республики тут же объединятся в единую Федерацию на новых, справедливых и равных основаниях. Но ведь мы уже видели аналогичный случай. Советские республики тоже создавались как декоративные, «для равноправия» - однако результат получился совсем иной.

Что же делать? На мой взгляд, есть четыре реальные проблемы, к которым нужно адресоваться:
1. Перенаправление бюджетных потоков. Сейчас огромная доля ценностей, производимых в регионах, отправляется в Москву. Это нетерпимо – большая часть регионального бюджета должна оставаться в регионе. Депрессивным регионам необходимы специальные бюджетные вливания и программы реабилитации.
2. Фактическое отсутствие местного самоуправления. Губернаторы назначаются из Москвы; местные законодательные органы ничего не решают. Это также нужно изменить, либо перераспределив полномочия, либо вернув выборы губернаторов.
3. Затрудненная мобильность граждан и слабость параллельных, не «через Москву», связей между регионами.
4. Странное положение национальных республик, у которых имеются президенты, конституции, свои представительства в других регионах и т.д. – и пораженность в правах по сравнению с ними регионов с преимущественно русским населением.
Чтобы выработать конкретную программу решения этих проблем, нужно быть специалистом, владеющим соответствующими темами и цифрами. Кроме того, по-видимому, программа для каждого региона должна быть своей – регионы очень разные, нельзя их все стричь под одну гребенку – и в разработке соответствующих программ должны принимать активное участие сами представители регионов. Кстати, много ли регионов было представлено на съезде «регионалистов»?


Ниже она же пишет, как мы сами относимся к регионализму практически – ну, в своей собственной деятельности. Ну, так и есть. Мы сами - вполне практические регионалисты, да.

Я бы только добавил кое-что для ясности.

С моей точки зрения, постоянно навязываемая нам идея «или русские будут терпеть мучения и издевательства от неруси и начальства, или Россия распадётся на маленькие кусочки» является типичным начальским разводиловом. На него стоит отвечать даже не «хорошо, пусть Россия распадётся» (начальским того и надо), а – «это у вас Россия распадётся, а у нас нет».

При этом я вполне допускаю, что в конце концов «федерашку», выдоив её насухо, разрежут-таки на мясо. Это вполне реальная перспектива, причём сделает это всё то же самое наше начальство, и наши охранители, которые сейчас пускают пену на тему «русские, терпите, или Россия развалится», будут доказывать, что терпели плохо, размножались недостаточно, и лучше теперь отдать Калининград, Сибирь и Дальний Восток самим, чем ждать чего-то ещё более страшного. Это будут говорить те же люди и с тем же искренним пылом, я гарантирую это.

Что касается русских националистов, для нас разрушение России – крайне нежелательный сценарий, хуже которого только сохранение существующего положения дел. Так, разумеется, нынешняя антифедерация, с нацреспубликами и абсолютным бесправием русских территорий (бесправных именно в качестве русских территорий, замечу я) – хуже всякого распада. Один вампирский Кавказ способен высосать любое количество денег досуха, «чего уж там говорить об остальном».

И о позитивной программе. Что я сам думаю – я уже писал год назад. Пока причин для пересмотра картинки не видно.

)(
с митинга

Бандерложеское

Читаю тут изложение событий, совершившихся на очередном съезде «Солидарности». Где Давидес одержал страшную победу над Жаворонковым, били баб, кто-то тайно показывал хер, кто-то боролся с членом Путина, ну а визгу и вони напустили на весь тырнет.



Теперь некое рассуждение на тему, уж извините, такой случай выдался порассуждать.

Когда какой-нибудь начальник (или начальский) ругательски ругает «всякие эти ваши свободы» и уверенно говорит, что реального демократического процесса в стране допускать нельзя, потому что начнётся шабаш ведьм, я его на самом деле понимаю. У него есть серьёзнейшие основания так считать.

Потому что если людям того типа, который этот самый начальник представляет, то есть которые сейчас рулят или рвутся к рулю, дать хоть немного свобод, они устроят именно что шабаш ведьм. Будут бегать бандерлогами по ветвям, верещать, мазать друг друга калом словесным и не очень, таскать тёток за сиськи, показывать друг другу срамные уды, и, в общем, творить всё то, что творилось на съезде «Солидарности».

Эти приматы могут существовать только в двух режимах. Или над ними нужно анально доминировать, давить и прессовать, никакого либеральничанья не допускать, высказываться давать только под дулом пистолета и так далее. Такое обращение они понимают, слушаются и начинают крутиться винтиками и гордо блестеть резьбой. Или же – дать им свободу. И тогда они поскачут по веткам и будут срать друг другу на головы.

Переключение между режимами у них происходит очень быстро. Есть начальник с анальными карами – они строятся в шеренгу. Нет начальника или он слабоват – начинается калометание.

Поэтому не стоит удивляться, что вчерашние чиновники, проигравшие аппаратно и вышвырнутые в оппозицию, тут же начинают вести себя как пьяные мартышки. Не нужно удивляться и тому, что либерастые мальчугашки с глазами кроликов, вот буквально только что блажившие про «феесбешных стукачей» и «путинских палачей», в случае малейшей возможности юркают в строй этих самых палачей и тут же пристраиваются образцово-показательными гаечками-шурупчиками того самого пресса, который они призывали сломать. У них всё так. Или «ала-ала шахсей-вахсей», или «слушаюсьвашбродь».

И если бы все дорогие россияне имели такое унутреннее устройство, то следовало бы и в самом деле поклониться сапогу и целовать кнут, потому что таким подлым народцем можно править только живодёрскими методами.

Однако такими свойствами отличаются не все, и даже не большинство. Например, у тех же националистов очень много всяких проблем, в том числе и организационных. Но вот как стадо макак или как делегаты съезда «Солидарности» они себя не вели даже в худшие времена. Нет, даже не так – пытались иногда, это было. Но получалось угрюмо и невыразительно, на троечку. Чтобы достичь уровня естественного самовыражения Давидеса, Доброхотова и прочих прекрасных людей, даже самым шакалистым нацтусовщикам как до Гонолулу креветкою.

Ну а теперь вопрос. Почему бандерлоги не сливаются в говно, где им и место, а всё прыгают и прыгают?

Ответов тут три.

Первый и самый простой – потому что это нужно дядечкам сверху. Которые бандерлогов понимают, ибо сами таковы. Которые умеют ими управлять, знают, когда и как кинуть банан, а когда и построить. И они строятся. Разумеется, властные дядечки предпочитают терпеть (а то и подкармливать) людей, которые на них самих похожи. Понятный, привычный ресурс.

Причина вторая, менее тривиальная. Бандерлоги имеют перед людьми одно преимущество. Они отличные скандалисты. То есть умеют и любят конфликтовать. Им нравится кидаться какашками, они обожают интриги и заговоры, у них расцветают писюны от скандалов и скандальчиков. При этом большинство русских людей воспринмиает любой конфликт как что-то тяжёлое и неприятное. Никакого кайфа они от этого не получают и стараются закончить конфликт как можно скорее, чаще всего «просто уйти» от скандалиста. Скандалист же воспринимает уход противников как свою победу (и небезосновательно: кто убежал, тот проиграл) и страшно раздувается. Поэтому любая мелкая вонькая тварь, ЛЮБЯЩАЯ КУСАТЬСЯ, всегда победит сильного и доброго человека, который кусаться не любит. Человек «плюнет и уйдёт», а тварь получит всё, чего хотела.

Этого у нас многие, увы, не понимают – что конфликтовать надо УМЕТЬ, и, более того, ЛЮБИТЬ это дело. Не депрессовать из-за того, что ты с кем-то поссорился, а наслаждаться этим.

И третье, связанное со вторым: профессиональные скандалисты легко идут на мировую. Две обезьянки поцарапали и покусали друг друга, а назаватра они уже нюхают друг у друга под хвостиками, ищутся под мышками, и, глядишь, уже и образуют какую-нибудь «коалицию». Послезавтра они снова посрутся, но это ничему не мешает. У нас же люди если расходятся, то навсегда или хотя бы очень надолго. Потому что нюхать друг у друга под хвостиками люди считают ниже своего достоинства, а ДОСТОЙНЫХ процедур примирения в нашей культуре не существует. В результате вонькая мартышка Давидес всегда снюхается с не менее воньким, скажем, Доброхотовым, даже если оба отчаянно раскакашатся из-за гнилого ореха. А вот два человека, на чём-то разошедшиеся, будут до конца жизни ходить «иван-иванычем» и «иван-никифоровичем». Поодиночке. И каждого из них закидает какашками и загрызёт стая мартышек-давидесов, которые, учуяв жертву, всегда СВОНЯЮТСЯ подмышками и подхвостными железами, которые тут же начинают вырабатывать сигнальный запашок: «вот жертва, надо напасть и загрызть, еды хватит на всех». И верещащий ком мартышек бросается на одинокого «иван-иваныча» и загрызает его до смерти.

И, честно говоря, это говорит не в пользу людей. Мартышки тут имеют явное преимущество. Причём не стоит и надеяться обойти их на запашке: люди не умеют СВАНИВАТЬСЯ. У нас нет пахучих подхвостных желез, и я не уверен, что ими надо обзаводиться. Но у людей вроде как есть мозги, и их желательно использовать.

…Ну а зрелище бандерложьей стаи, мечущей какашки, показывающей писи и верещащей «до заложения ушей», конечно, доставляет. Чего уж.

ДОВЕСОК. А вот и иллюстрация. Далеко не самая выразительная, впрочем.



)(