August 31st, 2010

с митинга

так, вспомнилось

В какой-то интернетной дискуссии я наткнулся на обсуждение невиданных доходов, которые церковь получает от церковных свечей. Дескать, свечка стоит копейки, а продаётся за весомые рубли, «и это всё чрезвычайно безнравственно».

Полезно, однако, сравнить это дело с прогрессивным европейским опытом. Так, в католических храмах Европы – включая Италию - весьма распространены свечи электрические, то есть палочки с лампочками, нечто вроде того, что в СССР вешали на ёлку. Можно опустить пол-евро в специальную щель и лампочка загорается – как мне говорили, на час.

И никакой тебе амортизации, копоти, коробок с огарками.

Что-то меня, однако, в такой экономии несколько смущает.

) а теперь спать! (
с митинга

"Кто вы такие, вас здесь не ждут" (с)

Тут меня спрашивают – а пойдёшь ли ты, Константин Анатольевич, на площадь? Сегодня, как-никак, 31-е, и свободу собраний ты котируешь. И даже ходил, а на прошлое мероприятие «ваши» ходили.

Так вот: не пойду.

И не потому, что разочаровался в самой идее. Идея-то хорошая. Но вот один из активистов и организаторов мероприятия, г-н Роман Доброхотов, нам сообщает, что, оказывается, наш приход – это «провокация», и он намерен сдавать в ментовку русских националистов, принимающих участие в акциях «Стратегии-31». И его никто не поправил, заметим.

Впрочем, Роман – всё-таки мелкая сошка. Но уже и прецеденты были. Когда Владимир Ермолаев попытался выступить на «химкинско-лесном» митинге на Пушкинской, организаторы митинга его стащили с трибуны и обратились в эту самую ментовку с просьбой его повязать. Заодно приватизировали мегафон, пришлось отбивать вещь. А люди были, в общем, те же.

Шли и другие сигналы. «Вам здесь не тут, кто вы такие, вас здесь не ждут».

Так вот. Я всеми руками за свободу собраний. Но на собрания, где одни участники сдают других в ментовку, не за какие-нибудь нехорошие вещи, а за цвет кожи форму рожи идеологическую некошерность, я ходить не буду. И другим русским активистам не посоветую, уж извините.

А так - буду сочувствовать. Но помочь не смогу. "Сами отказались".

Мне очень жаль. Причём не себя.

)(
с митинга

"Даймон"

Читать биографии великих интересно именно потому, что причина величия – «дар», «талант», «гений» – непостижима. Это всегда ИНТРОЕКТ, то есть нечто внешнее по отношению к самому человеку, иногда очень далёкое («даймон» или «муза»), иногда рядо- (а то и ниже-) положное самому человеку, но никогда не смешивающееся с «человеческим», с «психикой». Всё, что мы можем наблюдать – это разного рода деформации психики под действием «дара», который на неё давит.

Иногда, впрочем, плёнка, разделяющая человека и даймона, истончается, и «гений» начинает проникать непосредственно в душу, отравляя её – как змеиный яд, попавший в кровь самой же змеи. Кончается это обычно ранней смертью или безумием, как у Гёльдерлина и Ницше.

Хотя – можно себе вообразить достаточно стойкого человека, который смог бы переварить собственное дарование, УСВОИТЬ его.

Получился бы, наверное, уберменш. Явления которого с таким сладким ужасом вожделели декаденты.

)(
с митинга

Рекламно-просветительское